Волгоградец вылечил носорога, от которого отказались зарубежные доктора

Александр Шинкаренко, заведующий центром ветеринарно-клинической медицины ВолГАУ, за время работы осматривал и домашних кошек, и собак, и кенгуру, и тигров из зоопарка, и цирковых слонов, и носорогов. Однако сам ветврач не делит животных на экзотических или домашних: «Бывают лишь здоровые и больные, и если животное болеет, то я не могу оставить его в беде».

Работа ветеринара опасная. Любые животные непредсказуемы, но одно дело – оперировать домашнюю кошку, которая может максимум укусить или поцарапать, а другое дело – тигр, который даже в клетке все равно остается диким зверем. Так как любое животное, будь оно больное или здоровое, воспринимает человека как фактор возможной агрессии, немногие ветеринары берутся лечить хищников.

Однако Александр Шинкаренко рискнул и в начале своей профессиональной деятельности поехал в Волгоградскую область, но не корову лечить от мастита, а работать с медведем. Нужно было вколоть анестезию бурому мишке, который находился в частном владении, чтобы надеть на него шлейку.

— Хозяин животного меня заверил, что меня подстрахуют и никаких проблем не возникнет, — вспоминает ветеринар. — На месте меня встретили 25 горцев, которые и должны были держать медведя в случае чего. В общем, заходим мы в гараж, посередине стоит клетка с медведем-подростком. Я беру шприц, мы его подманиваем к краю клетки, и я делаю первый укол, затем мы увеличиваем дозу, и он засыпает. Ребята открывают клетку, подходят к медведю, чтобы его держать, и тут мишка просыпается и встает на задние лапы. За пару секунд все горцы убежали из гаража, только пятки сверкали.

И молодой врач остался один в гараже напротив открытой клетки со шприцем в руке.

— Я прикинул, что убежать не успею, и стал с ним разговаривать. В общем, как-то я его уговорил, он залез в клетку и уснул, я сделал укол, надел шлейку и закрыл клетку. Стал искать, где же мои помощники. А в гараже уже разлили по рюмкам водку. И тут один из них, не растерявшись, говорит: «Дорогой, мы тут за твое здоровье пьем!»,— с улыбкой вспоминает Александр Шинкаренко.

После этого случая ветеринарный врач решил, что теперь ему уже ничего не страшно, и продолжил лечить хищников.

Животноводы со всей России обращаются к волгоградскому ветеринару за помощью. А Александр Шинкаренко, как добрый доктор Айболит, никому не отказывает. Приезжает в область к коневодам, выхаживает верблюда, который уже несколько лет живет на территории ВолГАУ. Даже спасал дельфина Московского зоопарка, который отравился перехлорированной водой бассейна.

Во время осмотров случаются и казусные ситуации. Однажды нужно было осмотреть шимпанзе, приехавших в Волгоград в составе цирка. У всех животных взяли необходимые анализы.

— Один из анализов крови сильно отличался, мы стали подозревать беременность. Для нас это было необычно, так как животные в цирке не размножаются, в постоянных разъездах им не до того. Кроме того, взятый образец крови принадлежал, по записям лаборанта, самцу. Но мы решили перестраховаться и отправились в цирк. Оказалось, что лаборант перепутал и анализ был самочки, но дрессировщик все равно не поверил, что она беременна. Мы еле-еле уговорили дрессировщика, чтобы повезти на УЗИ шимпанзе. В итоге выяснилось, что обезьянка была уже на четвертом месяце, — вспоминает ветеринар.

Родила обезьянка свое потомство уже в другом городе. К слову, ветеринары стараются не вмешиваться в этот процесс. Но были случаи, когда помощь врача была жизненно необходима.

— Я однажды делал кесарево сечение обезьяне-игрунке. Она крошечная сама по себе, с ладошку, кажется, сделаешь надрез и уже зарежешь бедного зверька. Но все прошло успешно, родила двух малышей, все живы, здоровы, уже, наверное, выступают, — рассказывает Александр Шинкаренко.

Но самым запоминающимся цирковым животным стал носорог Арчи. Он несколько лет мучился от редкого недуга. Врачи со всего мира разводили руками и утверждали, что зверя не спасти. А волгоградские специалисты доказали обратное.

— Африканский белый краснокнижный носорог Арчи страдал несращением мышц живота, – рассказал Александр Шинкаренко. – Мышцы в брюшной полости животного не были соединены между собой. Это как большая грыжа, но намного сложнее. Судя по всему, дефект был врожденный либо это могли быть последствия серьезной травмы в молодости. Мы сделали животному миопластику брюшных мышц.

В мире таких операций сделано не больше трех, в России же оперировать носорога до волгоградцев никто не пробовал. Сейчас Арчи проходит период реабилитации и уже в скором времени снова сможет выступить перед любимой публикой.

DNG