Вместо свадьбы – похороны

24-летняя крановщица Камышинского завода бурового инструмента Оксана Перепелкина сгорела заживо в кабине крана. Трагедия произошла при проведении так называемой термической обработки буровых штанг. В момент погружения деталей в маслянистую жидкость произошел ее выброс. Воспламенившаяся масса из бака взметнулась вверх на электропровода и кабину крана, в которой находилась Оксана…

Прощание невесты

Судя по рассказам работников цеха, на глазах которых произошла эта трагедия, шансов спастись у девушки не было. Она лишь успела привстать. Лавина огня полыхала 12–15 секунд. «Скорая» не понадобилась. Она сгорела практически до углей. Хоронить Оксану пришлось в закрытом гробу. В него мама и папа положили дочке свадебное платье, фату, туфли, перчатки, бижутерию – все аксессуары для невесты. Семья готовилась к свадьбе: накануне Оксана встретила большую и настоящую любовь.

Безутешные родители со своим горем наедине вот уже 9 страшных дней.

– Никто из руководства завода официального визита к нам в дом не нанес, не извинился, – говорит отец Оксаны. – На похоронах, правда, замечены были все. Похоронил Оксану завод. И в прямом смысле, и в переносном.

– Ушла утром на работу молодая, красивая, счастливая – о свадьбе мечтала, а во второй половине дня ее загубили, – добавляет Галина Валентиновна.

За час до гибели Оксана позвонила маме по сотовому. Шутила. Надела на работу мамины туфли и, смеясь, рассказывала, как добиралась в этих «косолапках». Галина Валентиновна сообщила: стряпает пироги и ждет дочку к обеду вместе с Димой, женихом.

Сгорела дотла

К Галине Валентиновне и Владимиру Павловичу, которые оборвали телефоны, недоумевая, куда подевалась после работы всегда трогательно заботившаяся о них кровиночка, постучал ближе к ночи в дверь заплаканный Дима и тихо сказал: «Оксаны больше нет…». Он случайно узнал о трагедии от рабочих предприятия. А с завода родителям так никто и не позвонил, ничего не сообщили.

В цех к месту трагедии сразу же вечером ринулась родная тетя Оксаны, тоже крановщица с местного кранового завода. Кстати, она о трагедии тоже узнала случайно – от работника соседнего завода.

– Страшный пожар был: даже стекла под самой крышей оплавились, а крюк и стропы крана почему-то целы. В цехе темень кромешную застала и жуткий чад, – делится Татьяна Валентиновна. – Оксану уже увезли. Побежала в морг. «Я видел, люди обгорали, но такого…», – признался судмедэксперт.

В кабине, как рассказали Татьяне Валентиновне в цехе, Оксана застыла в позе, прикрывая голову руками.

– Как же ей было больно, моей девочке.., – не устает повторять мама Оксаны. – Какая жуткая смертушка…

Предчувствие беды

– Оксана была девочкой образцовой, – с трудом скрывая слезы, рассказывает классный руководитель Оксаны Алевтина Железнова, преподаватель химии школы № 9. – Скромная, правильная, ответственная. Любила литературу и историю. Мечтательница – натура тонкая, ранимая. Много читала. В основном про любовь.

– Единственная дочь в семье, – добавляет Алевтина Геннадьевна. – Родители – люди светлые. Участвовали во всех школьных мероприятиях. В десятый класс Оксана не пошла – поступила в технический колледж (бывший техникум механизации и электрификации). Решила получить среднетехническое образование и профессию, а уж после – в институт. Очень трогательно относилась к своим родителям: объясняла свое решение тем, что терять два года и сидеть на шее у мамы и папы не хочет.

– Детей очень любила: всем подружкам малышей нянчила. Из садика забирала, на прогулки выводила. А с каким удовольствием, надо было видеть, девчушкам косички плела, бантики завязывала! Словно предчувствовала: своих деток понянчить не доведется, – плачет папа.

– Нам остается одно: надеяться, что будут досконально выяснены причины пожара и виновные в смерти Оксаны ответят по всей строгости закона, – подытоживает Владимир Павлович.

Неделя в пути

А как обстоят дела с поиском истины? От старшего следователя Камышинского межрайонного отдела СУ СК РФ по Волгоградской области Елены Никулиной узнала: уголовное дело по факту гибели Оксаны пока не возбуждено. Следователь ждет выводы комиссии под председательством инспектора из Гострудинспекции области, чтобы возбудить уголовное дело в отношении виновных лиц, если таковые будут. Хотя возбудить уголовное дело можно было и по факту гибели человека.

Этот факт, по признанию родителей, очень беспокоит.

– Если бы велось параллельное расследование – были экстренно сделаны свои экспертизы, шансы на поиск истины увеличились бы многократно, – берет слово тетя Оксаны Татьяна Валентиновна. – Но следствие пошло более простым путем – решило дождаться выводов комиссии. Зачем напрягаться?

Что касается выводов комиссии под председательством Гострудинспекции, то тут, как признались в беседе родители Оксаны, у них переживаний еще больше.

На завод главный гострудинспектор Владимир Маричев прибыл к исходу шестых суток (!) после гибели Оксаны Перепелкиной.

– За такой срок любой работодатель при желании нарушения техники безопасности уничтожит и подчистит все следы, – негодует отец Оксаны. – Я не подозреваю, а констатирую факты.

Кстати, ряд опытных крановщиков с местных заводов – кранового, строительно-монтажных изделий, которых мне удалось найти, «извержения» воспламенившегося масла из закалочного бака связали с качеством этого продукта. Скорее всего, по их словам, в нем были вода и прочие примеси. Покупка, транспортировка этого специального масла для закаливания особо прочных деталей стоит немалых денег, на нем-то, как правило, работодатели стремятся сэкономить.

Льют воду

– Закалочные масла в баках при заливке свежей порции или после длительного пользования, длительной остановки производства должны подвергаться строгому контролю на содержание в них воды, которая вызывает пенообразование, приводящее к моментальному возгоранию, – поделился один из технологов-ветеранов местных предприятий. – Присутствие даже небольшого количества воды способно привести к выбросу масла! Но даже если вода действительно присутствовала в баке и стала причиной возгорания, удалить ее за 6 дней можно легко и без проблем через спускные краны. И уже никакая экспертиза, которую обязана провести комиссия из проверяющих, ничего никогда не выявит. Вот почему нужна оперативность при расследовании таких трагедий на производстве.

Контроль за качеством масла в баке во избежание его выброса и возгорания, как пояснил мой собеседник, должен вестись постоянно – визуально и с помощью автоматического контроля по сигнализаторам перегрева и устройствам аварийного слива. Работали ли эти приборы в момент ЧП? И это при той оперативности расследования, которая имеет место быть до сих пор, опять-таки точно узнать уже вряд ли удастся. Можно лишь уповать на глубокую порядочность руководства завода.

– Разумеется, это всего лишь сомнения, но «оперативность» Гострудинспекции и отстраненность от дел следствия, которое заняло выжидательную позицию, дали для них такой повод, – аргументирует папа Оксаны.

А вот и еще одно предположение о причинах возгорания и выброса масла от работников завода, где работала Оксана. Объем масла в баке, в который погружаются при закалке нагретые детали, должен в 4–6 раз превышать объем загруженных деталей. Детали должны быть полностью покрыты маслом.

– Во-первых, о достаточном количестве масла в баке в момент выброса уже тоже можно лишь предполагать, – размышляет папа Оксаны. – А вот проверить досконально опять-таки едва ли уже можно! Во-вторых, до нас доходят слухи, что якобы пытались закаливать экспериментальные штанги большей длины. Наша дочка отработала свою смену, покинула кран, домой собралась уходить. К ней подошли и попросили зачем-то сделать одну срочную погрузку. Оксана, по сути, спасла жизнь своей сменщице…

Сторонние наблюдатели

Руководитель Гострудинспекции области Владимир Князев общаться с корреспондентом отказался наотрез – отфутболил к своему заму Владимиру Кисленко. Последний, сославшись на Трудовой кодекс, постановления Минтруда и внутренние инструкции, в которых, представьте себе, действительно нет ни слова по поводу сроков прибытия инспекторов к месту ЧП, сообщил: нарушений в такой задержке нет.

Напомнила им о том, что кроме нормативных документов есть еще и морально-нравственная –человеческая составляющая в работе столь ответственной службы. Мой собеседник в ответ посетовал на жуткую нехватку инспекторов и еще раз акцентировал: юридически нарушений в задержке прибытия к месту ЧП их инспектора нет – и положил трубку.

Как после этого не думать, что новый Трудовой кодекс скроен под работодателя, а не во благо нас, работников?!

И еще. Чего греха таить, ни разу на памяти автора этих строк за последние пару десятилетий «перестроечного зуда» за гибель работника на производстве серьезно не ответил ни один работодатель.

Кстати, узнала: зарплата у Оксаны не превышала 13 тысяч рублей.

Что добавить? На завод меня не пустили. Сослались на гострудинпектора, который проводит проверку. Сам инспектор от общения со мной, как сообщил директор предприятия, тоже отказался. В администрации города в отделе по труду предложили дождаться выводов комиссии и сослались – у специалистов отдела чисто номинальные функции наблюдателей-статистов. Вот так! Ни больше ни меньше.