Война пришла без приглашенья

Война пришла без приглашенья
Никто не знает – сколько тысяч сталинградцев погибло в тот страшный день.В Сталинград война ворвалась внезапно. Накануне по радио сообщали, что бои идут на Дону, почти за 100 километров. В городе работали все предприятия, магазины, кинотеатры, готовились к новому учебному году школы. Но 23 августа 1942 года пополудни все в одночасье рухнуло.

Во второй половине дня, в 16 часов 18 минут по московскому времени, по приказу гитлеровского командования силами 4-го воздушного флота люфтваффе началась массированная бомбардировка города, вызвавшая колоссальные разрушения. Этот день стал самым трагичным в истории Сталинградской битвы. С 23 августа и в течение последующей недели немецкие бомбардировщики совершали до двух тысяч самолетовылетов в день. Сталинград стал фронтовым городом.

Воздушные бомбардировки продолжались 24, 25, 26 августа. С 28 августа по 14 сентября на Сталинград было сброшено 50 тысяч бомб весом от 50 до 1000 килограммов. На каждый квадратный километр сталинградской земли приходилось до 5 тысяч бомб и осколков крупного калибра. Ни один город мира не выдерживал такого огненного шквала, как Сталинград.

В тот момент в городе не было скопления наших войск. И все усилия противника были направлены на уничтожение именно мирного населения.

Вспоминая те дни, дитя Сталинграда Светлана Шайдакова едва сдерживает слезы. Мы с ней стоим у памятника мирным жителям Сталинграда, погибшим во время бомбежек. Рядом с нами на фоне скульптурной композиции вместе с родителями фотографируется белокурый мальчишка.

– Я была примерно такого же возраста, даже чуть младше, когда немцы начали бомбить Сталинград, – говорит она, показывая в его сторону. – Я играла на улице, когда послышался гул самолетов. Мама и бабушка схватили меня и потащили в подвал к соседке.

Там они прятались от бомбежки, там ей, маленькой девчонке, казалось, что их засыпало землей и обратно им уже никогда не выбраться. Когда стихло, кое-как вылезли из погреба. И увидели, что их тихой улочки не узнать совсем. Часть домов была разрушена, головешки тлели вокруг.

– У меня была кошка Люська, я помню, как со слезами бегу за ней. Но она, жалобно мяукая, вся обгоревшая скрывается в овраге…

Потом были железнодорожные пути и поиск убежища. Немецкие самолеты налетели вновь. «Я расплакалась, и какой-то солдат, ехавший на подводе, протянул мне огурец и сказал: «Не плачь, дочка».

Эти отрывки, как картины, встают в ее памяти. Как прячутся в подвале полуразрушенного дома, как взрослые заталкивают детей вглубь ниши и просят не высовываться. Потом – комната с низким потолком. Кажется, летняя кухня. «Пытаюсь встать, но не могу, все плывет у меня перед глазами. Мама говорит: «Лежи, ты вся горишь». Ее рука касается моего лба, она прохладная. И в полузабытьи слышу чьи-то слова: «Вся Волга горит».

Волгоградец Виктор Першин в те дни был 15-летним подростком. Окончил судостроительный техникум и по направлению учебного заведения отправился рыть противотанковые рвы у хутора Елхи. Тяжкий труд: сухая глина не поддавалась ни лопате, ни кирке. И когда 22 августа им дали выходной и разрешили съездить домой, он был счастлив. Тогда он не знал, что это последний день его мирной жизни.

– Наутро мама затеялась с тестом, – вспоминает он. – А мы с братом первым паромом поехали за Волгу ловить рыбу. Вернулись с уловом, в доме пахло горячим хлебом…

Но попробовать его им не пришлось. Началась бомбежка. Он мог эвакуироваться в первые дни. Помнит грузовик, в который посадили женщин и детей. Но маме там места не нашлось.

–Я на ходу схватился за борт машины, но потом передумал, и спрыгнул. Как же я маму и брата оставлю? – рассказывает Виктор Першин.

Потом снова была возможность эвакуации, но на переправе один из командиров остановил его и попросил помочь. Парень знал в округе уголки и тропинки. К тому же был шустрым и юрким. И лучшего проводника для солдат не найти.

Разрушенные улицы Сталинграда стали полем сражения, и выживали мирные сталинградцы, оказавшиеся в эпицентре военных событий, только милосердием солдата. Каждый, кто выжил среди обстрелов, взрывов, свиста пуль, помнит вкус мерзлого солдатского хлеба и варево из пшенного брикета.

Многих, чудом оставшихся в живых во время бомбардировок города, ожидала тяжелая участь. Они были захвачены немецкими оккупантами. Фашисты выгоняли людей из родных мест и бесконечными колоннами гнали по степи в неизвестность.

– Помню хмурое небо. Открытый вагон товарного состава, куда немцы грузят женщин и детей, как скот. Холодный колючий дождик сыплет без остановки, – вспоминает те дни Светлана Шайдакова. – Рядом мама и бабушка, тети, двоюродные братья – всего 10 человек нашей семьи. Нас везут в концлагерь в Белую Калитву, в котором мы чудом выжили. И из которого нас освобождал отец – солдат Красной Армии.

Один за одним уходят герои войны. Сегодня в региона в живых осталось 838 участников Сталинградской битвы. Остаются дети войны… Всю свою жизнь они хранят эту страшную память. И это, пожалуй, последняя возможность из первых уст узнать о той войне, в которой наши деды победили.

Поделиться в соцсетях