"Я виноват лишь в том, что выжил"

  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
  • "Я виноват лишь в том, что выжил"
Водитель ВАЗ-21150 признан виновным в том, что налетел на ехавшей по встречной полосе груженый бетонной смесью МАЗ и сбросил в кювет машину весом почти 40 тонн с такой силой, что от удара та перевернулась на крышу.

Ничто не предвещало беды

Трагические события произошли 8 ноября 2011 года на трассе «Волгоград – Сальск» в Октябрьском районе. В тот день торговый представитель одной из фирм Волжского 21-летний Геннадий Кулюкин как обычно проехал по магазинам Октябрьского района, собрал заявки на поставку товаров и отправился домой. Для него этот маршрут был привычным, по долгу службы в закрепленных за ним Светлоярским, Октябрьским и Котельниковским районах он бывал часто, накручивая за день сотни километров. Наличие автомобиля позволяло успешно справляться с работой, поэтому Геннадий Кулюкин, как никто другой был заинтересован в том, чтобы его жигули всегда были на ходу.

Свидетели подтверждают, что в тот злополучный день Кулюкин ехал со скоростью 61 км в час при фактически нулевой интенсивности движения.

– Было темно, и я двигался с включенными фарами, – вспоминает Геннадий. – Машин на трассе не было, только у обочины стоял припаркованный УАЗ с включенной «аварийкой». МАЗ я заметил издалека, Машину словно мотало из стороны в сторону. Не исключено, что натянутый тент при резких порывах ветра срабатывал как парус и водитель всячески пытался удержать машину на трассе. Когда мы фактически поравнялись, МАЗ с полуприцепом выехал на мою полосу. Я нажал на тормоз до упора, но столкновения избежать не удалось. Яркий свет, удар, потом еще один… До сих пор не понимаю, как мне удалось выжить. Грузовик лежал в кювете с моей стороны движения колесами наверх. Вместе с водителем УАЗа мы пошли посмотреть, есть ли кто там живой, и может, нужна помощь. Под кабиной лежал водитель МАЗа. Он был мертв.

Проезжавшие в тот момент водители просигналили о трагедии в экстренные службы: милицию, "скорую помощь", МЧС.

– Сын позвонил домой, и мы приехали на место аварии часа через два после случившегося, – рассказывает мама Марина Кулюкина. – На месте происшествия были сотрудники МЧС, полиции, врачи "скорой". Тут же крутились два молодых человека, которые приехали на место аварии на джипе еще до полиции. Они осматривали место ДТП, устроили допрос моему сыну, который в тот момент был в шоковом состоянии, обвиняя его в случившемся. Я пыталась поговорить со старшим следователем опергруппы, но он проигнорировал меня. А вот молодым людям из джипа он сделал исключение. Как выяснилось на суде, двое незнакомцев оказались не случайными проезжими. Владелец большегрузных автомобилей, которому принадлежал МАЗ и у которого работал погибший водитель, поставляет в их фирмы различный товар. Через водителя МАЗа они планировали передать какой-то пакет документов и были в тот вечер на постоянном созвоне.

"На черновик"

Как рассказал Геннадий Кулюкин, после осмотра места ДТП, его пригласили в ГАЗель для опроса, после чего велели подписать какие-то бумаги. Затем Кулюкин поехал с полицейскими в участок оформлять документы.

– Мы не могли оставить сына, – вспоминает его мама. – Видя, что Гена в шоковом состоянии я хотела пойти с ним в кабинет, но меня не пустили. Мало того старший опергруппы приставил ко мне автоматчика, как к опасной преступнице.

По словам Геннадия, в кабинете без посторонних свидетелей, следователь показал рисунок, сделанный на месте ДТП под которым стояла моя подпись, и предложил для ускорения процесса оформления дорожно-транспортного происшествия расписаться на чистом листе, на который, как пообещали Кулюкину, будет перенесен черновой вариант схемы ДТП, составленный на месте ЧП.

Потом было проведено медицинское освидетельствование, которое показало, что Геннадий абсолютно трезв. Глядя на машину, трудно не согласиться с тем, что Кулюкин действительно чудом остался жив, но этот удар не мог пройти бесследно и не нанести физическую и психологическую травму. Ему было предложено пройти обследование, но Геннадий отказался от госпитализации.

Вопреки законам физики

Через месяц после случившегося Кулюкина вызвали на допрос в качестве подозреваемого. Ему инкриминировали, что из-за неисправной тормозной системы автомобиля он выехал на полосу встречного движения, совершил столкновение с груженным бетонной смесью автомобилем МАЗ с полуприцепом. Жигули опрокинули грузовик с такой силой, что он упал сначала на бок, юзом прокатился почти через всю дорогу, а затем упал в кювет со стороны движения легковушки на крышу.

Все, кто был на места аварии, а также фотоматериалы уголовного дела, снимки сделанные Мариной Кулюкиной, свидетельствуют о том, что детали машин, стекла были разбросаны на полосе движения автомобиля Жигули, что, по сути, делает не логичным предположение о том, что Кулюкин выехал «на встречку». Но свидетели – сотрудники следственно-оперативной группы на суде все как один блестяще объяснили эту, мягко говоря, нестыковку: в тот день дул сильный ветер и мелкие детали машин и стекла просто сдуло на другую полосу.

– Всем свидетелям в ходе судебного следствия я задавал вопрос: «Определялось ли место столкновения транспортных средств?» Был получен ответ: «Нет», – говорит адвокат Геннадия Кулюкина Николай Поляков. – Были свидетели, которые в зале суда подтвердили, ставили подписи на чистых листах. Один из понятых показал, что на проезжей части он видел два следа торможения на полосе движения автомобиля ВАЗ, но почему в схеме ДТП указан один след торможения, пояснить не мог. Понятые, допрошенные в зале судебного заседания, не могли пояснить, откуда появились указанные в протоколе осмотра размеры. При замерах рулетка, которой пользовались оперативники, порвалась, ее связали и продолжили с ней работать.

ВАЗ – как основная улика

Как рассказал адвокат Кулюкина, допрошенный в суде сотрудник ДПС, выезжавший на место происшествия показал, что, осматривая техническое состояние автомобиля ВАЗ, он четко и конкретно описал повреждения автомобиля, пояснив, что тормозная система жигулей была исправна. Однако, в суде был зачитан протокол подписанный тем же сотрудником ДПС, где все написано с точностью до наоборот.

– Судья не могла не обратить внимания на эти противоречия и когда она напрямую задала вопрос сотруднику ДПС, что же из двух его версий считать за истину – он сказал: пишите, как в протоколе.

Примечательно, что сразу же после ДТП автомобиль ВАЗ был изъят, а МАЗ передан его владельцу. Искореженный ВАЗ сгрузили на машинном дворе одной из фирм и забыли про него на долгие пять месяцев. За это время нашлись желающие снять с машины все, что представляло хоть какую-то ценность. По данному факту заведено уголовное дело. Кулюкины приняли решение перевезти автомобиль, точнее, все что от него осталось в Волгоград.

– Спустя 5 месяцев после ДТП следователь вдруг обнаруживает техническую неисправность и назначает автотехническую экспертизу, – возмущена Марина Кулюкина. – Когда автомобиль дважды перевозился, после того как был разграблен, проводится экспертиза, которая определяет неисправность тормозной системы. Не исключено, что после работы грабителей, которые буквально выламывали агрегаты, можно было найти неисправность и в рулевой системе, и в работе двигателя.

Несмотря на все аргументы стороны защиты, суд вынес Геннадию Кулюкину обвинительный приговор и назначил ему наказание в виде 4-х лет лишения свободы условно. На три года он лишен права управлять транспортным средством и обязан выплатить вдове погибшего водителя МАЗа 1 млн рублей в качестве возмещения морального вреда.

На одном из судебных заседаний нам удалось поговорить с представителями ИП «А. В. Провотворов». Мужчины, которые не представились, пожаловались на то, что процесс очень долго тянется и им из Майкопа, где располагается их фирма ездить очень проблематично. Что касается процесса, они отказались комментировать ситуацию, ограничившись короткой фразой: «Суд разберется».

– От того, что из меня сделали виновного в гибели водителя МАЗа, выиграл владелец грузовика. С одной стороны, не надо страховку, пособие платить вдове своего работника, погибшего при исполнении служебных обязанностей. Кроме того, он предъявлял иск о возмещении ему лично 600 тысяч рублей за материальный ущерб, вот только документы вызвали у судьи массу вопросов, и она этот иск не удовлетворила. Я не признавал, и не признаю свою вину. Я виноват лишь в том, что чудом остался жив.

Геннадий Кулюкин пытается оспорить решение Котельниковского районного суда. В областном суде уже рассмотрели его кассационную жалобу и оставили решение суда первой инстанции в силе. Но Кулюкины намерены продолжать борьбу и готовят новые заявления в Верховный суд и европейский суд по правам человека.

Поделиться в соцсетях