Волгоградцы обеспокоены состоянием городских кладбищ

Несвоевременный вывоз мусора, отсутствие регулярных транспортных маршрутов до кладбищ, самозахват участков – вот типичный перечень проблем, с которыми периодически сталкиваются жители Волгограда, посещая городские кладбища. В редакцию «Волгоградской правды» письма на эту тему приходят регулярно. Впрочем, при более детальном изучении вопроса нередко выясняется, что не все в данном случае зависит от муниципалитета или похоронного дома.

Не доехать, не дойти

«Думаю, что вы согласитесь со мной, нужно быть благодарными тем, кого с нами нет», – такими словами заканчивается письмо Лидии Колтуновой, в котором она делится впечатлениями от состояния кладбища в Дзержинском районе, рядом с моторным заводом.

И впечатления эти не самые положительные. По словам Колтуновой, дорожки между могилами зарастают самым настоящим бурьяном, через который сложно пройти, сухой травяной мусор и опавшая листва не убираются, создавая пожароопасную ситуацию, да и добраться до кладбища нелегко, 3-4 километра нужно пройти пешком.

Городские кладбища находятся в совместном ведении администрации Волгограда в лице департамента городского хозяйства и похоронного дома «Память». Точнее, в 2002 году с «Памятью» был заключен договор на 15 лет, согласно которому организация берет на себя вопросы управления кладбищенским хозяйством, но осуществляет их на выделяемые из городского бюджета деньги. А вот транспортный вопрос полностью на совести мэрии.

Как пояснили в пресс-службе администрации Волгограда, все маршруты городского транспорта и остановки на них рассчитаны в соответствии со специальными нормативами, определяющими общую протяженность и удаленность от важных объектов. Таким образом никаких нарушений тут нет, скорее – вопрос коммерческой выгоды, которая отсутствует.

– Уже были предприняты две попытки организовать до кладбища в Дзержинском районе маршрутные такси, однако пассажиропоток очень маленький, в будние дни люди, как правило, посещают кладбища редко и разрозненно, – отмечает специалист департамента информации администрации Волгограда Екатерина Иванова. – Поэтому маршруты закрылись. В праздничные же дни, то есть на пасхальной неделе, когда людей идет много, город пускает туда специальный автобус.

До кладбища в Дзержинском районе от ближайшей конечной остановки дойти действительно трудновато – это порядка трех километров. Территория самого кладбища тоже велика, так что если есть необходимость добраться до противоположного конца, то пройти придется немало. Но никаких других решений, кроме тех, что есть на настоящий момент, пока не найдено. Размещение кладбищ осуществляется с учетом окружающей городской инфраструктуры, и в нормативах по этому поводу обозначены минимальные расстояния не менее 500-1000 метров от селитебной, то есть жилой, городской зоны.

Чей мусор?

А вот проблема мусора на территории кладбищ решаема, но неоднозначна.

– Наша организация занимается уборкой и вывозом мусора непосредственно с кладбищ, – поясняет юрисконсульт похоронного дома «Память» Магомед Абакаров. – И с этой работой мы справляемся, мусор собираем и вывозим регулярно, это и сухостой, и обрезанные ветви деревьев. Что касается тропинок между могил, то вся кладбищеская зона разделена аллеями, от главной отходят несколько ответвлений, и все они заасфальтированы. Но непосредственно между рядами могил расстояния маленькие, там люди обычно утаптывают дорожки сами. У нас и в городе-то дорог нет, где уж на кладбище асфальт положить…, – вздыхает он.

Слова Абакарова подтверждают и результаты проверки Роспотребнадзора, проведенной полтора месяца назад. Состояние кладбищ было найдено удовлетворительным, вывоз мусора регулярным – с начала 2014 года со всех городских кладбищ его вывезли в объеме 21 тысячи кубометров.

В пресс-службе города добавляют, что рядом с кладбищем в Дзержинском районе два дачных массива, обитатели которых не гнушаются облегчить себе жизнь и отвезти мусор к кладбищенской ограде. Так, среди венков и траурных лент встречаются обломки старой мебели, хозяйственные отходы и сорная трава, вывезенная с дачного участка. Это тоже добавляет работы похоронному дому, да и заниматься ежедневной чисткой территории попросту невозможно, работы, скорее, проводятся сезонно.

Несколько сложнее все обстоит со случаями вероятного самозахвата. Как отметил Магомед Абакаров, они, безусловно, встречаются, но массового характера не имеют. Проблема в том, что штат работников невелик – на все кладбище один дежурный и один мастер по подготовке захоронения. Что мешает увеличить их количество, юрисконсульт не пояснил, но вопрос, скорее всего, как всегда, упирается в деньги. А пока с самозахватом стараются бороться по мере сил.

– Тут на каждую могилу установлен норматив 5 квадратных метров. Люди, которые хоронят родственников, получают свой установленный клочок земли, – объясняет Абакаров. – Никакой схемы расположения участков у нас нет, могил слишком много. Если смотритель видит свежую могилу, то он, как правило, спрашивает у родственников, когда и на кого был оформлен участок. Бывает и так, что обнаруживаются случаи самозахвата. Но их не так много, а полностью предотвратить их невозможно, территория огромная, ее не получается постоянно обходить.

Так и получается, что, хотя отошедшие в мир иной, бесспорно, требуют уважения к своему покою, содержать кладбища в идеальном порядке все время мешают объективные причины, существующие в этом мире. Жаль только, что ответить за непорядок желающих нет.

DNG