Волгоградский пенсионер через суд пытается выкупить долю экс-жены в собственной квартире

  • Волгоградский пенсионер через суд пытается выкупить долю экс-жены в собственной квартире
  • В этой кваритре когда-то случались счастливые моменты...
  • Надеяться Виктору Ивановичу остается только на высший суд
Долевой продажей квартир в по следнее время все чаще интересуются риелторские агентства. Практика показывает, что при покупке доли новые собственники вынуждают хозяев перейти в жилье с менее комфортным проживанием. В большинстве случаев не согласиться с условиями новых «соседей» означает потерять здоровье, время и деньги. Именно в такую неприятную историю попал волгоградец Виктор Анисимов, обратившийся в «Волгоградскую правду» за помощью. В ситуации разбиралась корреспондент Надежда МАГНИТСКАЯ.

Последняя обитель

– Вот в этой комнате моя жизнь и закончится, и это произойдет только при самом благополучном раскладе, а при плохом – придется нам с сыном зал делить. Не думал, не гадал, а действительность оказалась жестокой…

64-летний Виктор Иванович Анисимов начинает свой рассказ, сидя на краешке кровати в спальне брежневской трешки-«распашонки» метражом 9,7 метра. На стене висят фотографии родных и близких, на некоторых из них отражены памятные фрагменты трудовой биографии, которая была интересной и содержательной.

– Я работал в телецентре начальником участка в ТУСМе, – вспоминает былое Анисимов. – Обеспечивали связь. Стояли у истоков волгоградского телевидения. Первый и второй каналы для области тоже через нас передавались. Квартиру эту от ТУСма получил в 1980 году. До этого с женой шесть лет по чужим углам скитались. А тут – трехкомнатная! Радости нашей не было предела. Я тут две трети жизни прожил.

В соседней комнате пока живет сын, а вот в зале уже практически поселился чужой человек, который, по словам Анисимова, претендует на всю квартиру.

Бывшая

Проблемы с квартирой начались три года назад. Виктор Иванович в 2008 году развелся с женой. Старший сын давно жил своей жизнью, а младший, которому на момент развода было 32 года, остался с матерью в отчем доме. После раздела имущества и, соответственно, квартиры бывшая супруга решила продать свою половину, которую оценила в миллион рублей. Анисимов не на шутку встревожился – все эти годы он жил в чужой квартире, а свою не делил ради сына.

– Я жене предлагал поделить на троих: ей, мне и сыну, 500 тысяч рублей обещал выплатить. Но она отказалась наотрез, – рассказывает Виктор Иванович.

Отметим, что по закону при продаже долевой собственности первыми в очереди на покупку стоят владельцы других частей. Если один из владельцев долевого имущества захотел продать свою долю, он обязуется прежде всего узнать, не желают ли приобрести эту часть другие собственники. Но после оповещения у собственников есть только 30 дней на решение вопроса.

Дело на миллион

Миллиона рублей у Анисимова не нашлось, и квартира была продана некой госпоже Карповой и оформлена в собственность. Собранные позже по крохам необходимые деньги Анисимов перечислил на счет судебного департамента, но было поздно. Решение суда Дзержинского района вынесено не в его пользу.

– При продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки других участников любой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о совершении сделки, требовать в судебном порядке перевода на него прав собственности, – комментирует юрист Александр Самарин.

Но суд оставил в силе сделку бывшей жены Анисимова с госпожой Карповой.

– Мне непонятно, по какой причине суд решил, что у меня не было доказательств, несмотря на то что о сделке, совершенной 2 июля 2014 года, меня никто не уведомил, а квитанцию о перечисленном 9 сентября миллионе рублей в материалы суда, состоявшегося 15 сентября того же года, почему-то не включили, – сетует Анисимов.

Все вышестоящие инстанции оставили в силе решение, и шансов выкупить у бывшей жены квартиру теперь нет. Право пользования жилым помещением госпожой Карповой определяется через суд Дзержинского района.

Кстати, очень странным выглядит то, что в печатных вариантах решений дважды сделаны ошибки. В первом случае указан неверно номер квартиры – вместо № 277 пишут № 18, во втором, уже после заявления представителя истца об исправлении ошибки, улица Симонова превращается в улицу К. Сомонова.

Нет правды на земле?

Как выяснилось, соседство с некой госпожой Карповой, которую хозяин квартиры так и не увидел, оказалось не главной проблемой. Самое интересное происходит вскоре после судебного заседания. Дело с решением суда, еще не вступившим в законную силу, в котором Анисимову в право пользования передаются две комнаты, а госпоже Карповой одна, чудесным образом пропадает из Дзержинского районного суда.

В это время новая соседка Анисимова продает одну третью доли своей половины квартиры, и не кому-нибудь, а своему представителю в суде – директору ООО «Волгоградский ипотечный центр» господину Мачееву! Наверное, в надежде на то, что материалы дела не будут восстановлены, Мачеев подает в Дзержинский суд иск к Анисимову, мотивируя тем, что ему не позволяют вселиться в квартиру.

Суд выносит решение о вселении директора ипотечного центра и определяет следующий порядок пользования жилплощадью: Мачееву – комната сына площадью 12,8 квадратных метра с лоджией, Карповой – комната в 9,7 квадратных метра с балконом, старому хозяину с сыном – проходной зал.

Вот так учтены интересы Анисимова-младшего, перенесшего тяжелейшую травму, больного сахарным диабетом и законно прописанного в квартире...

И это несмотря на то, что потерянное дело было восстановлено и вступило в законную силу: мировым судьей 136-го участка установлен прежний порядок пользования жилым помещением, где Виктору Ивановичу выделяют две комнаты с конкретным указанием квадратуры.

По логике, свою долю Карпова может продать кому угодно, но количества квадратных метров и комнат, переданных Анисимову, это никак не меняет. Но легким росчерком судейского пера одна вторая площади Карповой превращается в 22,5 квадратных метра против 17,2, принадлежащих Анисимову.

– Все, что происходит, более чем безнравственно, мы будем бороться и уже подали апелляцию, – говорит представитель Анисимова Лилия Сысолятина.

А пока в ожидании очередного суда отец с сыном постоянно прикладываются к иконам, веря только в высшую справедливость.

Подводные камни продажи долей в квартире

– При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли, – комментирует ситуацию юрист Дмитрий Зацаринский. – Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, в праве собственности на движимое имущество в течение 10 дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

DNG

Поделиться в соцсетях