Владимир Путин: «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России»

Мир меняется. В условиях мировых потрясений всегда есть соблазн решить свои проблемы за чужой счет, путем силового давления. Не случайно уже сегодня раздаются голоса, что, мол, национальный суверенитет не должен распространяться на ресурсы глобального значения. Вот таких, даже гипотетических возможностей в отношении России быть не должно. Это значит, мы никого не должны вводить в искушение своей слабостью.

Именно поэтому мы ни при каких условиях не откажемся от потенциала стратегического сдерживания и будем его укреплять. Очевидно, мы не сможем укреплять наши международные позиции, развивать экономику, демократические институты, если будем не в состоянии защитить Россию. Если не просчитаем риски возможных конфликтов, не обеспечим военно-технологическую независимость и не подготовим достойный, адекватный военный ответ в качестве крайней меры реагирования на те или иные вызовы.
Мы приняли и реализуем беспрецедентные программы развития Вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного комплекса России. В общей сложности в предстоящее десятилетие на эти цели выделяется порядка 23 триллионов рублей.
Речь не идет о милитаризации российского бюджета. По сути, средства, которые мы выделяем, – это «плата по счетам» за те годы, когда армия и флот хронически недофинансировались, когда практически не осуществлялись поставки новых видов вооружений. В то время как другие страны последовательно наращивали свои «военные мускулы».
«Умная» оборона от новых угроз
Нам необходимы механизмы реагирования не только на уже существующие опасности. Нужно научиться «смотреть за горизонт», оценивать характер угроз на 30-50 лет вперед… Что же готовит нам «век грядущий»?.. Нужно учитывать, что научно-технический прогресс в самых разных областях, начиная от появления новых образцов вооружений и военной техники и заканчивая информационно-коммуникационными технологиями, привел к качественному изменению характера вооруженной борьбы. Так, по мере массового принятия на вооружение высокоточных неядерных средств большого радиуса действия все более четко будет проявляться тенденция закрепления за ними роли оружия решительной победы над противником. Большое, если не решающее, значение… будут иметь военные возможности стран в космическом пространстве, в сфере информационного противоборства, в первую очередь в киберпространстве. А в более отдаленной перспективе – создание оружия на новых физических принципах (лучевого, геофизического, волнового, генного, психофизического и др.)... 
На наших глазах вспыхивают все новые региональные и локальные войны. Возникают зоны нестабильности и искусственно подогреваемого, управляемого хаоса. Причем прослеживаются целенаправленные попытки спровоцировать такие конфликты в непосредственной близости от границ России и наших союзников… Россия в этих условиях не может полагаться только на дипломатические и экономические методы снятия противоречий и разрешения конфликтов. Перед нашей страной стоит задача развития военного потенциала в рамках стратегии сдерживания и на уровне оборонной достаточности. А Вооруженные силы, спецслужбы и другие силовые структуры должны быть подготовлены к быстрому и эффективному реагированию на новые вызовы… Важнейшим приоритетом государственной политики России на перспективу останутся вопросы обеспечения динамичного развития Вооруженных сил, атомной и космической промышленности, ОПК, военного образования, фундаментальной военной науки и прикладных исследовательских программ.
Армия сберегла Россию
Распад единой страны, экономические и социальные потрясения 90-х годов ударили по всем государственным институтам. Через тяжелейшие испытания прошла и наша армия…. Мы должны всегда помнить, чем обязана страна солдатам и офицерам, которые в тяжелейшие 90-е годы, несмотря ни на что, сохранили армию, обеспечили в критические моменты боеготовность частей. Если надо было, воевали. Теряли своих товарищей и побеждали. Так было на Северном Кавказе, в Таджикистане и других горячих точках. Эти люди сберегли Дух и Честь армии. Целостность и суверенитет России. Защитили безопасность наших граждан. Не позволили унизить и «списать» страну.
Однако за ошибки, допущенные при многочисленных, непоследовательных реформах, за которыми часто ничего не стояло, кроме механического сокращения, пришлось заплатить очень дорогую цену.
…Но опыт всех предыдущих лет доказывал, что потенциал развития прежней военной структуры, доставшейся нам от СССР, полностью исчерпан... Насыщать старую структуру людьми и техникой было бессмысленно: на это не хватило бы никаких ресурсов – ни финансовых, ни человеческих. Главное – она не отвечала не только перспективным, но и современным требованиям. Ничего не меняя, ограничиваясь постепенными и половинчатыми преобразованиями, мы могли рано или поздно окончательно утратить свой военный потенциал, потерять наши Вооруженные силы как дееспособный организм.
Выход был только один – строить Новую Армию. Армию современного типа – мобильную, находящуюся в состоянии постоянной боевой готовности. Это очень трудный процесс, затрагивающий десятки тысяч людей. С этим связаны неизбежные ошибки, обиды, претензии… Наша задача – видеть эти «проблемные точки» и корректировать те или иные решения. Выдерживая общую логику на системные преобразования Вооруженных сил.
Что уже сделано
Частей сокращенного состава в нашей армии больше не осталось. В Сухопутных войсках развернуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения, укомплектованные кадрами и техникой. Норматив их подъема по тревоге – один час. Переброска на потенциальный театр боевых действий – сутки. Почему в качестве основной тактической единицы выбрана именно бригада?.. Более компактная по численности, чем дивизия, новая бригада обладает большей ударной мощью. Значительно возросшими силами огневого поражения и обеспечения – артиллерии, ПВО, разведки, связи и т. д. Причем бригада способна действовать как автономно, так и в составе других соединений. 
Российская армия избавляется от всех несвойственных, вспомогательных функций – хозяйственных, бытовых и прочих. Отрыв от боевой учебы сведен к минимуму. Учитывая срок по призыву в 12 месяцев, это вообще единственный способ сделать из новобранца подготовленного бойца. Солдаты и офицеры должны заниматься своей прямой задачей – интенсивной боевой подготовкой и учебой.
Идет серьезная реформа военного образования. Формируется 10 крупных научно-учебных центров. Все эти учреждения встроены в жесткую вертикаль и в зависимости от прохождения службы дают офицерам возможность постоянно повышать свой профессиональный уровень.
Без серьезного развития военных исследований не может быть ни эффективной военной, ни военно-технической доктрины, не могут эффективно работать структуры Генерального штаба. Мы должны восстановить потерянные компетенции военных институтов, интегрировать их с развивающейся системой военного образования – так же, как в гражданском секторе экономики. Военная наука должна оказывать решающее влияние на формирование задач ОПК. А квалифицированные структуры закупок, подразделения Минобороны, отвечающие за военный заказ, – обеспечить эффективное формирование технических заданий на разработку, производство, планирование характеристик вооружения и военной техники.
Отмечу также, что органы управления в Вооруженных силах сокращены в два раза. Сформированы четыре укрупненных военных округа: Западный, Южный, Центральный и Восточный. Им под управление переданы силы ВВС, ПВО и флота. По сути, речь идет об оперативно-стратегических командованиях. С 1 декабря 2011 года на боевое дежурство в России заступил новый род войск – Войска воздушно-космической обороны.
В Военно-воздушных силах создано 7 крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой. Модернизируется аэродромная сеть. За последние 4 года – впервые за 20 лет – капитально отремонтировано 28 аэродромов. В текущем году планируются работы еще на 12 военных аэродромах.
Мы серьезно нарастили возможности системы предупреждения о ракетном нападении. Уже введены в строй станции слежения в Ленинградской и Калининградской областях, в Армавире, начаты испытания аналогичного объекта в Иркутске. Все бригады воздушно-космической обороны оснащены современным комплексом средств автоматизации «Универсал-1С». Развернута полная космическая группировка системы «ГЛОНАСС».
Обеспечена надежная устойчивость и достаточность наземной, морской и воздушной составляющей Стратегических ядерных сил России. Доля современных ракетных комплексов наземного базирования за последние четыре года уже возросла с 13 до 25 процентов. Будет продолжено переоснащение еще 10 ракетных полков стратегическими комплексами «Тополь-М» и «Ярс». В дальней авиации полностью сохранен парк стратегических ракетоносцев Ту-160 и Ту-95мс, идут работы по их модернизации. Для наших «стратегов» на вооружение принята новая крылатая ракета воздушного базирования большой дальности. С 2007 года на постоянной основе возобновлены полеты стратегической авиации в районах боевого патрулирования. Начинается разработка перспективного авиационного комплекса для дальней авиации.
На дежурство заступают подводные стратегические ракетоносцы нового проекта «Борей». Лодки такого класса – «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский» – уже проходят государственные испытания.
Наш флот возобновил свое присутствие в стратегических районах Мирового океана, в том числе в Средиземном море. Такая демонстрация «российского флага» теперь будет постоянной.
Задачи предстоящего десятилетия
Мы приступили к масштабному, комплексному перевооружению армии и флота, других силовых структур, обеспечивающих безопасность государства. Приоритеты здесь – это ядерные силы, воздушно-космическая оборона, системы связи, разведки и управления, радиоэлектронной борьбы, «беспилотники» и роботизированные ударные комплексы, современная транспортная авиация, системы индивидуальной защиты бойца на поле боя, высокоточное оружие и средства борьбы с ним.
ВВС получат более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения.
Время требует решительных шагов по укреплению единой системы воздушно-космической обороны страны. К этим действиям нас подталкивает политика США и НАТО в вопросе развертывания ПРО... Военно-технический ответ России на глобальную американскую ПРО и ее сегмент в Европе будет эффективным и ассиметричным. И будет полностью соответствовать шагам США в сфере ПРО.
Наша задача – возрождение в полном смысле «океанского» Военно-морского флота, прежде всего на Севере и на Дальнем Востоке. Активность, которую начали ведущие военные державы мира вокруг Арктики, ставит перед Россией задачу обеспечения наших интересов в этом регионе.
В предстоящее десятилетие в войска поступит более 400 современных межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, около 20 многоцелевых подводных лодок, более 50 боевых надводных кораблей, около 100 космических аппаратов военного назначения, более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, свыше тысячи вертолетов, 28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400, 38 дивизионных комплектов зенитно-ракетных комплексов «Витязь», 10 бригадных комплектов ракетного комплекса «Искандер-М», свыше 2 тысяч 300 современных танков, около 2 тысяч самоходных артиллерийских комплексов и орудий, а также более 17 тысяч единиц военной автомобильной техники.
В ближайшее десятилетие армия получит 28 полковых комплектов зенитно-ракетных систем С-400.
Сейчас на современную военную технику уже переведено более 250 частей и соединений, в том числе 30 авиационных эскадрилий. А к 2020 году доля новых образцов вооружений в войсках должна составлять не менее 70 процентов.
Социальное лицо армии
…Военнослужащие должны иметь полный пакет социальных гарантий, адекватный их огромной ответственности. Это услуги здравоохранения, система санаторно-курортного лечения, страховка, достойная пенсия и возможность трудоустройства после увольнения. И, конечно, денежное довольствие на уровне, а то и выше той зарплаты, которую получают квалифицированные специалисты и управленцы в ведущих отраслях экономики.
В 2007 году было принято решение по реформированию и существенному повышению денежного довольствия и военных пенсий… И вот с 1 января 2012 года мы сделали следующий шаг: денежное довольствие военнослужащих выросло практически в три раза. Вооруженные силы как работодатель становятся более чем конкурентоспособны… Пенсии всех военных пенсионеров, независимо от их ведомственной принадлежности, повышены с 1 января текущего года сразу в 1,6 раза. В дальнейшем «военные пенсии» будут ежегодно повышаться, причем не менее чем на два процента сверх уровня инфляции.
Кроме того, будет введен специальный образовательный сертификат, который позволит военнослужащему после увольнения получить образование или пройти переподготовку в любом учебном заведении страны.
Отдельно остановлюсь на жилищной проблеме. Долгие годы она вообще практически не решалась. Первым шагом в этом направлении стала Президентская программа «15+15», реализованная в 2006-2007 годах, когда военнослужащим было сразу дополнительно предоставлено еще порядка 20 тысяч квартир в тех регионах, где жилищная проблема была наиболее острой. А за 2008-2011 годы только для военнослужащих Минобороны было приобретено и построено уже порядка 140 тысяч квартир для постоянного проживания и 46 тысяч – служебных квартир. Никогда прежде такого не было… В 2012-2013 годах необходимо полностью обеспечить военнослужащих постоянным жильем. Кроме того, к 2014 году завершим формирование современного фонда служебного жилья. Таким образом, «вечный» квартирный вопрос военнослужащих будет решен.
Также до конца 2012 года в полном объеме обеспечим квартирами тех военнослужащих, которые в 90-е годы были уволены без жилья и стоят в муниципальных очередях. На сегодняшний день таких граждан – свыше 20 тысяч.
Военнослужащие, заключившие контракт после 2007 года, будут обеспечиваться жильем в плановом порядке, в рамках накопительно-ипотечной системы. Число ее участников превысило 180 тысяч человек, уже приобретено более 20 тысяч квартир.
Серьезные изменения предстоят в системе комплектования Вооруженных сил. Сейчас в армии по контракту служит 220 тысяч офицеров и 186 тысяч солдат и сержантов. Планируется, что в течение ближайших 5 лет ежегодно будет набираться еще по 50 тысяч контрактников, которые станут назначаться на должности сержантов, старшин, а также специалистов, работающих с боевой техникой.
Планируется, что уже к 2017 году при общей штатной численности Вооруженных сил в один миллион человек 700 тысяч будут составлять «профессионалы»: офицеры, курсанты военных вузов, сержанты и солдаты-контрактники. А к 2020 году число служащих по призыву сократится до 145 тысяч.
Логика преобразований со всей очевидностью свидетельствует о том, что наша цель – построение полностью профессиональной армии. Вместе с тем, и это надо четко понимать, профессиональная армия – это «дорогая» армия. Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу – это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны.
Но служба по призыву также должна качественно меняться. Это обязательное требование к военной реформе. Для поддержания дисциплины в воинских коллективах создается военная полиция. И, конечно, в воспитании военнослужащих, в защите их прав и интересов, в обеспечении здорового морального климата в частях должны активно участвовать общественные, ветеранские, религиозные и правозащитные организации.
И еще – мы понимаем, что нынешняя система призыва содержит большой элемент социального неравенства. По призыву главным образом идут служить ребята из небогатых, сельских или рабочих семей, тот, кто не поступил в вуз и не смог воспользоваться отсрочкой. Нам нужны шаги, которые бы значительно повысили престиж срочной службы. На деле превратили бы ее из «повинности» в «привилегию».
О новых требованиях к российскому оборонно-промышленному комплексу
…Мы должны прямо говорить и о накопившихся проблемах. Фактически отечественные оборонные центры и предприятия за последние 30 лет пропустили несколько циклов модернизации. За предстоящее десятилетие мы в полной мере должны наверстать это отставание... Ставка в перевооружении армии будет делаться на российский ОПК.
Нам предстоит решить сразу несколько взаимосвязанных задач. Это кратное увеличение поставок современного и нового поколения техники. Это формирование опережающего научно-технологического задела, разработка и освоение критических технологий для развития производства конкурентоспособной продукции военного назначения. И, наконец, это создание на новой технологической основе производств по выпуску перспективных образцов вооружения и военной техники. Строительство, реконструкция и техническое перевооружение научно-экспериментальной и стендовой базы.
…В этой связи – о такой «чувствительной» теме, как закупка военной техники за рубежом. Как показывает мировая практика, все ключевые поставщики глобального рынка вооружений, самые развитые в технологическом и индустриальном плане страны одновременно являются и покупателями отдельных систем, образцов, материалов и технологий. Это позволяет быстро решать неотложные задачи в сфере обороны и, прямо скажем, стимулировать национального производителя.
…Убежден, никакая «точечная» закупка военной техники и оборудования не может заменить нам производство собственных видов вооружений, а может служить лишь основой для получения технологий и знаний. Кстати, так уже было в истории. Напомню, что целое «семейство» отечественных танков 30-х годов ХХ века производилось на базе американских и английских машин. А затем, используя наработанный опыт, наши специалисты создали Т-34 – лучший танк Второй мировой войны.
Чтобы действительно повысить обороноспособность страны, нам нужна самая современная, лучшая в мире техника, а не «освоенные» миллиарды и триллионы. Недопустимо, чтобы армия стала рынком сбыта для морально устаревших образцов вооружений, технологий и НИОКРов, причем оплаченных за государственный счет.
…У оборонно-промышленного комплекса нет возможности спокойно догонять кого-то, мы должны совершить прорыв, стать ведущими изобретателями и производителями.
Достижение мирового технологического лидерства в области производства вооружений предполагает восстановление полного индустриального цикла от моделирования и проектирования до массового изготовления серийных изделий, обеспечения их эксплуатации в войсках и последующей утилизации.
…Во всех странах с развитой оборонной промышленностью исследования в области обороны всегда являются одним из мощнейших двигателей инновационного роста. Именно исследования и опытные разработки для «обороны», получающие мощное и устойчивое государственное финансирование, позволяют довести до реализации многие прорывные технологии, которые в гражданском секторе просто не прошли бы «порога рентабельности». Затем они – уже в готовом виде – осваиваются и приспосабливаются гражданским сектором.
Нам нужны современные структуры, работающие в качестве своего рода брокера между военными, промышленными, научными и политическими кругами. Способные выявлять и поддерживать лучшее в национальном инновационном поле, минуя забюрократизированные процессы многочисленных согласований…. На днях в ходе встречи со специалистами в области телекоммуникаций и информационных технологий в Новосибирске упоминались ведущие американские университеты, которые сделали себе «имя» на оборонных заказах и разработках. Считаю, что и нам нужно активнее привлекать потенциал гражданских университетов к реализации программ модернизации ОПК. Крупные оборонные заказы способны стать еще одним источником развития наших ведущих университетов и исследовательских центров. Иногда утверждают, что возрождение оборонно-промышленного комплекса - это ярмо для экономики, непосильная ноша, которая в свое время разорила СССР. Убежден, это глубокое заблуждение.
…Мы не должны повторять прежних ошибок. Огромные ресурсы, вложенные в обновление ОПК, в перевооружение армии, должны служить мотором для модернизации всей экономики. Серьезным стимулом для качественного роста, когда государственные расходы создают новые рабочие места, поддерживают рыночный спрос, «подпитывают» науку. Практически речь идет о таких же эффектах, как те, которые заложены в действующих программах модернизации.
…Необходимо ориентироваться и на выпуск гражданской продукции на предприятиях оборонной индустрии, однако не повторяя печальный опыт «конверсии» с пресловутыми кастрюлями и лопатами из титана. Хороший пример здесь уже есть – запуск в серийное производство первого, сделанного в «цифре» российского гражданского самолета «Сухой Суперджет».
…Мы будем решительно пресекать коррупцию в военной промышленности и Вооруженных силах, неуклонно следуя принципу неотвратимости наказания. Коррупция в сфере национальной безопасности – это, по сути, государственная измена.
Чрезмерная закрытость уже привела к снижению конкуренции, взвинчиванию цен на продукцию военного назначения, получению сверхприбылей, идущих не на модернизацию производств, а в карманы отдельных коммерсантов и чиновников. Всегда, когда это не противоречит национальным интересам в области сохранения гостайны, надо отказываться от практики проведения закрытых торгов.
…И, конечно, необходимо повышать престиж профессий, связанных с работой «на оборону». Поэтому разумно наделить специалистов, занятых в ОПК, дополнительными социальными гарантиями и даже привилегиями. Кроме того, средняя заработная плата на предприятиях государственного сектора ОПК, конструкторских и научных центрах должна быть сопоставима с денежным довольствием в армии… Предприятия ОПК призваны быть центром притяжения для талантливой молодежи, предоставляя – как это было в советское время – расширенные возможности реализации творческих амбиций в разработках, в науке и технологиях.

«Российская газета»