Волгоградские ученые разработали уникальные протезы

Волгоградские ученые разработали уникальные протезы
Маленький белокурый латыш Андреас на редкость обаятельный пацаненок. Он всегда в хорошем настроении, обожает фильм «Титаник» и вообще все корабли, заступается за девчонок и готовится в этом году пойти первый раз в первый класс. В обычную образовательную школу. Саманта, мама Андреаса, говорит об этой обычной школе с гордостью – это будет большая победа ее маленького мальчика. Победа, которая без волгоградских ученых не случилась бы.

Лучше, чем в Европе

У Андреаса редкое неврологическое заболевание – врожденный артрогрипоз верхних и нижних конечностей. За свою такую коротенькую жизнь храбрый малыш перенес восемь (!) операций, в том числе три – только за последние полгода.

– Изначально, – рассказывает мама, – он вообще ничего не мог – ни ходить, ни руками двигать. Андреаса лечат в уникальном медицинском центре Санкт-Петербурга, который специализируется как раз на артрогрипозах. Через пять месяцев, как нам пообещали, мой мальчик уже встанет на ножки. А двигать ручками ему помогут волгоградский профессор Воробьев и его замечательная команда.

Об Александре Воробьеве, заведующем кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии, семья маленького Андреаса услышала в Питере, куда он приезжал делать научный доклад. Александру Александровичу было о чем рассказать российскому научному сообществу. В 2015 году состоялась презентация уникальной, не имеющей аналогов в Европе конструкции волгоградских специалистов – аппарата «ЭКЗАР» для пятилетней Илоны. Девочка, которая тоже страдала артрогрипозом, не могла ни умыться, ни причесаться, даже поднести ложку ко рту требовало от нее невероятных усилий. Именно маленькая Илона и окрестила «ЭКЗАР» крыльями – уж очень она была похожа с ними на ангела.

– Нам тогда нужно было решить несколько задач, – вспоминает профессор Воробьев. – Устройство должно иметь определенный объем движений для крупных суставов. Оно должно быть легким и прочным, изготовленным из безопасных материалов, доступным по цене и не зависеть от источников питания. И еще один важный момент: так как мы делали его для ребенка, нужно было предусмотреть возможность замены конструктивных элементов и адаптации под растущий организм.

Больше года потребовалось на разработку первой конструкции, еще год на ее подгонку. Первые образцы не работали, последующие ломались. Модель, которую Илона смогла наконец надеть, удалось сделать только в конце 2014 года. Конечно, ее «крылья» не возмещали полностью все функции, доступные здоровому человеку. Но даже тот объем движений, который появился, изменил ее жизнь.

Как автомат Калашникова

После той презентации минуло ровно три года, и это время не прошло даром для команды профессора Воробьева. На вопрос, сколько еще детей получили от них «крылья», Александр Александрович отвечает, что они не гонятся за количеством, у них другая задача:

– Мы хотели исследовать возможности экзоскелета у разных категорий людей. Возраст – от 4 до 75 лет. У них были разные проблемы: у кого‑то «не работали» ноги, у кого‑то была полная миопатия верхних и нижних конечностей. Некоторые наши маленькие пациенты не могли поднять ручки и писали, зажав в зубах карандаш. А были такие, которые даже голову держать не могли, и мы сделали им не только экзоскелет, чтобы они смогли поднимать руки, но и антигравитационный подголовник.

Сегодня главный помощник профессора Воробьева в этой уникальной и кропотливой работе – кандидат медицинских наук Федор Андрющенко, кстати, педиатр по специальности. Вместе им пришлось поменять технологию изготовления «ЭКЗАРА». «Крылья», которые делали для Илоны, они уже называют примитивными (некоторые детали были вообще деревянными). Теперь для изготовления конструкций – легких и одновременно очень прочных, используется авиаль (авиационный алюминий).

Но в основе по‑прежнему ручной труд. Каждый экзоскелет, как модель «от кутюр», индивидуален, требует многочисленных примерок и подгонок. Но результат того стоит – качество жизни пациентов меняется кардинально. Особенно Александр Александрович гордится 18‑летней девушкой из Сибири, которая с помощью экзоскелета стала играть на пианино.

– Правда, она мечтала играть на скрипке, но я ей сказал: не торопись, сначала пианино освой, – смеется профессор.

А второе, чем гордится профессор, – каждый экзоскелет создается по «принципу автомата Калашникова».

– Это значит, – объясняет он, – что все просто, надежно и все разбирается, в отличие от американских аналогов, где детали одноразовые.

С надежной опорой

Разработки (а за три года было создано 28 уникальных экзоскелетов) – очень дорогое удовольствие. Но ученых активно поддержала администрация Волгоградской области. Александр Воробьев и Федор Андрющенко дважды получали областные гранты и удостоились премии губернатора за свои разработки. После этого их «ЭКЗАР» был переименован в «ЭКЗАР-34». В знак, так сказать, благодарности.

…Примерки экзоскелета для маленького Андреаса прошли удачно.

– Совсем скоро на барабане играть сможешь! – обещает профессор Воробьев малышу.

– Да не хочу я на барабане, – корчит уморительную гримаску юный пациент. – Я вообще‑то петь люблю!

И затягивает бесконечную песню про какую‑то принцессу на латышском языке.

Андреас верит, что с таким аппаратом он вернется к нормальной жизни.

А у волгоградских ученых тем временем появились новые планы. Им пришло в голову, что если «ЭКЗАР» немного доработать, он может стать незаменимой «спецодеждой» для хирургов и особенно нейрохирургов, которым приходится порой часами стоять за операционным столом. От напряжения у них в буквальном смысле опускаются руки, а новая модель «ЭКЗАРА» станет для рук опорой. Подобной конструкции, утверждает профессор Воробьев, нет нигде в мире. Волгоградские ученые уже в ближайшее время намерены ее так же, как и «ЭКЗАР-34», запатентовать и представить медицинской общественности. Но это, как говорится, уже тема для следующей публикации.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях