Волгоградские школьники написали книгу о героях

Аллея Героев -символ героического подвига защитников города на Волге. А каждый юный автор сочинений нашел в Волгограде свою улицу, названную именем героя Сталинградской битвы.
К 72-й годовщине победы в Сталинградской битве в городском КИДе подготовили рукопись книги о героях Великой Отечественной войны, чьими именами названы улицы Волгограда. Книгу составили семьдесят сочинений о героях, авторами которых стали дети.

Найти родственные связи

По словам руководителя КИДа Ольги Безбородовой, ориентиром для работы стала книга «Прописаны в Волгограде навечно», изданная 40 лет назад. Сборник стал библиографической редкостью, поэтому пришла идея написать вариант для школьного чтения.

– Сделали список улиц, названных именами 60 героев Сталинградской битвы , – рассказывает она. – Но в процессе работы оказалось, что за прошедшие годы «именных» улиц прибавилось. Установка была такая: пишу про улицу, на которой живу, где стоит моя школа. Или о герое-однофамильце. Разрешалось писать, если герой стал почему-то близок. Будущую книгу мы пока условно называли «Иду по улице героя».

Вера Холодулина уже больше трех лет живет «с образом» Ханпаши Нурадилова, чеченского героя Сталинградской битвы. Уже не раз печатала свои «изыскания». И вдруг еще одно открытие: Вера оказалась рядом с огромным бизнес-центром на Второй Продольной магистрали. На пятом этаже находится представительство Чеченской республики при правительстве Волгоградской области. В вестибюле здания маленький «мемориал», посвященный Ханпаше. А перпендикуляром отходит от магистрали новая, строящаяся улица с табличкой «имени Ханпаши Нурадилова».

За подписью Ватутина

Рома Ракша живет на улице Ватутина, здесь сложилась жизнь трех поколений его семьи: бабушка с дедушкой, мама и отец и Рома с братьями. Когда Рома получил задание изучить жизнь Ватутина, как человек добросовестный все перечитал, пересмотрел, передумал.

Такая судьба Ватутина: всю жизнь он служил в Красной Армии, с 19 лет и до смерти. Красноармеец, курсант, помощник командира взвода, командир роты, начальник отдела штаба и так далее до командующего фронтами – Воронежским, Юго-Западным, 1-м Украинским.

О том, как Ватутин воевал в Сталинграде, подробно написано в книге Михаила Брагина «Ватутин. Путь генерала».

– Обнаружил, что Ватутин родом из Воронежской области, – говорит Рома. – А у меня там бабушка живет. От нее и узнал, что два моих прадеда были танкистами, оба сгорели в танке. А похоронки их матери пришли за подписью Ватутина.

Предпочитал быть рядовым

Тане Кузнецовой однофамильца искать было нетрудно. В России Кузнецовых меньше только чем Ивановых и Смирновых. Улица Николая Кузнецова находится в Краснооктябрьском районе, Таня там и живет.

Первый вопрос к маме и бабушке: «Этот Кузнецов нам не родня?». Кто такой Николай Кузнецов, знают все люди старшего поколения из книг и кино: это же легендарный разведчик! Вот только Кузнецов, чьим именем названа улица Волгограда, – наш земляк, сталинградец, рабочий с «Красного Октября».

Он прошел всю войну, брал Берлин, вернулся домой живым и со звездой Героя Советского Союза. А после войны и до самого конца служил в милиции. В музее УВД есть и портрет Кузнецова, и личное дело. Но самое главное: знают адрес сына героя – Владимира Николаевича. Разговор был долгий, душевный.

– Главный вопрос, на который искала ответ , – какой был Николай Кузнецов, – говорит юная исследовательница. – Строгий к людям и к себе, дисциплину любил. Смелый. Довелось ему с товарищами обезвредить банду. Скромный. Его в начальство выдвигали, а он предпочитал быть рядовым. Его сын горюет об одном, что не удалось ему разговорить отца на воспоминания о войне, о подвиге. Но в те годы не полагалось говорить о войне.

Судьба как в кино

Алина Исаева взялась писать о генерале Леонтии Николаевиче Гуртьеве, потому что по улице Гуртьева она каждый день ходит. И кто такой Гуртьев и что происходило здесь 70 лет назад, Алина узнала в результате долгих и кропотливых изысканий под руководством и вместе со своей учительницей Ольгой Реут.

Если бы о Гуртьеве киношники взялись сделать фильм, это был бы увлекательный, воспитательный фильм, со множеством интриг, удивлений. Пока такого фильма нет, хотя писатели, знавшие Гуртьева, Константин Симонов и Василий Гроссман, уважительно, даже восторженно рассказывали о нем.

Высказывание Гроссмана о Гуртьеве, командовавшим 308-й стрелковой дивизии, можно сказать, высечено на мраморе. Над Озером слез на Мамаевом кургане красуются слова: «Железный ветер бил им в лицо, а они все шли и шли вперед, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?».

О социальном происхождении полковника Гуртьева в документах обычно не упоминается – он был из дворян. Он учился в политехническом институте, за участие в рабочей демонстрации попал в Петропавловскую крепость, потом в окопы Первой мировой войны. Затем (вот такая динамика) три года плена в Австрии и Германии. Когда вернулся домой – гражданская война, с июня 1919 года – доброволец Красной Армии, и с тех пор с военной службой до конца.

А этот факт как будто специально для кино: Леонтий Николаевич сражался за Советскую власть в Красном Царицыне. И в мирное время Гуртьев оставался на военной службе. В 1935 году он получил назначение в Омское военное пехотное училище. Требовал, чтобы курсанты закаляли себя, приучались переносить любые трудности и погодные условия, сам в жестокие сибирские морозы ходил в лыжные походы: «На войне будет еще труднее, а мы готовимся именно к войне».

Все пригодилось курсантам, когда 23 февраля 1942 года полковнику было поручено сформировать 308-ю стрелковую дивизию. Ей досталось сражаться в районе «Баррикад». Командир дивизии всегда был в центре боя.

– Когда мы с учительницей писали про Леонтия Николаевича Гуртьева, все время плакали, – делится Алина Исаева. – Жалели его очень. И мне кажется, что теперь я точно знаю, почему мы победили в той страшной войне: у нас были такие генералы, как Гуртьев.

DNG

Поделиться в соцсетях