Взят след "ненастоящих пациентов"

Три года назад Евгений Неманов получил постановление о прекращении возбужденного против него уголовного дела за самовольное оставление госпиталя и военный билет. Молодой человек считал, что на этом в отношениях с армией поставлена жирная точка. Однако недавно ему сообщили, что он по-прежнему находится в федеральном розыске. Неманов не единственный бывший военнослужащий, кого так удивили военные следователи.

Сам себе доктор

Евгения Неманова в 2008 году признали здоровым и отправили служить. В армии самочувствие рядового резко ухудшилось. Но отцы-командиры были убеждены, что он просто "косит".

– Перед призывом Женя прошел все обследования. Были очень плохие анализы крови. Он постоянно жаловался на жуткие боли в пояснице, – рассказывает отец Евгения Юрий Неманов. – Врачи написали, что ему нужно пройти дополнительное обследование, но в призывной комиссии вынесли вердикт "годен".

Родители умоляли сотрудников военкомата Палласовского и Старополтавского районов дать Жене возможность подлечиться, но те были непреклонны и угрожали возбудить уголовное дело на "уклониста".

В мае 2008 года Евгений Неманов отправился служить в Ростовскую область. В воинской части болезнь обострилась: боли стали невыносимыми, температура постоянно держалась на уровне 37,5. Солдат неоднократно обращался в санчасть, но врачи были убеждены, что новобранец симулирует, и помощи не оказывали.

– Мы были в отчаянии, не знали, как заставить командиров обратить внимание на нашего больного сына, – рассказывает Наталья Неманова, мама Евгения. – Обратились за помощью в правозащитную организацию "Материнское право". Они направили несколько запросов в воинскую часть, прежде чем по приказу командира воинской части наш мальчик был направлен в госпиталь внутренних войск Новочеркасска. Но и там к Жене относились как к симулянту.

Родители поехали навестить сына, пытались на месте выяснить у лечащего врача диагноз, а он им в ответ: "Ну, есть у него позвонковая грыжа. Ну и что? На год службы здоровья хватит. Можете посмотреть на настоящих пациентов: вот парень, у которого суставы болят, с постели встать не может". И показали лежачего больного. Женя к тому времени ходил, но уже с трудом, подволакивая ногу.

Мама купила сыну градусник и обезболивающие лекарства. Лечение в госпитале заключалось в том, что утром пациент Неманов ставил себе градусник и фиксировал в журнале температуру, затем пил обезболивающие.

– У меня перед глазами все время стоял тот мальчик, "настоящий" пациент, который уже не мог встать с постели, – рассказывает Наталья. – Женю в госпитале врачи просто старались не замечать. Для нас была единственная возможность спасти сына – выкрасть его из госпиталя и определить в нормальную клинику.

Эту детективную историю с похищением Немановы вспоминают с большой неохотой. Как боялись каждого поста на дороге, как приходилось потом врать сотрудникам военкомата, что не знают, где находится сын, в то время как Женя проходил лечение в районной, затем областной больнице. Как косо поглядывали соседи на родителей "преступника".

Как только Женя стал чувствовать себя лучше, он пришел в прокуратуру с заявлением. Результаты обследований в Волгоградском гарнизонном госпитале подтвердили у него врожденное отсутствие правой почки, остеохондроз поясничного отдела позвоночника с болевым синдромом и вторичную правостороннюю люмбалгию. В октябре 2008 года военно-врачебная комиссия вынесла решение: Неманов с врожденной аномалией и серьезными заболеваниями изначально не мог быть призван на военную службу.

100 тысяч за ошибку

– Евгению пришлось пять месяцев доказывать, что он болен, а не уклоняется от армии, – рассказывает юрист Виктория Басова, защищавшая его интересы в суде. – На протяжении всей службы ему не оказывалась медицинская помощь. Кроме того, в августе 2008 года военно-следственным отделом против рядового было возбуждено уголовное дело по факту оставления места лечения, которое даже при наличии решения ВВК было прекращено только в марте 2009-го. Все это время Евгений числился в федеральном розыске. В связи с этими обстоятельствами Евгений Неманов предъявил иск о возмещении морального вреда к военному комиссариату Палассовского и Старополтавского районов и администрации Палассовского муниципального района, которые признали его годным к прохождению службы в армии.

Ни представитель местного военного комиссариата, ни представитель администрации своей вины в суде так и не признали. Военные оправдывались тем, что годность определяет призывная комиссия, которая создается по решению главы местной администрации. Администрация же пыталась отбиться от иска тем, что палассовская призывная комиссия, направившая больного Неманова на службу, образована согласно постановлению губернатора, а следовательно, он и должен отвечать за их ошибки.

Палассовский районный суд 30 сентября 2009 года вынес решение в пользу Евгения Неманова: признал его призыв на военную службу незаконным и присудил солдату компенсацию морального вреда в размере 100 тысяч рублей.

Неманов стал первым, кто не только доказал ошибку призывной комиссии, но и получил самую большую в России компенсацию морального вреда за незаконный призыв.

По второму кругу

Жизнь в семье Немановых постепенно вошла в спокойное русло. Евгению с учетом проблем со здоровьем трудно было найти работу в маленьком поселке. Как и многие его односельчане, копеечку на жизнь он вынужден зарабатывать в Москве. И вдруг как гром среди ясного неба – звонок участкового родителям Евгения: «На вашего сына пришел запрос из следственного отдела Волгоградского гарнизона. В отношении него возбуждено уголовное дело за самовольное оставление части, и он находится в федеральном розыске".

– Мы были в шоке, – рассказывает Наталья Неманова. – Ну сколько же можно над нами издеваться? Какой розыск, если у нас есть постановление о прекращении уголовного дела?

Как рассказала Наталья, они связались с военным следователем, от имени которого поступил запрос. Тот потребовал предоставить заключение военно-врачебной комиссии и решение суда.

– По всей видимости, потеряли документы, – предположила юрист Виктория Басова. – Можно было бы решить эту проблему, не доводя родителей до сердечных приступов. К слову, у Евгения Неманова появилось основание обратиться в суд по факту незаконного уголовного преследования. Он вправе вновь потребовать компенсацию морального вреда.

Как рассказала председатель правозащитной организации «Материнское право» Нина Пономарева, к ним недавно обратился еще один бывший военнослужащий, который через много лет после получения военного билета, также как Неманов, узнал, что все еще находится под следствием и числится в федеральном розыске.

– На этого паренька заводилось уголовное дело по самовольному оставлению части. Мы знаем, что он вернулся в свою часть, благополучно дослужил и был уволен по окончании срока службы, получил военный билет, затем встал на воинский учет, – рассказывает Нина Пономарева. – Если бы уголовное дело не было прекращено, его бы не уволили из армии, это противоречит Федеральному закону «О воинской обязанности и военной службе». У него же в этом отношении все чисто. И вдруг такой сюрприз. Мы связывались с военными следователями, нам сказали, что нет повода для беспокойства: «Все проверим и решим вопрос о прекращении уголовного дела». Человек столько лет жил-не тужил, а сейчас ему говорят, что он якобы уволен в запас незаконно. Была даже предпринята попытка взять его под стражу на время выяснения, чист ли он перед законом.

Корреспондент "Волгоградки" связался с руководителем следственного отдела Волгоградского гарнизона Игорем Соловьевым. Он признался, что не в курсе того, что молодых людей вызывают к следователям.

– Но даже если это и так, то ничего страшного в том, что вызывают официально в государственный орган, нет. Возможно, возникли вопросы, которые нужно решить. Если есть в этой связи проблемы, я всегда советую: обращайтесь, разберемся, – сказал Игорь Соловьев. – Но подчеркиваю, ко мне никто не обращался.

Мы будем следить за развитием ситуации.