Военно-морская душа

В последнее воскресенье июля военные моряки и ветераны ВМФ России встречают свой профессио­нальный праздник.

Волгоград находится довольно далеко от океанов и морей, но тысячи жителей нашего региона навсегда связали свою жизнь с флотом. Есть даже общественная организация "Ветераны Военно-морского флота города Волгограда". В ее составе - и капитан первого ранга в отставке Владимир БЕЗОТОСНЫЙ. С ним пообщался наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ

На Северном флоте

Пороха Владимиру Владимировичу довелось понюхать, будучи еще курсантом штурманского факультета Калининградского высшего военно-морского училища. Дважды в 70?е довелось ему участвовать в боевых действиях у берегов далекой Сирии.

– Шли мы на обычную морскую практику на крейсере, – рассказывает Безотосный. – Но на Ближнем Востоке вспыхнула внезапно новая война. Когда начались боевые действия, из нас, курсантов, командование сформировало десантную группу. В качестве морских пехотинцев обеспечивали безо­пасную стоянку для советских кораблей в сирийских портах. Дважды при этом боевые пловцы из Израиля пытались атаковать наши корабли из?под воды, мы пресекали вовремя их действия. Но когда 200 советских боевых кораблей вошли в зону боевых действий – вой­на там прекратилась сразу же! Боялись нас тогда за рубежом. И уважали…

Служить по окончании училища Владимир Безотосный был направлен на Северный флот: штурманом, помощником капитана морского тральщика. Потом стал командиром отдельной морской радиотехнической роты.

– Места под Мурманском своеобразные, – вспоминает Владимир Владимирович. – Как северяне шутят – «много губ, а ни одни не поцелуешь»: каждый морской залив там губой именуется. Губа Кислая, к примеру, или же Екатерининская губа…

Мина на палубе

Он говорит: врезался в память случай, произошедший в самом начале службы штурманом морского минного тральщика. Рыбаки большого морозильного рыболовецкого траулера ловили рыбу и захватили тралом морскую мину, сохранившуюся с Первой мировой войны. Вместе с рыбой вытащили ее на палубу.

Рыбаки, собрав все свои вещи, старались держаться подальше от мины.

- Мне это было чуточку смешно: ведь морская мина – это как минимум 200 кг взрывчатки! Если бы она и в самом деле взорвалась, от траулера остались бы только обломки, - объясняет Безотосный.

Подъемным краном подняли с траулера мину, опустили ее на воду. Прицепили затем к шлюпке, вытащили на сушу, прикрепили подрывной патрон.

- Многие хотели поглазеть, как мину будут подрывать, - вспоминает каптан. - А она рванула так, что прямо над головами у нас огромные булыжники летели, как песчинки на ветру!

Дипломатический скандал

– Помнится, прямо под первомайские праздники «поймали» также мину наши рыбаки возле Новой Земли, в проливе Маточкин Шар, – продолжает Безотосный свой рассказ. – Узнав об этом, мы туда помчались сразу же.

Мина была на плаву, ее расстреляли и развернулись - спешили на праздник, домой. Не тут?то было!

- Подходим к Кольскому заливу и внезапно принимаем сигнал SОS, - вспоминает капитан. - Оказалось, в море горит английский морозильный траулер «Виктория». Пришлось направляться туда.

Нашли горящий корабль к северо-западу от острова Медвежьего. Рядом с ним стоял советский пограничный корабль со свернутым носом – экипаж его предпринял неудачную попытку подойти в открытом море к горящему судну.

- Запрашиваем англичан, что с кораблем у них случилось, - рассказывает капитан. - Нам отвечают: «Корабль свободен, экипаж его покинул. Что хотите, то с ним и делайте – он у нас застрахованный…» К счастью, переговоры записывались, и это нас тогда и спасло.

Потушили пожар на «англичанине», зацепили и потащили его в Кольский залив.

- Уже к нашему порту подходим, - рассказывает Безотосный, - вдруг слышим шум и крик в эфире: «Кто вам позволил привести чужой корабль сюда?!»

Оказалось, произошло недоразумение. С горящего корабля было передано радиосообщение в Англию, что советский военный корабль потушил пожар на этом судне и взял его на буксир.

Но в результате чьего?то неверного перевода в МИД Англии поступило сообщение, что советский военный корабль ЗАХВАТИЛ английский траулер! Международный скандал разгорелся по этому поводу – была даже вручена нота протеста в связи с «захватом».

- С нашего тральщика изъяли и опечатали все судовые документы, включая вахтенный журнал, - вспоминает капитан. - Началось международное разбирательство, в результате которого, к счастью, все?таки выявилась досадная ошибка в переводе.

Загадочная цель

Немало интересного было и на радиотехнических постах.

- Представьте себе – ночь полярная, а тут внезапно обнаружена низко летящая цель, которая пересекла государственную границу СССР и идет прямо на наш радиотехнический пост, - говорит Безотосный.

Доложили по инстанции начальству, но принимать решение никто не хотел – тянули время, ждали, что вопрос решится сам собой.

- Но ведь если цель уйдет, то отвечать за это мне придется, – размышлял капитан лихорадочно.

Цель вскоре в самом деле подлетела.

- Решив, что больше ждать нельзя, я отдал команду, и мы расстреляли ее из малокалиберной артиллерии, - вспоминает капитан.

И выясняется тут, что это был норвежский гидрометеорологический зонд. Опять возникло разбирательство – почему без разрешения огонь открыли по нему?! Правда, потом, после расследования, не все так просто оказалось.

- Сбивших ту цель моряков, включая меня, командование наградило почетными знаками «Отличный пограничник», - говорит Безотосный. - Выходит, не таким уж мирным был этот загадочный зонд…

***

После того как по состоянию здоровья Владимир Безотосный был списан с кораб­лей, он служил в военкоматах, а в 1995 году, отдав воинской службе 27 лет, был уволен в запас. Дело его продолжает сын Сергей, который служит в Главном штабе Военно-морского флота, в Санкт-Петербурге.

Досье "Сталинградки"

«Ветераны военно-морского флота города Волгограда» появились в 1974 году. Возглавляет организацию капитан первого ранга в отставке Анатолий Шихатаров. Основная задача активистов – военно-патриотическое воспитание и помощь ветеранам ВМФ и их вдовам.

Офицеры часто выступают в учебных заведениях - в школе № 85, носящей имя Героя России, капитана атомной подлодки «Курск» Геннадия Лячина, а также в техникуме водного транспорта им. адмирала флота Николая Сергеева. Именно по ходатайству организации в Волгограде появились улица имени Геннадия Лячина, а также Севастопольская набережная.

Поделиться в соцсетях