Владимир Путин: Россию воспринимают с уважением только тогда, когда она сильна

В газете «Московские новости» опубликована седьмая статья Владимира Путина «Россия и меняющийся мир». Она посвящена оценке международного положения, роли России в современном мире и внешней политике страны.

В статье премьер отмечает, что Россия и впредь будет проводить независимую внешнюю политику и, более того, безопасность в мире можно обеспечить только вместе с сильной Россией. Путин делает упор на том, что в сфере внешней политики Россия продолжит отстаивание своих интересов.
«Мы будем последовательно исходить из собственных интересов и целей, а не продиктованных кем-то решений. Россию воспринимают с уважением, считаются с ней только тогда, когда она сильна и твердо стоит на ногах. Более того, я убежден, что безопасность в мире можно обеспечить только вместе с Россией, а не пытаясь «задвинуть» ее, ослабить ее геополитические позиции, нанести ущерб обороноспособности», – пишет премьер.
Перезагрузка – без политической инженерии
Путин, в частности, затрагивает отношения с НАТО и США. Он указывает, что некоторые аспекты их поведения не вписываются в логику современного развития и опираются на стереотипы мышления времен «холодной войны». Американцы, поясняет автор статьи, одержимы идеей обеспечить себе абсолютную неуязвимость, однако это обозначает абсолютную уязвимость для всех остальных стран. Путин отмечает, что Россию вряд ли может устроить то, как проблематика прав человека используется в международном контексте.
«Часто говорят – права человека первичны по отношению к государственному суверенитету. Без сомнения, это так – преступления против человечества должны караться международным судом. Но когда при использовании этого положения легко нарушается государственный суверенитет, когда права человека защищаются извне и на выборочной основе – и в процессе «защиты» попираются такие же права массы людей, включая самое базовое и святое – право на жизнь, – речь идет не о благородном деле, а об элементарной демагогии», – пишет Путин.
В разделе «Российско-американские дела» Путин подробно останавливается на двусторонних отношениях с США. Они, по мнению премьера, по-прежнему подвержены приливам и отливам. Главная проблема здесь в том, что двусторонний политический диалог и сотрудничество не опираются на прочный экономический фундамент. Кроме того, упрочению взаимопонимания не способствуют регулярные попытки США заниматься «политической инженерией», в том числе в регионах, которые традиционно важны для России.
Как пишет Путин, «арабская весна» показала, что зачастую после смены режимов события разворачиваются не по цивилизованному сценарию: «Вместо утверждения демократии, вместо защиты прав меньшинства – выталкивание противника, переворот, когда доминирование одной силы сменяется еще более агрессивным доминированием другой. Негативный окрас развитию ситуации придало вмешательство извне в поддержку одной из сторон внутренних конфликтов – и сам силовой характер такого вмешательства. Дошло до того, что ряд государств под прикрытием гуманитарных лозунгов с помощью авиации разделались с ливийским режимом. И как апофеоз – отвратительная сцена даже не средневековой, а какой-то первобытной расправы с М. Каддафи».
Он выражает надежду, что США и другие страны учтут печальный опыт и не попытаются задействовать без санкции Совета безопасности ООН силовой сценарий в Сирии. Иначе, по словам Путина, события в арабском мире вообще, и в случае с проектом «сирийской резолюции» в частности: «Оставалось только потребовать от вооруженной оппозиции того же, что и от правительства, в частности вывести боевые подразделения и отряды из городов. Отказ сделать это циничен. Если мы хотим обезопасить мирных граждан – а это для России первостепенная цель, – то необходимо урезонить всех участников вооруженного противостояния. Получается так, что в странах, непосредственно прошедших через «арабскую весну», как ранее в Ираке, российские компании теряют наработанные десятилетиями позиции на местных рынках, лишаются довольно крупных коммерческих контрактов. А освободившиеся ниши заполняются экономическими операторами тех самых государств, которые приложили руку к смене правящих режимов».
«Может возникнуть мысль, – заключает Владимир Путин, – что сами трагические события в определенной степени были простимулированы не заботой о правах человека, а чьей-то заинтересованностью в переделе рынков».
«Как бы то ни было, но нам, конечно, нельзя с олимпийским спокойствием взирать на все это. И мы намерены активно работать с новыми властями арабских стран, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции», – подчеркивает премьер.
Не отказывается Россия и от сотрудничества с США, от возможности компромиссных решений по ПРО: «Мы готовы рассматривать разные варианты того, что может составить нашу совместную с американцами повестку дня в области контроля над вооружениями на предстоящий период. Незыблемым правилом при этом должен стать баланс интересов, отказ от попыток через переговоры добиться для себя односторонних преимуществ. Напомню, что я еще президенту Дж. Бушу на встрече в Кеннебанкпорте в 2007 году предлагал решение проблемы ПРО, которое – будь оно принято – изменило бы привычный характер российско-американских отношений, перевело бы ситуацию в позитивное русло… Не получилось. Было бы, наверное, полезно поднять запись переговоров в Кеннебанкпорте. В последние годы российским руководством делались и другие предложения, как можно было бы договориться по ПРО. Все они – в силе».
Кроме того, события весны 2011 года ярко продемонстрировали, что Интернет, социальные сети, мобильные телефоны и тому подобное превратилось наряду с телевидением в эффективный инструмент как внутренней, так и международной политики. Путин также предостерег от попыток использовать НПО ради проведения своих интересов.
Многополярный мир
Путин считает, что причиной, по которой некоторые государства, вроде Ирана и КНДР, стремятся обладать ядерным оружием, стали участившиеся случаи грубого и даже силового вмешательства извне во внутренние дела стран.
«Есть ощущение, что участившиеся случаи грубого и даже силового вмешательства извне во внутренние дела стран могут стимулировать те или иные авторитарные режимы (да и не только их) к обладанию ядерным оружием. Имею, мол, атомную бомбу в кармане, и никто меня не тронет, поскольку себе дороже. А у кого бомбы нет – тот пусть ждет «гуманитарной» интервенции», – делает вывод Путин.
Если, наконец, удастся искоренить стимулы, подталкивающие государства к обладанию ядерным оружием, то можно будет на основе действующих договоров сделать международный режим нераспространения по-настоящему универсальным и прочным, уверен автор статьи.
Отдельный раздел статьи Путина посвящен «китайскому фактору». Путин считает, что рост китайской экономики – отнюдь не угроза, а потенциал делового сотрудничества для России. Своим поведением на мировой арене Китай не дает повода говорить о его претензиях на доминирование, убежден Путин, а все крупные политические вопросы в отношениях России с Китаем решены. Тем не менее, премьер обещает внимательно следить за миграционными потоками из КНР.
«Процветающий и стабильный Китай нужен России, и, в свою очередь, Китаю, уверен, нужна сильная и успешная Россия, – заявляет Путин. – На наших глазах происходит не только рост Китая и Индии, но и повышение веса всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В этой связи открываются новые горизонты для плодотворной работы в рамках российского председательства в АТЭС. В сентябре этого года мы принимаем саммит этой организации во Владивостоке, активно готовимся, создаем современную инфраструктуру, что само по себе будет способствовать дальнейшему развитию Сибири и Дальнего Востока, позволит нашей стране в еще большей степени подключиться к динамичным интеграционным процессам в «новой Азии».
Придаем и будем придавать приоритетное значение взаимодействию с партнерами по БРИКС. Эта уникальная структура, созданная в 2006 году, нагляднее всего символизирует переход от однополярности к более справедливому мироустройству. Она объединяет пять стран с населением почти в три миллиарда человек, обладающих наиболее крупными развивающимися экономиками, колоссальными трудовыми и природными ресурсами, огромными внутренними рынками. С присоединением Южной Африки БРИКС приобрел в полном смысле глобальный формат, и уже сейчас на него приходится свыше 25% мирового ВВП.
Мы еще только привыкаем работать в таком составе, притираемся друг к другу. В частности, предстоит наладить более тесную координацию по внешнеполитическому досье, плотнее работать на площадке ООН. Но когда «пятерка» БРИКС развернется по-настоящему, ее влияние на международную экономику и политику будет весьма весомым».
Экономическая дипломатия: соседи на фоне глобализации
А вот сегодняшний уровень взаимодействия России и Евросоюза не соответствует глобальным вызовам, продолжает Путин. По его мнению, подлинное партнерство между Россией и Евросоюзом невозможно, пока сохраняются барьеры, мешающие человеческим и экономическим контактам, в первую очередь – визовый режим.
«Угрозы для европейцев со стороны т.н. экономических мигрантов из России – большей частью надуманные. Нашим людям есть где приложить свои силы и умения у себя в стране, и таких возможностей становится все больше. В декабре 2011 года мы согласовали с ЕС «совместные шаги» к безвизовому режиму. Осуществить их можно и нужно не мешкая», – пишет Путин.
Упоминает ВВП и об экономических отношениях с Западом. Несмотря на вхождение в ВТО, Россия все же не рассматривается европейскими бизнесменами в качестве равного партнера. Он вспомнил, в частности, историю с приобретением концерна «Опель», «который так и не смогли приобрести российские инвесторы – даже несмотря на то, что эту сделку одобрило правительство ФРГ и позитивно восприняли немецкие профсоюзы. Или вопиющие ситуации, когда российскому бизнесу, вложившему солидные средства в зарубежные активы, попросту не дают вступить в права инвестора. Такое особенно часто происходит в Центральной и Восточной Европе».
Чтобы избежать подобных проблем, считает Путин, необходимо усилить политико-дипломатическое сопровождение действий российских предпринимателей на внешних рынках, оказывать более плотную поддержку крупным, знаковым деловым проектам. Путин говорит о том, что на Западе не должны забывать о том, что и «Россия может применять зеркальные ответные меры в отношении тех, кто прибегает к приемам недобросовестной конкуренции».
«Скажу откровенно, на этом длинном и тернистом пути иной раз хотелось «хлопнуть дверью», вообще бросить переговоры, – отмечает премьер. – Но мы не поддались эмоциям. В итоге достигнут вполне благоприятный для нашей страны компромисс – удалось обеспечить интересы российских промышленных и сельскохозяйственных производителей с учетом предстоящего возрастания конкуренции извне. Наши экономические операторы получают существенные дополнительные возможности для выхода на мировые рынки и цивилизованной защиты там своих прав. Именно в этом, а не в символике присоединения России к всемирному торговому «клубу» вижу главный результат».
Для повышения статуса России в мире Путин считает необходимым развить систему защиты своих граждан за границей. Он также считает, что Россия должна в несколько раз усилить образовательное и культурное присутствие в мире, и на порядок увеличить его в странах, где часть населения говорит на русском или понимает русский. Путин напоминает про то, что на недавний референдум в Латвии по статусу русского языка не допустили более 300 тысяч «неграждан»:
«Мы будем самым решительным образом добиваться выполнения властями Латвии и Эстонии многочисленных рекомендаций авторитетных международных организаций относительно соблюдения общепризнанных прав национальных меньшинств. С существованием позорного статуса «неграждан» мириться нельзя. Да и как можно мириться с тем, что каждый шестой латвийский житель и каждый тринадцатый житель Эстонии как «неграждане» лишены основополагающих политических, избирательных и социально-экономических прав, возможности свободно использовать русский язык. И совсем ни в какие ворота не лезет отказ латвийского ЦИК предоставить делегации Общественной палаты России статус наблюдателей на референдуме. А международные организации, ответственные за соблюдение общепринятых демократических стандартов, как будто в рот воды набрали».
«Мы готовы к деловому, взаимовыгодному сотрудничеству, к открытому диалогу со всеми зарубежными партнерами. Мы стремимся понять и учитывать интересы наших партнеров – но просим уважать наши», – заключает Путин.