Владимир Атопов: «Меня никогда не спрашивали о моих желаниях»

Званий и наград у коренного волгоградца Владимира Ивановича Атопова столько, что их перечень полстраницы займет. Профессор и президент, депутат и делегат, кавалер орденов и медалей… В 2003 году «за заслуги в области общественной и государственной деятельности, укрепление мира, большой вклад в развитие науки,культуры и производства…» ему было присвоено звание «Почетный гражданин города-героя Волгограда». Города, мэром которого он пробыл с 1974-го по 1986 год.

– Сейчас мэров выбирают, а как вы им стали?

– В приказном порядке. Меня вообще по жизни почти никогда не спрашивали о моих желаниях. Окончил институт по специальности «Технология машиностроения», получил направление на строительство 1-го шлюза Волго-Донского канала. А в 1953-м однокашник позвал работать в сельхозинститут, где мне все понравилось. Научной работе, правда, сильно мешала должность секретаря парткома, но успевал, диссертацию защитил. В конце 60-х вечером звонят из обкома: вам надо лететь в Москву – выдвигаетесь на должность ректора института инженеров городского хозяйства. А уже на следующий год стал депутатом Верховного Совета РСФСР.

– Стремительно.

– В 74-м снова звонок из обкома партии: зайдите в отдел кадров. После чего услышал – вы перемещаетесь по должности. Уходить не хотелось. В институте у меня все на ходу, материально-техническую базу создаем, наукой занимаемся. Кстати, когда ректором назначили, увидел в платежной ведомости свою зарплату – 500 рублей – за голову схватился. Сумасшедшие деньги. Как у первого секретаря обкома. Председатель горисполкома и половины не получал. Но денежный вопрос для меня никогда приоритетным не был, главное – масштаб задач.

– За что же вас так продвигали?

Сверху виднее. Не последнюю роль сыграла история с моей телеграммой Алексею Николаевичу Косыгину, тогдашнему председателю Совета Министров СССР, премьер-министру страны по-нынешнему. С самого начала работы ректором в горхозе понял, что без строительства новых корпусов на новый уровень институт не поднять. После походов по министерствам и ведомствам пробил начало строительства, но финансирование закончилось быстро. И тогда послал телеграмму Косыгину. Институт, де, в тяжелом состоянии дел, обрушение зданий угрожает жизни сотрудников. Ни слова о деньгах, а попросил принять для доклада по этому вопросу. Денег все просят. Если бы я сделал то же самое, вряд ли заметили. Через пару дней уже все завертелось. А потом из Москвы позвонили: Алексей Николаевич спрашивает, вы все еще настаиваете на приеме? Да что вы! Спасибо.

– С чего начали в должности председателя горисполкома?

– Связался со всеми городскими службами, чтобы написали, какие у них проблемы, какими видят пути их решения. Перечитал, понял, что речь идет преимущественно о том, где какие заплатки нужны. Нет видения, как решить проблему в комплексе. Народному архитектору Вадиму Ефимовичу Масляеву поручил разработать генеральный план развития города. Прежде ведь главным был принцип линейно-группового расселения, поскольку промышленность имела абсолютный приоритет. Моей заботой было обеспечение баланса в развитии города.

– Какие задачи стали важнейшими?

– Пробок тогда на наших дорогах и в помине не было, но ученые, специалисты просчитали динамику развития города с учетом его специфики. Поэтому ключевыми стали строительство третьей продольной и метро. Но глава Госплана СССР Николай Константинович Байбаков объяснил, что вопросы строительства метро решаются на уровне Политбюро, даже самими Брежневым, приоритет – столицам союзных республик. А значит, дело заглохнет. Тогда я предложил идею скоростного трамвая с подземными станциями в центральной части города, которую он поддержал. Равно как и создание третьей продольной. После «торга» с союзными чиновниками она, правда, усохла с шести полос до трех, но все же получила право на жизнь. А вот рокадную дорогу Байбаков зарубил: представь, что в городе будет твориться, если сразу все стройки запустить. Ни техники не хватит на все, ни людей. А в городе такой хаос будет твориться, что тебя больше не выберут. Так с тех пор эта рокадная дорога из плана в план и кочует. Правда, сейчас занялись берегоукрепительными работами, может, это станет первым шагом…

– В семидесятые–восьмидесятые годы велось масштабное строительство, город регулярно получал переходящее Красное знамя как победитель всесоюзного соревнования… Как нам вернуться на прежние высоты?

– Во все времена денег на все не хватало, и не только в Волгограде ситуация непростая. А начинать надо с выработки концепции развития города, которой у нас с начала перестройки не было. Нужно создать прообраз будущего Волгограда и стремиться к нему. Однозначно, что для развития города надо переходить на левый берег. Первый президент Франции генерал Шарль де Голль приезжал к нам в 1966-м. Увидев ГЭС, Волго-Донской канал, заново отстроенный город-герой, он сказал: «Это вторая победа Сталинграда». В 21-м веке Волгограду предстоит совершить преобразования, соизмеримые по масштабу и значению с победами в 20-м веке. Надеюсь, монография «Третья победа Сталинграда: стратегический прорыв 21-го века» , подготовленная мной в соавторстве с коллегами, будет при этом востребована.

DNG