Взорванная святыня

Как разрушали в Царицыне храм Александра Невского и почему его надо восстановить

Кафедральный собор Александра Невского, возведенный в память о чудесном спасении императора Александра III и его семьи в железнодорожной катастрофе у станции Борки близ Харькова 17 октября 1888 года, был сердцем и украшением Царицына. Строили его долго – 15 лет. Но освященный в 1918 году, он простоял всего 14 лет – 21 марта 1932 года его варварски взорвали большевики. Сегодня в Волгограде началось строительство копии разрушенной святыни.

Храм с большой буквы

То, чего так долго ждали православные волгоградцы, наконец свершилось. В ноябре прошлого года на публичных слушаниях, посвященных идее возрождения храма, за возвращение святыни высказались 433 человека – рекордное число голосов.

Проект строительства кафедрального собора оплатил частный инвестор, и работа закипела – сегодня начато устройство котлована под фундамент будущего храма. Возведение святыни также планируется проводить за счет частных пожертвований.

Когда в Волгограде обсуждали проект восстановления собора, идею поддержал губернатор Андрей Бочаров, который высказал пожелание, чтобы в городе появилось не просто культовое сооружение, а Храм с большой буквы.

Именно таким, возносящимся над всем городом, великолепным по красоте, и был собор Александра Нев­ского в Царицыне. Роспись стен в нем была сделана по эскизам известнейшего российского художника Васнецова. А делали ее ученики великого мастера.

Особенно красивой, по воспоминаниям царицынцев, была в этом храме икона Рождества Христова, созданная иконописцем Андреем Милениным. Украшением храма были хрустальные кресты, подаренные купцом Серебряковым.

Отсюда, вероятно, и легенда о хрустальных крестах, украшавших купола собора – говорили, что их сияние видно далеко из Заволжья. Однако, скорее всего, считают историки, по сложившейся тогда практике в металл крестов были вделаны полоски зеркал.

– Сегодня многие говорят о восстановлении собора на историческом месте, – рассказывает кандидат философских наук, пресс-секретарь Волгоградской епархии РПЦ Сергей Иванов. – Но это заблуждение. Старый храм находился значительно ближе к Волге: на месте нынешней часовни Александра Невского и братской могилы защитников Сталинграда.

Поскольку осуществлять перепланировку давно сложившегося сквера было нежелательно, собор решено построить в затрибунной части площади Павших Борцов – кстати, в прошлом Александровской площади.

Брат-близнец Оренбургского собора

– Когда в Царицыне началось строительство храма, деньги на его возведение жертвовали неохотно. Дело пошло на лад, когда к сбору средств подключились такие известные царицынские купцы и меценаты, как Лапшин, Репников, Шлыков, Серебряков, Воронин, – рассказывает Сергей Иванов.

Меценаты, кстати, входили и в комиссию городской думы по наблюдению за строительством храма. Рассматривались различные варианты, но в итоге остановились на проекте Оренбургского кафедрального собора, рассчитанного на 2,5 тыс. прихожан. Для получения его чертежей и рабочих планов купцы Рысин и Шлыков в 1897 году посетили Оренбург и получили документы от епископа Оренбургского Владимира.

Неоднократно призывы к горожанам жертвовать на строительство храма публиковались на страницах царицынских газет. Большой ящик для пожертвований стоял на площади у дома купца Сивакова. Так понемногу и набрали на кафедральный собор – всем миром, как это принято на Руси.

Строительство храма в Царицыне тоже стало легендой – старожилы помнят, как сюда со всей империи стекались обозы с куриными яйцами. Церковь возводили из особого красного кирпича, который скрепляли раствором из гашеной извести и куриных яиц – для крепости.

Строили храм долго – первый камень заложили в 1901-м, а освятили собор только в 1916-м. Для малоэтажного Царицына это было огромное сооружение –

высотой с 18-этажный дом, 51 метр в длину и около 42 – в ширину.

С собором связано немало исторических событий: известно, что в 1919 году, когда в город вошла Белая гвардия, в нем был отслужен торжественный молебен, на котором присутствовали Врангель и Деникин.

Великолепный храм стал гордостью Царицына и местом притяжения православных со всего Юга России. Но просуществовал собор недолго –

в 1920 году его закрыли и 12 лет использовали как склад, а в 1932-м взорвали.

Премия за подрыв – 300 рублей

В 30-е годы, когда в России началась борьба с церквями, местная пресса устроила целую кампанию травли собора как «гнезда врангелевской контрразведки», «оплота черносотенцев и мракобесия».

Осенью 1929 года с храма убрали кресты, заменив их красными флагами. На снятие креста и колокола с храма потребовалась 1000 рублей, а в местном «Рудметаллторге» эти святыни оценили всего в сотню...

Какое-то время в здании собора размещался гараж – сохранились даже фото с видом выезжающих из него грузовиков. Здесь хотели разместить то ли библиотеку, то ли музей. Были идеи превратить святыню в дом санитарной культуры, дворец физкультурника или же попросту разобрать на стройматериалы.

Но в итоге заброшенную церковь взорвали. Незадолго до этого один из верующих жителей поселка Рынок Яков Сидельников, работавший возчиком недалеко от собора, спас оттуда чугунную икону Николая Чудотворца. Сначала он хотел установить ее на Поповом роднике близ церкви Рынка, но после был вынужден спрятать. В годы войны почти метровая икона закрывала амбразуру советского дота, вставшего на пути прорвавшихся к Волге фашистов.

Завис на мгновение и рассыпался

…В шестом часу вечера 21 марта 1932 года город содрогнулся от мощного взрыва – уничтожали собор Александра Невского. Перед этим в центре Царицына было много милиции в серых шинелях. Собор оцепили, никого к нему не пускали. Взрыв производили по всем правилам – соседние здания не пострадали.

Уничтожить огромный собор поручили будущему известному столичному метростроевцу Александру Самодурову при участии начальника взрывных работ Нижне-Волжского края Прокофия Жаркова. В архивах сохранилась бумага Сталинградского горсовета, в которой обоим взрывотехникам «за хорошее исполнение валки храма выписывалась премия в 300 и 150 рублей».

По легенде во время взрыва храма произошло невероятное – огромный кафедральный собор поднялся над землей, завис на несколько мгновений, словно прощаясь с родным городом, и рухнул множеством обломков на площадь...

Два года храм лежал кучей битого кирпича, которому большевики нашли достойное, на их взгляд, применение –

укрепление царицынских мостовых. Так что даже сейчас, прогуливаясь по центральным улицам города, мы ступаем по останкам некогда прекрасного собора Александра Невского...

Без собора

город – сирота

Но у любой идеи есть противники. Некоторые говорят, что пожертвования хорошо бы направлять не на новое строительство, а на реставрацию старых сооружений.

– Но ведь собор Александра Невского – больше, чем архитектурное сооружение, это утраченный символ города, – считает член президиума совета Российской ассоциации реставраторов Сергей Сена. – Хочется верить, что историческая справедливость восторжествует и воссозданный храм вновь станет сердцем города. Тем более что он –

максимально точная копия разрушенного.

– Без собора город – сирота, – убежден митрополит Волгоградский и Камышинский Герман. – Его возрождения ждут не только православные волгоградцы – храм Александра Невского станет духовным центром, объединяющим началом для всех православных Юга России.

Строили часовню, наткнулись на фундамент храма

В начале XXI века в том месте, где в Царицыне располагался храм, решили возвести часовню Александра Невского.

Но мало кто знает, что при строительстве рабочие наткнулись на фундамент и часть стен старого собора, в одной из которых был обнаружен вход в подвал.

Стройку приостановили, вызвали геологов и краеведов. Ученые обнаружили, что стены помещений собора уходят на глубину около пяти метров, под ними еще полтора – то, что осталось от фундамента. Из арочного окна храма, которое поначалу приняли за вход в подвал, извлекли части фресок Васнецова, служивших украшением собора, и фрагменты напольной керамической плитки, изготовленной, судя по оттискам, в Харькове.

Место сенсационных находок отгородили и не задействовали во время строительства часовни. Археологи констатировали: просуществовавший всего 16 лет храм стал одним из самых загадочных сооружений на Юге России.

Что найдут строители в котловане

На сегодняшний день на стройплощадке храма найдены части керамики – фабричный кувшин конца XIX века с ангобом, царицынский штоф, бронзовая спица, а также фрагменты человеческих останков и срезы подвалов царицынских зданий.

Артефакты переданы историкам. Архитекторы-реставраторы уверены: это только начало. В XVIII веке аккурат в том месте, где сейчас роют котлован, проходила Царицынская сторожевая линия. Это так называемый «вал Анны Иоанновны», остатки которого еще можно увидеть в Дзержинском районе Волгограда, Городищенском и Иловлинском районах области.

Одно из крупнейших фортификационных сооружений Европы, Царицынская сторожевая линия протянулась на 62,5 км. Она располагалась в узком месте междуречья Волги и Дона. Это было не каменное, а земляное сооружение с деревянным частоколом, включавшее, помимо вала со рвом, пять крепостей. Царицынская сторожевая линия делит нынешний сквер в затрибунной части площади Павших Борцов пополам. Та его часть, что ближе к улице Гоголя, относилась к Преображенскому предместью, где селилось купечество.

А часть сквера, что ближе к горсаду, и сам горсад с детскими аттракционами –

это территория одного из старейших царицынских кладбищ, на территории которого располагалась очень красивая Скорбященская церковь, построенная в 1837 году. Эта территория долго не застраивалась, хотя с середины XIX века кладбище было закрыто.

К 1900-м годам ул. Гоголя (тогда Елизаветинская) стала одной из красивейших в городе. Здесь были здания гостиниц «Националь», «Номера Люкс», доходные дома. Единственное, что портило ее облик, – гвоздильный завод, который не давал покоя обитателям улицы ни днем, ни ночью.

А происхождение этого объекта таково: по легенде один из братьев Серебряковых сватался к Юлии Репниковой, которой ее состоятельный отец подарил особняк, бывший украшением Елизаветинской улицы. Девушка предложение Серебрякова отвергла. Несостоявшийся жених в отместку построил рядом с ее особняком гвоздильный завод, оборудовав шумное производство в купленном им здании гостиницы.

Сделать музей под открытым небом ?

На Елизаветинской улице (нынешней – Гоголя) располагалось красивое здание с башней, выходившее и на современную площадь Павших Борцов. Оно принадлежало купцу Николаю Лапшину.

До самой революции его арендовал торговый дом Артемия Яблокова. В здании располагались «Народный дом», Общество взаимного кредита, аптека. В советское время в нем разместился Дом Красной Армии.

Застройка вдоль Скорбященской площади, названной так в честь церкви, велась в основном купеческими лавками. Там были сараи, склады и дворовые флигели гостиниц.

Причем в хаосе внутриквартальной застройки узкий участок, когда-то сформированный сторожевой линией, продолжал хорошо читаться.

Для 30-х годов XX века многие постройки не представляли никакой ценности. Поэтому их снесли и построили в этом квартале для учителей Дом просвещенцев, а на Привокзальной площади – Дом коммунальщиков, огромное семиэтажное здание, разрушенное после Сталинградской битвы.

Кроме того, на территории квартала было здание краевого, а затем областного облисполкома, смотревшее угловым фасадом на нынешние НЭТ и гостиницу «Волгоград». А перед тем местом, где начато строительство храма, в 1932 году было возведено конструктивистское здание общежития крайисполкома.

Архитекторы утверждают: так называемый 20-й квартал Центрального района Волгограда – это территория исторического поселения, поэтому все работы должны вестись с привлечением специалистов, которые могут в нужный момент остановить ковш экскаватора.

К тому же не исключены «подарки войны» –

неразорвавшиеся бомбы, а в подвалах зданий могут находиться присыпанные во время взрывов останки советских и немецких солдат.

А еще реставраторы мечтают, чтобы вслед за собором был воссоздан фрагмент царицынской сторожевой линии – земляной вал со рвом и деревянным частоколом. Получился бы музей археологии под открытым небом.

История повторяется?

Строительство собора Александра Невского вызвало неоднозначную реакцию. Одни откровенно рады этому событию, другие пишут письма и собирают петиции против.

Интересно, что такая же полемика разгорелась и на рубеже XIX и XX веков. Недовольных строительством собора в центре и тогда хватало. Одни хотели иметь рядом с главной площадью дома, другие утверждали, что храм закроет вид на гостиницу, третьи считали, что собор никогда не выстроят, так как все деньги разворуют. Не правда ли, похожие рассуждения?

Но собор возвели. И он занял лишь 1/17 часть центральной площади и ничего не загородил. Наоборот, вид города с Волги получил красивейшую доминанту – купола храма.

Фото vpravda.ru

Волгоградский художник Владислав Коваль создал эскиз монеты с изображением храма святого Александра Невского. Это унцевая монета весом в 31 грамм. Диаметр ее, как и любой европейской старинной монеты, – 40 мм. Каждый человек, приобретая ее, будет знать, что его десятина уйдет на строительство храма, он автоматически станет жертвователем. А сама монета останется в семье как реликвия. Монета может гуртироваться, то есть на ее ребро могут быть нанесены дополнительные надписи, имеющие значимость для владельца. Сегодня отчеканены пробные экземпляры. Всего планируется выпустить 100 золотых, 1000 серебряных и 10 тыс. медных монет – для людей разного достатка.

В Царицыне пожертвования на храм поступали как от простых граждан, так и от весьма состоятельных. Один из значительнейших вкладов внесли акционеры «Урало-Волжского металлургического общества», образованного в Париже. Общество задумало построить в Царицыне металлургический завод (ныне «Красный Октябрь»). Городская дума в январе 1897 года выделила под строительство этого предприятия землю, а французы, показывая, что они приходят всерьез и надолго, пожертвовали на кафедральный собор целых 50 тыс. рублей – огромные по тем временам деньги. Внушительную лепту внесла богатая и очень набожная вдова Мария Маслова, пожертвовав на строительство храма 14 600 рублей.