«ВП» рассказывает о священнике Алексии Могилине

  • «ВП» рассказывает о священнике Алексии Могилине
  • «ВП» рассказывает о священнике Алексии Могилине
За свою веру миряне и священники гибли в XX веке не на чужбине, а в родной стране – на Руси православной. Священник Алексий Могилин пострадал от репрессий, но не изменил своей вере.

В советское время  в нашей стране было много жертв политических гонений и произвола. Под каток репрессий попадали  не только убежденные партийцы, но и далекие от политики ученые, военные, творческая интеллигенция. А еще – священнослужители. Как правило, духовенство Русской православной церкви бывало в ссылках не один раз. Но освободившись из мест заключения, не сломленные духом, эти люди становились ярким примером преданности христианской вере. Один из таких священников – наш земляк Алексий Могилин.

Священник от сохи

Алексей Иванович Могилин родился в 1898 году в селе Песчанка Царицынского уезда Саратовской губернии. В 1910 году окончил школу и продолжил обучение в городском училище.

В 1912 году переехал в город Вольск и поступил в учительскую семинарию. По настоянию епископа Саратовского Палладия в 1914 году Алексей Иванович, не окончив обучение, переехал в Саратов и стал учиться в четырехгодичном миссионерском училище.

А в судьбоносном для России 1917-м он получил звание псаломщика и указом епископа был направлен в церковь в село Новая Отрада Царицынского уезда. Прослужив там полгода, переехал в село Бузиновка Калачевского района, где служил псаломщиком до 1920 года.

 С 1920-го по 1924 год работал учителем в начальной школе села Карповка. Затем занимался только сельским хозяйством. У Алексея Ивановича было около семи десятин земли, сад, лошадь, пара волов, корова и овцы. На своих полях он выращивал рожь и пшеницу.

Ссылка за веру

С 1918 года новая власть начала гонения на Русскую православную церковь. Репрессии с каждым разом усиливались. За 20 лет борьбы государства с религией, к 1938 году, РПЦ была практически уничтожена. Монастыри и большее количество храмов закрыли. Много священнослужителей и верующих людей томились в тюрьмах и ссылках.

1927 год для Алексея Могилина, возможно, стал переломным, так как он распродал свое хозяйство и снова стал служить в церкви. В этом же году в Сталинграде архиепископом Тихоном (Русиновым) был рукоположен в диаконы и направлен служить в Вознесенскую церковь.

В 1932 году его перевели в Казанскую церковь, где он прослужил до момента своего ареста. В марте 1935 года протодиакона Алексия Могилина арестовали за антисоветскую деятельность и предъявили обвинение по ст. 58 п. 10, 11 УК РСФСР.

В обвинительном заключении указывалось, что Могилин якобы являлся «участником контрреволюционной группировки, возглавляемой архиепископом Серафимом Павловым, от которого получал указания о вербовке актива для борьбы с советской властью». Приговорили его к трем годам ссылки в Архангельск.

В 1938 году Могилин вернулся обратно в Сталинград и собирался снова служить в церкви, но так как храмы были закрыты, то поступил работать в Сталинградский театр музыкальной комедии, где пел в хоре до 1941 года.

 К этому времени семья Могилиных была уже большой. Жена Анастасия Александровна, несмотря на все трудности жизни, дождалась своего мужа из заключения, воспитывая одна шестерых детей.

Молитвенная сила

Началась Великая Отечественная война, и в конце сентября 1941 года отца Алексия Могилина направили в Днепропетровскую область на создание оборонительных рубежей. Проработав там несколько дней, он попал в немецкое окружение.

Выбраться из оккупации было сложно, но Могилин и еще шесть человек решили идти в сторону Сталинграда. Через 30 километров их остановили немцы, отца Алексия приняли за комиссара и собирались расстрелять, но, проверив документы, отпустили.

Дальнейшее путешествие привело его в город Красноград, далее на станцию Лозовую, потом он шел два дня по направлению к городу Шахты, где с ним случилось чудо.

Увидев большое село, Могилин решил направиться к нему через поле, читая в пути молитву. Достигнув села, он понял, что не заметил, как прошел минное поле. Позже отец Алексий не раз будет вспоминать, как Бог уберег его от смерти.

Остановился переночевать он в одной избе. Ночью ворвались немцы, схватили его и еще четверых человек и повели на край села на расстрел. Однако, поговорив между собой, пленных отпустили.

Тернистый путь

Затем Алексей Могилин попал в Румынию, где с декабря 1943 года по весну 1944 года работал и жил в монастырях недалеко от города Бухареста. Однажды весной в монастырь приехал патриарх Румынский Никодим, который после службы предложил отцу Алексию служить при патриархии.

По всей видимости, это не входило в планы Могилина, и в 1945 году он вернулся в Сталинград, где снова стал служить в Казанской церкви.

30 марта 1947 года в день памяти преподобного Алексия, человека Божия, прихожане поздравили протодиакона Алексия с днем ангела и вручили ему Благодарственное письмо с подписью 147 человек.

 В нем было сказано:

«Поздравляем вас с днем вашего ангела, желаем на многое лето здравия и благополучия, а также желаем вам как старому служителю этого храма послужить долгие, долгие годы.

Вы своим голосом и богослужением сглаживаете всю бледность церкви. Ваш голос всегда был и есть украшение храма. Когда видишь вас и слушаешь ваше богослужение, то совершенно забываешь о разрушенном храме. Вам немало пришлось пережить за этот храм.

У вас был путь – тяжелый, тернистый, путь жертвенный, но каждый шаг этого пути был охранен вашим ангелом-хранителем, для того чтобы вы вновь явились в этот храм и продолжили свое богослужение…»

Как оказалось, путь – тяжелый, тернистый и жертвенный – еще не закончился. Не прошло и трех месяцев, как священника постигло еще одно трудное испытание.

Без вины виноваты

26 июня 1947 года отца Алексия вновь арестовали и обвинили в антисоветской деятельности и пребывании на оккупированной немцами территории. Скорее всего, нашлись корыстные люди, которые решили оклеветать протодиакона и, возможно, сделать на этом свою карьеру. 14 февраля 1948 года Могилин «как социально опасный элемент» был осужден к заключению в сибирский исправительно-трудовой лагерь на пять лет по ст. 58 п. 10 УК РСФСР.

В 1952 году протодиакон Алексий опять вернулся обратно в Сталинград и был направлен служить в Покровский храм города Урюпинска. В это время настоятелем там был протоиерей Владимир Лециус. У протодиакона Алексия был прекрасный голос, и вместе они служили так, что послушать их проповеди приходили толпы людей.

В годы гонений на Русскую православную церковь при Хрущеве протоиерей Владимир и протодиакон Алексий проявили большую твердость духа, выступали с разъяснениями об источнике и явленной иконе Божией Матери «Урюпинская».

За это протоиерей Владимир Лециус был снят с должности настоятеля Покровской церкви, а протодиакон Алексий Могилин подвергся взысканиям и переехал в Казахстан – в город Павлодар. Здесь его рукоположили в священники, и с 1960-го по 1974 год он был настоятелем в Христо-Рождественском храме этого города.

Умер отец Алексий в 1974 году и был похоронен на местном кладбище...

Правда о жизни

Его арестовывали дважды, но на всех допросах – в 1935 и 1947 годах – отец Алексий, несмотря на пытки, так и не признал своей вины.

В 80-е годы прокуратура Волгоградской области, рассмотрев дела на репрессированного, выписала два заключения о реабилитации: 10 июня 1989 года по делу № 21613-пф за 1935 год и 1 октября 1991 года по делу № 24704-пф за 1947 год.

Поделиться в соцсетях