«Все – в укрытие! Мы начинаем работать!»

Волгоградец вспоминает, как он воевал в небе Афганистана

15 февраля страна отметит очередную годовщину окончательного вывода советских вой­ск из Афганистана. Среди тех, кто прошел эту войну, есть немало и наших земляков. Один из них – бывший военный летчик Владимир Колузаев.

Курсантом Качинского училища Владимир Колузаев стал вскоре после окончания учебы в школе юных космонавтов-качинцев. Окончил его в 1977 году, и как один из лучших выпускников направлен был служить в 655-й истребительный авиаполк быстрого реагирования – в СССР тогда их было всего три.

В 1985 году из Пярну (Эстония) полк перебросили в Афганистан. Там он базировался в трех гарнизонах: одна эскадрилья – в Баграме, другая – в Кандагаре, третья – в Шинданде. Эскадрилья Владимира Колузаева – 16 летчиков, 16 боевых самолетов и один самолет-спарка – оказались в Шинданде.

В гарнизоне Шинданд с одной стороны располагалась авиация, а с другой – все наземные части: танковый и десантный полки. Там же стояли и реактивные установки «Град». Бывало, что по духам они били прямо через летчиков, ракеты над их головами летели. Ночами кровати у летчиков подпрыгивали от взрывов. Поэтому подчас вместо сна они на всю ночь собирались в курилке, на улице…

– Вылетать в Шинданде приходилось и на разведку, и на конкретные цели, – вспоминает Владимир. – Если какая-то банда душманов, например, находилась на расстоянии от населенного пункта более, чем в 500 метрах, то летчики нашего полка брали на себя эту цель. Если оно было меньшим, цель принимали вертолетчики.

Бывали случаи, к примеру, когда в горах душманы нападали на колонну наших танков, летчикам доводилось им срочно помощь оказывать.

Приезжали в полк потом спасенные танкисты, благодарили по-мужски, от сердца.

А бывало и такое, что на краю гибели, зажат со всех сторон душманами, оказывался конкретный человек…

Сейчас, когда кто-либо чувствует себя обреченным на гибель и ниоткуда не ждет уже помощи, он, чаще всего, начинает молиться. А тогда в Афганистане оказавшиеся в таком положении наши соотечественники кричали в радиоэфире: "мама!", "помогите!", "передайте родным - я погиб".

- Нам приходилось в таких случаях проходить на малой высоте, спасая гибнущих людей, - рассказывает Колузаев. - Я говорил в эфире, например: "Прекрати панику! Дай свои координаты, обозначь себя. Дай очередь из автомата по земле - чтобы я видел хотя бы пыль, поднимаемую пулями..."

Ловушки против "Стингеров"

Но в некоторых местах и для самих летчиков не оставалось никакой радиосвязи - помощи, если что, ждать было неоткуда. Зная это, они договаривались с вертолетчиками поисково-спасательной группы, чтобы те заранее направляли свои машины в зону предполагаемых боевых действий.

Особыми людьми в Афганистане были авианаводчики - в войсках их берегли как зеницу ока. Вплоть до того, что батальон пехоты ставил бронетранспортеры вокруг авианаводчика в кружок, чтобы сохранить ему жизнь - ведь он обеспечивал связь с авиацией, наводил самолеты на цели. Авианаводчиками в Афганистане были, как правило, опытные офицеры боевого управления с командных пунктов. Они общались с летчиками на особом языке, другим военнослужащим малопонятном. К примеру, поступает от наводчика сигнал - "Цель пять квадрат по "улитке" четверка!" И летчик отвечает тут же: "Понял. Все - в укрытие! Мы начинаем работать".

На то время самолет МИГ-23 был самым современным истребителем в стране. Он-то, как правило, и использовался в Афганистане, работал там как по наземным, так и по воздушным целям. "Афганской" доработкой этих самолетов стали тепловые ловушки, которые могли спасти реактивный самолет от головок самонаведения зенитной вражеской ракеты, пущенной с земли. При бомбометании эти ловушки выстреливались автоматически, чтоб отвлекать к себе зенитные ракеты.

Но летчикам со временем, когда на вооружении у душманов появились американские переносные зенитно-ракетные комплексы "Стингер", стало уже не хватать тепловых ловушек для защиты от них. Поэтому перед началом операции самолет-спарка взлетал на высоту до восьми километров и сбрасывал над полем боя светящуюся авиабомбу. Только после этого летчики начинали атаковать - для того чтобы запуски ракет противника в их сторону цели своей не достигали, их отвлекала на себя светящаяся бомба.

- Ночью, бывало, мы летали и по одному, - вспоминает Владимир Колузаев. - Но днем обычно - звеном, вчетвером, или парой. Каждый самолет брал при этом на борт по две тонны авиабомб. Звено несло с собой, таким образом, восемь тонн бомбового груза. Но иногда не хватало и этого - и мы возвращались за новыми бомбами!

Традиция переросла в преемственность

Были потери и у самих советских летчиков. Погиб в Афганистане, например, штурман 655-го полка Анатолий Левченко, по прозвищу Лев. Сбили его из крупнокалиберного пулемета ДШК. В сумерках Левченко вылетел вместе с напарником на прикрытие десантников, но увидел по пути склады душманов. Летчики стали на них пикировать. Однако склады эти были в низине, а с гор их охраняли "духи". И вот их очередь настигла Левченко…

Он был ведущим в паре - ведомый проскочил после него, а самого Анатолия сбили. Самолет его ударился об скалу. Единственное, что он успел сказать в эфире перед гибелью: "Бьют по нам. Кажется, мне конец..."

Анатолий Левченко был наш земляк, родом из Урюпинского района Волгоградской области. Летчики 655-го полка приезжали потом в те края на могилу к нему. Останки его там похоронены, а нашли на месте гибели летчика всего только четыре его пальца…

Как рассказывает Колузаев, были в полку погибшие и на земле, при несчастных случаях - старший лейтенант и прапорщик. Прапорщик, например, погиб при внезапной разгерметизации тепловой ловушки. Он уронил ее, и та воспламенилась у него в ногах. Температуру эта ловушка дает при горении под тысячу градусов - от прапорщика только каблуки от ботинок остались.

Летчик Владимир Колузаев был в Афганистане год и восемь месяцев, в конце 1986-го он вернулся в Советский Союз.

- Мне там, конечно, повезло, что я остался жив, - считает он сейчас. - Афганистан стал для советских летчиков колоссальной школой воинского мастерства. И лично я там приобрел очень ценный профессиональный опыт.

С тех пор и вплоть до наших дней бывшие летчики 655-го истребительного авиаполка, вместе с которыми был в Афганистане Колузаев, каждый год в июне собираются на встречи однополчан. Проходят они в самых разных местах на карте бывшего Советского Союза.

В прошлом году, к примеру, на такую встречу в Белоруссию приехало шестьдесят пять человек. Стали приезжать на них даже и дети бывших летчиков. А это уже означает не только традицию, но и преемственность поколений однополчан…

Фото автор, архив В. Колузаева