Волгоградцы: «23 августа 1942 года центр Сталинграда стал сплошным факелом»

Со дня, когда Сталинград оказался в огне, прошло 75 лет. Те, кто пережил этот ужас, начало бомбардировки и сегодня помнят в мельчайших подробностях.

75 лет назад наш город был почти полностью уничтожен после массированной бомбардировки фашистской авиации. В этот день сталинградцы просто жили, они не знали, что в одну минуту в городе начнется ад.

Татьяна Сергеевна Никифорова вспоминает, что в то время она только-только вернулась из Кривой Музги, где тогда работали старшеклассники, и как раз 23 августа она собиралась идти в театр.

– Жили-то, как в обычном мирном городе, никто и не знал, что 23 августа немцы совсем рядом с тракторным были. Стояла я перед зеркалом, чепурилась, и вдруг началось, – вспоминает волгоградка. – Мы жили почти у самой Волги в центре, на Нижегородской улице. Мы с мамой выскочили и бегом – прятаться в щель. Вечером прибегает папа и говорит: «Собирайте самое необходимое – и в пожарную часть на Баррикадной. Там старое здание с толстыми стенами, и там вы продержитесь, а здесь прихлопнет…» Мама взяла с собой только самое главное: документы и зимнюю одежду.

Людмила Яковлевна Капранова, которой в 1942 году было семь лет, вместе с семьей жила тоже в самом центре Сталинграда – там, где сейчас находится Аллея Героев, а раньше была улица Карла Либкнехта. Около 9–10 часов утра, рассказывает волгоградка, объявили воздушную тревогу. Все побежали в свои щели и приготовились к самому страшному. Час ждали, два, три... Но вокруг все было тихо, и сталинградцы вернулись к своей жизни.

– Мама стала собираться в кино, гладить одежду. Детвора во дворе играла, – вспоминает Людмила Яковлевна. – И вдруг раздался далекий-далекий гул. Налет начался. Небо начало с запада темнеть, будто тучи пошли. Все побежали прятаться, а сын друзей, живших у нас, выглядывал из щели и насчитал больше сотни самолетов. И они все шли на нас, на центр.

По воспоминаниям волгоградки, ночь была спокойной, а утром следующего дня бомбардировка возобновилась.

– В 12 часов загорелся наш дом. Весь центр был тогда сплошным факелом, – говорит Людмила Яковлевна. – Когда мы выбрались из подвала, от нашего дома уже почти ничего не осталось. Хорошо, что мама ночью все документы забрала. Стоим смотрим, как он догорает, а народу кругом полно. И все, кто выбрался из подвала, побежали в сторону площади Павших Борцов. И вот представьте: 23-го в сквере еще ничего не было, а уже 24-го там стояли зенитки и были вырыты траншеи.