Волгоградские крестьяне не торопятся страховать свои посевы

Начало весенне-полевых работ в Волгоградской области вновь обострило тему страхования урожая. Ведь именно сейчас перед крестьянами остро встала дилемма: страховать или не страховать свои посевы? Между тем, для зоны рискованного земледелия, к которой относится наш регион, страховая компенсация потерь, в случае недобора или гибели урожая, является крайне актуальной.

Цена вопроса
По данным министерства сельского хозяйства Волгоградской области, в 2011 году в регионе было застраховано не более 10% посевных площадей, а всего застраховали свои урожаи не более 150 хозяйств. Не многим лучше обстоит ситуация и в целом по России. О том, почему так происходит и что нужно сделать, чтобы механизм агрострахования заработал в полную силу, шла речь на семинаре «Новая система сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой. Механизмы и правила осуществления сельскохозяйственного агрострахования в 2012 году».
В обсуждении принимали участие представители минсельхоза России, минсельхоза Волгоградской области, руководители сельхозпредприятий и страховых компаний. По оценке минсельхоза Волгоградской области, в последние годы в регионе наблюдался устойчивый тренд снижения популярности аграрного страхования, из-за чего федеральный центр снижал субсидии на его поддержку. По мнению региональной аграрной власти, чтобы переломить ситуацию, необходимо учитывать интересы как сельхозпроизводителей, так и страховщиков, а также своевременно информировать руководителей сельхозпредприятий о том, какие преимущества дает недавно вступивший в силу Федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования».
Заместитель директора департамента экономики и анализа министерства сельского хозяйства России Андрей Тютюнников отметил, что новый закон должен стать эффективным механизмом, который позволит существенно снизить риски сельхозпроизводителей. Однако анализ аграрного страхования за прошлые годы показал, что крестьян не устраивали высокие тарифы, непрозрачность их формирования и трудности с получением страховых выплат.
Принятие нового закона, по мнению Андрея Тютюнникова, значительно улучшило ситуацию. Прежде всего, снизилась цена страховки. Если раньше она варьировалась в пределах 7,1-14,9% от стоимости урожая, то теперь этот показатель опустился до 1,4-7,1%. Но и это еще не все: сельхозпроизводители будут оплачивать только 50% стоимости страховки. Остальное возместят за счет субсидий из федерального и регионального бюджетов. По мнению разработчиков закона, ценовые послабления должны сделать аргострахование привлекательным инструментом снижения сельскохозяйственных рисков. Правда, для этого государству пришлось ужесточить требования к наступлению страхового случая. Теперь страховка будет выплачиваться только в том случае, если недобор урожая составит более 30% от средних пятилетних показателей.
Неиспользованные резервы
Другими важными факторами формирования рынка аграрного страхования становятся институты профессиональных объединений страховщиков и независимой экспертизы ущерба, полученного в результате наступления страхового случая. При этом получить господдержку можно будет только в том случае, если договор аграрного страхования заключается со страховыми компаниями – членами профобъединений страховщиков.
«Это сделано для того, чтобы обезопасить страхователя в случае банкротства страховой компании, поскольку в этом случае, выплаты будут производиться из фонда, созданного членами объединения», – пояснил Андрей Тютюнников. А независимая экспертиза призвана разрешить многочисленные разногласия между страховщиками и страхователями.
Понятно, что Министерство сельского хозяйства России крайне заинтересовано, чтобы механизм аграрного страхования заработал в полную силу, и для этого есть еще неиспользованные резервы. Так, например, аграрные власти России обеспокоены тем, что многие страховые компании в большинстве случаев выплачивают возмещение только по суду, а деньги на многие годы выводятся из хозяйственного оборота сельхозпроизводителей. «По результатам посевной кампании будет сделан анализ, который покажет, в каком направлении предстоит совершенствовать страховое законодательство», – подчеркнул Андрей Тютюнников.
Исполнительный директор Национального союза зернопроизводителей Алексей Смородов также считает, что закон «О государственной поддержке сферы сельскохозяйственного страхования» требует определенной доработки.
– Анализ обращений сельхозпроизводителей по вопросам страхования урожая позволил выявить ряд негативных моментов: договоры страхования зачастую составлены так, что при наступлении страхового события страховая компания может на законном основании отказаться возмещать ущерб, а по договорам, составленным корректно, возмещение убытков можно получить только через суд, – аргументировал свою позицию Алексей Смородов.
По его мнению, такое положение дел связано с тем, что новый закон только выступил в действие и практика его применения еще не отработана.
Друзья-банкиры
Чтобы переломить ситуацию, у зернопроизводителей есть ряд предложений, которые могут положительно повлиять на развитие рынка агрострахования. Прежде всего, как отметил Алексей Смородов, механизм господдержки нужно распространить и на кредиты, которые выдаются под залог урожая. По такой схеме проходит наибольший объем аграрного страхования, но до сих пор он почему-то не охвачен господдержкой. В случае положительного решения у сельхозпроизводителей увеличилась бы залоговая база и выросли объемы кредитных ресурсов, которые они могут получить в банке. А главное, банк станет своеобразным гарантом добросовестности страховщиков перед фактически беззащитными крестьянами.
Председатель Ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и кооперативов (АККОР) Волгоградской области Александр Егоров согласен с тем, что привлечение в систему агарного страхования кредитных схем значительно улучшило бы ситуацию на этом рынке: «Если, к примеру, банк даст мне кредит под залог застрахованного урожая, а страховая компания в случае его недобора тянет с выплатой, то в проигрыше окажется банк, который обязательно вступит со страховщиком в хозяйственный спор. А я не останусь один на один с недобросовестной страховой компанией».
Кроме того, по мнению Александра Егорова, может вызывать сомнение объективность «независимой экспертизы», которую по закону назначает и оплачивает страховщик, а также отсутствие ограничения сроков, в течение которых может проводиться экспертная оценка: «Проводить экспертизу осенью, когда поля убраны, – это абсурд, но закон его никак не ограничивает», – считает председатель волгоградского АККОР.
Кроме того, многих сельхозпроизводителей не устраивает положение о том, что закон не предусматривает возмещения ущерба за пересев погибших озимых. Однако, как считает Александр Егоров, внесения нескольких принципиальных изменений будет достаточно, чтобы закон по-настоящему заработал.