Вразуми их, Господи

В ближайшие выходные, когда многие другие пенсионеры поедут на дачи, Лилия Никифоровна Прохорова возьмет самодельный плакат и снова пойдет на пикет в центр города. Ее сыну, Игорю Прохорову, инвалиду по болезни, не положено совместное проживание с соседями по коммуналке. В период работы в качестве мэра Волгограда Романа Гребенникова Прохорова лишили права на индивидуальное жилье, перезаписав из очереди по соцнайму в очередь на расширение жилплощади, а затем и вовсе попытались оспорить наличие у него серьезного хронического заболевания.

«Ошибки чиновники допустили еще на уровне администрации Краснооктябрьского района, – рассказывает Лилия Никифоровна, – моего сына Игоря Прохорова поставили в списки очередников не по тому основанию, что он живет в коммунальной квартире, а как гражданина, проживающего в отдельной квартире и нуждающегося в расширении жилплощади». 

Суды с районной администрацией были выиграны, и Прохоровы уже надеялись, что их сын Игорь обретет отдельное жилье как гражданин, страдающий хроническим заболеванием, по которому совместное проживание с ним в квартире фактически невозможно. Его болезнь входит в перечень заболеваний, когда местные органы власти обязаны немедленно на условиях социального найма предоставить жилье, причем отвечающее всем требованиям исправного жилого фонда.
Молодой человек для верности даже записался на прием к мэру Гребенникову, и тот ему нарисовал самые радужные перспективы. Однако на самом деле обещанную квартиру экс-мэр предоставлять не спешил. Прохоровы продолжали обивать пороги районной и городской администраций, ездили в больницу, где Игорь проходил лечение. Неожиданно в стационаре сменился лечащий и главный врачи, а Игорю стали настойчиво задавать вопросы, не страдает ли он алкоголизмом или наркоманией. Его мама Лилия Никифоровна попыталась узнать – почему уволили лечащего доктора, который хорошо знаком с Игорем и досконально знает его анамнез. Медработники пожимали плечами и в конце концов намекнули: главный врач и лечащий доктор отказались по указке чиновников «переписать» диагноз на новый, который не давал бы права Прохорову на отдельную квартиру. Возмущенные таким отношением, Прохоровы решили защищать свое право через суд. И тогда квартиру дали – но в поселке Южный Светлоярского района. Мягко говоря, вдалеке от родственников – Прохоровы проживают на другом конце города, вытянувшегося вдоль Волги на 40 километров, – в Краснооктябрьском районе.

«Непонятно, каким образом удалось Гребенникову предоставить нам жилье на условиях социального найма в поселке, который в то время еще территориально находился в ведении Светлоярского района? Южный присоединен к границам города лишь недавно, и там нет никакой инфраструктуры – ни больниц, ни аптек», – недоумевает пожилая женщина. Фактически Гребенников отправил инвалида в ссылку, потому что больная мать с пенсией в шесть тысяч вряд ли могла ежедневно вызывать такси, чтобы проехать десятки километров и проведать сына. А ведь по существующему законодательству ходить с протянутой рукой по чиновникам Прохоровым не требовалось. Ведь с 1 марта 2005 года в России действует новый ЖК РФ, который предоставил Игорю Прохорову преимущественные права на получение изолированного жилья. Если раньше он имел право на первоочередное получение квартиры, то теперь администрация города Волгограда была обязана автоматически поставить его на учет вместе с горожанами, имеющими право на внеочередное получение жилой площади. 
Понятия «первоочередное» и «внеочередное» – юридически разные, и Игорь со своей болезнью не мог ждать «воли случая», оставаясь без положенной по закону квартиры. Но мытарства по замкнутому кругу продолжались.
Отец молодого инвалида Александр Яковлевич Прохоров не выдержал издевательского отношения над его семьей и больным сыном. В июле он скончался. А в двух комнатах коммунальной квартиры остались проживать его двое взрослых детей, жена и внуки от дочери. В двух других комнатах большой и старой коммуналки так же ютились семьи. Игорю становилось все хуже. По словам матери, у сына часто происходили приступы, он таял на глазах. Но отпустить сына жить в отдаленный поселок Южный она тоже не могла – это было бы равносильно медленной смерти для больного человека. Мать не выдержала, и сняла сыну квартиру недалеко от дома, с арендной платой шесть тысяч рублей в месяц. За чужое жилье Прохоровы отдают практически всю свою пенсию по инвалидности, но уже не чувствует той тревоги и обеспокоенности, которая присутствовала все время, пока он пытался выживать с тяжелым хроническим заболеванием в коммуналке. Зато в юридической ловушке продолжает оставаться его мать – формально на данный момент права ее сына соблюдены. Инвалид получил квартиру по договору социального найма. Но по справедливости… Отважная женщина снова намерена проводить пикеты и доказывать в суде, что на момент передачи квартиры в поселке Южном на условиях социального найма жилплощадь являлась жилым фондом Светлоярского района.
«Нам не нужны хоромы, необходимо пусть даже самое среднее жилье, но чтобы рядом был медицинский пункт, могла свободно и быстро подъехать скорая помощь, и, конечно, желательно, чтобы Игорь жил недалеко от моего места жительства», – делится мечтами Лилия Никифоровна и чуть слышно добавляет: – даст Бог, новые суды мы выиграем. К разрешению ситуации подключилась даже Русская православная церковь, правовой отдел епархии. Буду молиться за наших чиновников, авось Господь даст им ума, доброты и совести, чтобы впредь так над окружающими людьми не издевались и законы чтили. Ну и за Романа Гребенникова помолюсь, чтоб наставил его Бог на путь истинный».