Все четыре колеса

На каких авто ездили Николай II, Маяковский и Брежнев

«Автомобиль, товарищи, не роскошь, а средство передвижения…» По крайней мере, так нас уверяли авторы романа «Золотой теленок». Правда, широкие народные массы с этим тезисом как-то и через 85 лет после выхода знаменитого романа до конца согласиться не хотят. Впрочем, дело не только в этом. Почти всегда старинный или даже старый автомобиль имеет свою историю. Хотя подчас и почти незаметную. Специальные корреспонденты «Сталинградки» Валерий Цветков и Александр Фолиев побывали в музее «Московский транспорт». И вот что они увидели.

Царский экипаж

Николай II стал среди всех, так сказать, руководителей России первым и весьма большим поклонником автомобилей. Царский гараж состоял из множества машин и по большому счету просто требует отдельного рассказа. В 1904 году, как гласит история мирового автомобилестроения, была основана французская автомобильная марка Delaunay-Belleville – подразделение крупнейшего производителя паровых котлов для кораблей и поездов.

И в том же году были представлены сразу три модели – недорогие спортивные купе 16CV (л. с.) и дорогие 24 и 40CV. Все они оснащались четырехцилиндровыми моторами собственного производства. Благодаря простой и надежной конструкции смогли быстро найти своего покупателя. За последующие 10 лет «Деланэ-Бельвиль» стали эталоном автомобилестроения, а эксперты окрестили их французскими «Роллс-Ройсами». Инженеры компании стремились непрерывно модернизировать свои автомобили, в результате чего были представлены модификации моделей 24 и 40CV. А кроме того, были модификации с открытыми и закрытыми кузовами, с 12-литровыми моторами в 40 лошадиных сил и салонными стартерами на сжатом воздухе.

Одним из покупателей такой модели и стал Николай II. Именно для русского императора французская фирма в 1912–1915 годах выпускала эксклюзивные версии этой модели с литерой SMT («Его Величество царь»). Вряд ли в истории были еще такие версии автомобилей.

В годы Первой мировой производство марки «Деланэ-Бельвиль» постепенно снижалось, а после разрыва контракта с российским монархом в 1915 году заводы французской компании были полностью закрыты. Лишь в 1920 году производство было возобновлено, а в продажу поступали все те же довоенные модели, которые теперь стали позиционироваться как автомобили среднего ценового сегмента.

В 1922 году появились модификации с моторами "Континенталь», на порядок экономичнее, чем все французские движки того времени. До начала Второй мировой войны производство марки было невелико, основным спросом пользовались эксклюзивные версии моделей 12,16 и 40CV. Но в 1950 году марка была закрыта.

«Утюжок» для музы…

Любовь к автомобилям и мотоциклам не обошла отечественных литераторов и поэтов ХХ столетия. Так, еще до Октябрьской революции на мотоцикле «гонял по родным степям» пролетарский писатель Александр Серафимович. Первым советским поэтом, купившим личный автомобиль, стал «трибун революции» Владимир Маяковский. Впрочем, не совсем для себя. В декабре 1928 года Владимир Владимирович купил в Париже за 20 тыс. франков для своей музы Лили Брик новенький Renault NN2, или, как его еще называли, Renault 6CV.

Было и народное прозвище автомобиля – «утюжок», за характерную форму передней облицовки. Во время создания модели NN Луи Рено по-прежнему размещал радиатор позади двигателя, поэтому спереди автомобиля не было привычной решетки.

Радости Лилечки, естественно, не было предела. Ездить на автомобиле в то время в советской России могла лишь партийно-хозяйственная элита, к тому же на железных конях, всех без исключения принадлежавших государству. Получить машину с таможни поэт смог в январе 1929 года.

Кстати, это был первый случай приобретения авто в частные руки. Для Маяковского было сделано особое распоряжение. Машина – четырехместный седан, снизу светло-серый, верхняя часть и крылья – черные. Обычно Маяковский ездил на этой машине с водителем. В июне 1929 года Лиля Брик получила водительские права. Правда, опыт самостоятельного вождения закончился наездом на девочку.

Renault в те времена была удобной для ремонта машиной. Еще в 1925 году Москва закупила 15 первых такси, а к 1927 году по улицам столицы катались целых 120 таких таксомоторов.

Судьба «настоящего» автомобильного подарка Маяковского не известна. Зато в музее «Московский транспорт» можно увидеть подлинный, к тому же прекрасно отреставрированный Renault NN2, который так и называют – автомобиль Маяковского.

… и внедорожник для Ильича

Автомобиль ГАЗ-24-95 – редчайшая модификация знаменитой «двадцать четвертой» «Волги». Есть версия, что в 1973 году через Горьковский обком партии из Кремля пришла «просьба» изготовить для генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева полноприводник на базе недавно освоенного седана нового поколения.

Задание успешно выполнили: в течение 1974 года вручную было собрано пять необычных полноприводных автомобилей. Особенность конструкции – отсутствие рамы. К тому же идея создания комфортабельного внедорожника обогнала большинство иностранных производителей.

Стоит напомнить, что еще до Великой Отечественной войны в нашей стране на том же ГАЗе был создан первый в мире легковой автомобиль повышенной проходимости ГАЗ-61-73. В годы войны на таком автомобиле ездил легендарный маршал Георгий Жуков. С 1955-го по 1958 годы серийно выпускался и ГАЗ-72 – полноприводная «Победа».

«Машина Брежнева» есть в экспозиции музея «Московский транспорт». Эта эксклюзивная «Волга» на первый взгляд не очень отличается от серийного ГАЗ-24.

Как пояснили музейные сотрудники, один экземпляр авто попал в охотничье хозяйство «Завидово», где любили бывать Леонид Ильич и его высокопоставленные гости. По проходимости ГАЗ-24-95 не уступал отечественным внедорожникам ГАЗ-69 и УАЗ-469.

История остальных автомобилей довольно туманна. Считается, что на одну положил глаз секретарь ЦК КПСС Д. Ф. Устинов, ставший в 1976 году министром обороны СССР, а еще одну передали военным.

– Последнее вполне могло быть, – утверждает соавтор этих заметок Александр Фолиев. – В конце 70-х я служил в Группе советских войск в Германии. Там «тихо» рассказывали, что советские миссии связи в ФРГ разъезжали на «Волгах» с передним мостом. Может быть, это и была редчайшая ГАЗ-24-95…

P .S . Редакция благодарит за помощь в подготовке публикации сотрудников музея «Московский транспорт"