Восьмилетнего Диму «арестовали» на 36 часов

  • Восьмилетнего Диму «арестовали» на 36 часов
  • Восьмилетнего Диму «арестовали» на 36 часов
  • Восьмилетнего Диму «арестовали» на 36 часов
Эта история – беспрецедентная для Волгоградской области – повергла в шок не только родных восьмилетнего Димы Нагайцева, но и всех жителей городка Суровикино, следивших за громким процессом.

Обыкновенная детская потасовка переросла в настоящую драму с привлечением полиции и органов опеки, проявивших по отношению к ребенку неслыханную суровость – мальчика не просто изолировали от общества, его насильно разлучили с матерью. Как так вышло, что вполне обычный ребенок, не хулиган, не бродяга, оказался едва ли не за решеткой, выясняла «ВП».

Ювенальное похищение

Оказавшись в Суровикино, мы сразу поняли, что здесь не первый день кипят страсти. Городок буквально разделился на два лагеря – одни поддерживают мальчика, недавно потерявшего отца и пережившего – пусть и на короткое время – шок расставания с мамой.

Другие – на стороне родителей шестилетней девочки, в которую восьмилетний Дима Нагайцев случайно попал камнем. Малышка получила травму, поступок Димки по суду признали общественно опасным деянием и поместили ребенка в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУ МВД по Волгоградской области. Но обо всем по порядку.

Второклассник Дима Нагайцев повздорил с соседскими детьми. Что они не поделили и что именно стало причиной конфликта – определить теперь трудно: дети объясняют каждый по?своему. Но результат оказался плачевным – мальчишка швырнул в стайку своих обидчиков камень, который случайно попал в голову малышки. Врачи диагностировали у девочки «телесное повреждение в виде кровоподтека и ссадины лобной области, ушиб спинки носа».

Надо сказать, что оба ребенка воспитываются в благополучных, но конфликтующих между собой семьях. Поэтому родители девочки не стали мирно выяснять отношения с соседями, а отправились прямиком в органы опеки и потребовали, чтобы в ситуации разбирались местные стражи порядка.

– 16 мая инспектор по делам несовершеннолетних Анастасия Илларионова пригласила нас с сыном на беседу, – рассказывает, едва сдерживая слезы, мама Димы Оксана Нагайцева. – После школы я забрала ребенка и поспешила в отдел.

Оксана и сегодня волнуется, вспоминая тот день, а Дима не отходит от матери ни на шаг.

– Я даже подумать не могла, что домой вернусь с одним портфелем, а сына заберут как общественно опасного преступника, – плачет женщина. – Ребенок был очень напуган, по щекам не переставали течь слезы. И у меня, и у Димы реакция была шоковая, его буквально отрывали от меня силой!

Диму разлучили с матерью и заперли в центре временного содержания несовершеннолетних. Вернули почти через двое суток. И тогда, и сегодня ответственные лица говорят – «мы просто исполняли закон». Действительно, чиновники и правоохранители вправе были применить такую крайнюю меру. Не стоит забывать, что они реагировали на ЧП – маленькая девочка получила травму! И наказать виновного, безусловно, было надо.

Но многих поразила неслыханная суровость – с ребенком из благополучной семьи, у которого к тому же недавно погиб отец, обошлись как с малолетним преступником-рецидивистом. То, что «перегнули палку», подтвердила и прокуратура.

«Было превышение полномочий»

– Этот случай, вызвавший столь серьезный общественный резонанс, за мою практику единственный в районе и, надеюсь, последний, – сообщил «ВП» заместитель прокурора Суровикинского района Сергей Старунов. – Органам опеки и комиссии по делам несовершеннолетних следовало разобраться в ситуации, прежде чем переходить к крайним мерам. Прокуратура уже дала правовую оценку действиям сотрудников суровикинского отдела ОМВД, превысивших полномочия в отношении мальчика. Начальнику отдела ОМВД по Суровикинскому району Вячеславу Халабурдину внесено требование об устранении нарушений федерального законодательства.

В чем причина случившегося – вопрос. Надзорное ведомство не участвовало в конфликте, однако, изучив материалы дела, там предположили, что все дело во взрослых амбициях. Именно родители не смогли разобраться, найти компромисс и наладить контакт ради детей.

– Если у мамы мальчика не получается донести до ребенка правила поведения в социуме, то сделать это должны специалисты, которые умеют грамотно разговаривать с детьми, – считает мама пострадавшей девочки Людмила. – 

Если бы я не обратилась в соответствующие органы, мальчишка мог бы подумать, что может безнаказанно так поступать и дальше!

Женщина убеждена: она, возможно, предотвратила еще более серьезное правонарушение в отношении детей. И ее, как маму, готовую защищать своего ребенка, понять можно.

В дело вмешались общественники

Между тем, по словам классного руководителя Димы, педагога с 41?летним стажем Нины Алексеевой, Дима – ребенок спокойный, ранимый, добрый, в школе характеризуется исключительно положительно, ответственный, открытый, доброжелательный.

– С одноклассниками у Димы отношения ровные, никаких вспышек агрессии я за ним не замечала, – говорит учительница. – И недавнюю потерю отца ребенок воспринял очень болезненно, мы все его жалели. Поэтому всех удивило наказание, которое избрали для него сотрудники отдела ПДН.

Многие соседи удивляются: как вполне благополучный ребенок, не хулиган, не бродяга вдруг в одночасье стал социально опасен и его решили изолировать от общества! Впрочем, люди убеждены – нашли бы родители общий язык, и никакой «драмы Димы Нагайцева» в Суровикино не случилось.

– Но я считаю, что есть доля вины и сотрудников специальных служб, – добавляет Нина Алексеева. – В этой ситуации очень важно, что история вызвала такой резонанс благодаря вмешательству областной Общественной палаты.

Местные жители говорят: дело даже не в том, что кто-то жаждет мести или наказания «перестаравшихся» должностных лиц. Нужно всему обществу обратить внимание на эту проблему, чтобы не допустить повторения впредь!

«За это надо снимать погоны!»

К слову, Общественная палата региона действительно взяла эту историю на свой особый контроль. Руководитель ведомства Татьяна Гензе, получив обращение мамы мальчика, отреагировала немедленно – приехала в Суровикино, чтобы на месте разобраться в проблеме.

Непростой и очень эмоциональный разговор состоялся в рамках выездного совещания областной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Пришли высказать свое мнение многие неравнодушные люди – педагоги, соцработники, обычные жители.

Выяснение всех обстоятельств дела проходило действительно объективно. Были выслушаны аргументы обеих сторон, мнение специалистов и юристов. Но что настораживает: на заседании прозвучала неутешительная статистика. В Суровикинском районе в этом году в ЦВСНП было направлено сразу 12 детей! Это больше, чем где?либо в области.

Что это – перестраховка должностных лиц, излишнее рвение или неумение нормально организовать профилактическую работу? С этим теперь тоже будут разбираться члены Общественной палаты региона.

При этом 33 ребенка (это довольно много!) состоят в Суровикинском районе на специальном учете комиссии ПДН. И это не пустяки, ведь такой эпизод в биографии повлечет за собой определенные ограничения для ребенка в будущем, поясняют специалисты.

– К примеру, ребенок не сможет поступить в вузы определенной направленности, – поясняет инспектор из ГУ МВД России по региону Светлана Попкова, принявшая участие в заседании. – В отношении Димы, будем надеяться, сложится все иначе, он не достиг возраста уголовной ответственности. Если больше не совершит подобного, то через полгода благополучно снимут с учета и он забудет произошедшее как страшный сон.

Однако у членов Общественной палаты на этот счет свое мнение. Многие не скрывали эмоций. Масла в огонь подлила и информация, которую неофициально, между собой, обсуждают местные жители. Якобы, у пострадавшей девочки есть некий влиятельный родственник в районе, которому пошли навстречу в просьбе «проучить хулигана».

«Да за это надо снимать погоны!» – возмущаются люди. Возможно, они правы. Но оценку действиям должностных лиц может дать только надзорное ведомство, вышестоящее руководство или суд. И здесь важно тщательно разобраться, чтобы в очередной раз «не наломать дров» и не наказать «стрелочников».

Но также важно и другое – чтобы специалисты помогли взрослым научиться решать конфликты цивилизованно, не вмешивать детей. В этом сегодня, полагают общественники, основная задача всех субъектов профилактики – участковых, соцслужб, опеки, образования.

– Общественная палата подготовит запрос и инициирует проверку этого резонансного дела, чтобы ни один ребенок больше не пострадал от подобных действий, – подвела итог председатель Татьяна Гензе.

А что же Димка? Родственники волнуются – теперь любое его действие будут рассматривать под лупой и при желании любую шалость, детскую проделку или мальчишеское дурачество могут расценить, как правонарушение со стороны «рецидивиста»… Кому?то, может, без последствий сойдет с рук и более тяжелый проступок, но точно не Диме. Теперь. К сожалению…

«Закон есть закон, и он един для всех»

– Этот ребенок является правонарушителем, его действия подпадают под ст. 116 – побои, – считает руководитель пресс-службы регионального главка МВД России Светлана Смольянинова. – Федеральный закон № 120 позволяет сотрудникам полиции направлять в качестве воспитательной меры ребенка на двое суток в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, и потому действия сотрудников полиции в данном конкретном случае вполне правомерны.

И сенсации в плане того, что изъяли и отвезли, нет никакой и быть не может. Да, восьмилетний ребенок. Однако ЦВСНП – это не спецприемник и не тюрьма. Это воспитательный центр, условия содержания в котором сравнимы с хорошим пионерским лагерем.

Ребенок должен понимать, что в любом возрасте необходимо отвечать за свои поступки и нести наказание за содеянное. Это все родители должны объяснять своим детям. Закон суров, но он един для всех.

В данном случае сотрудники полиции действовали согласно букве закона.

«Всегда нужно оставаться людьми!»

– За любой проступок должно быть наказание, но адекватное, чтобы не сломать ребенка, – говорит председатель Общественной палаты Волгоградской области Татьяна Гензе. – Да, надо реагировать, защищать, но нужно оставаться людьми! Возьмем другой пример – в детском саду один ребенок укусил другого. Это что, повод для того, чтобы его родители пришли и покусали родителей обидчика?

Подобные ситуации необходимо проговаривать, не уходить и не писать заявления в социальные и судебные органы. Если бы действия всех органов, занимающихся профилактикой, были скоординированы, проблему удалось бы разрешить на местном уровне. Надо не только выполнять инструкции, но и включать человеческие качества. Ведь ссоры между детьми – рядовое явление, со всеми без исключения это случается.

Но эта ситуация – нестандартная, и причина – затяжной конфликт родителей, а дети под копирку повторили и «проиграли» его уже на своем уровне.

«Изъятие ребенка – это крайняя мера»

– Изъятие ребенка из семьи – крайняя мера, которая применяется лишь при наличии непосредственной угрозы жизни ребенка или его здоровью, – говорит член президиума Российского психологического общества, председатель объединения психологов-практиков Волгограда Виктор Кисляков. – Даже временный разрыв отношений между матерью и ребенком – это катастрофическая психологическая травма. Я думаю, что только по какому?то абсолютному беспределу органы опеки могли пойти на такой шаг.

Дело еще и в том, что критерии оценки, которые позволяли бы определить, что есть реальная угроза жизни и здоровью ребенка, размыты, нечетки. Поэтому зачастую работники опеки оценивают семейную ситуацию, основываясь лишь на своих внутренних представлениях, и оценка их бывает очень субъективна. Чтобы исключить субъективный фактор в действиях опеки, нужно разработать очень конкретные и очень точно сформулированные критерии – что есть «жестокое обращение», что есть «надлежащее» или «ненадлежащее» воспитание ребенка.

А в этой ситуации и маме, и ребенку требуется психологическая помощь.

Фото Кирилл Брага

Поделиться в соцсетях