Яхтсмен в инвалидной коляске

Волгоградец отменил в суде ложный диагноз «олигофрения» и получил пять высших образований

Медицинская карта Сергея Проскурнова с детства пестрит диагнозами один страшней другого. Но он приказал себе не думать о болезнях и живет полной жизнью, воплощая самые грандиозные планы и замыслы.

Между жизнью и смертью

Его мама Нина Максимовна в роддом легла с направлением на кесарево сечение. Но врач почему?то решил, что она может родить сама. Роды были тяжелыми, женщине вкололи наркоз, а ребенок, едва родившись, перестал дышать. За те шесть минут, что он находился между жизнью и смертью, в его мозге должны были начаться необратимые изменения. Но спустя эти драгоценные минуты мальчик все же задышал, правда, с того момента он превратился в инвалида.

«Олигофрения в стадии имбицильности» – строчка в истории болезни как приговор. «Он необучаем», – категорично сказали Нине Максимовне в районо и постарались поскорее забыть о проблемном мальчике. Читать, писать и считать Сергея научила мама. Он тянулся к знаниям жадно, больше, чем любой другой школьник, принимающий обучение в школе как досадную помеху. А в 16 лет Сергей уже сам добился назначения ему повторной психиатрической экспертизы, которая полностью сняла с него прежний диагноз. Правда, для этого Сергею Проскурнову пришлось пройти несколько судов, которые доказали: болезнь, которую констатировали медики, была ложной. Да, он никогда не сможет ходить, его удел – коляска для инвалидов, но его ум вполне ясен и мог бы послужить на благо обществу.

– Только к тому моменту за плечами остались 16 лет жизни, которая могла пройти иначе, – грустно улыбается Сергей. – Искать виноватых? Тогда было глупо, сейчас – уже незачем. Если бы не внимание людей, которые понимали и отзывались, я бы никогда не реализовал своей мечты.

Кризис не в «обменниках», а в душах

А мечта была проста и понятна: доказать всем, что человек в инвалидном кресле – такой же полноценный член общества, как и все остальные. Еще в шестнадцать он стал искать выход в большой мир. Помог радиоспорт. Не нужно было растягивать слова – короткие точки-тире разлетались во все концы мира. Сейчас Сергей – кандидат в мастера по этому виду спорта. В его заветной папке для документов – десятки наград и премий, одна из них датирована 1998 годом и прислана из США. Его научили работать с парусами, и каково же было удивление яхтсменов, когда человек, сидящий в инвалидном кресле, ловко управлял рулем. Сейчас Сергей получил первый разряд по шахматам. Играет по Интернету с именитыми мастерами. Признается – уже не страшно браться за что?то новое.

– Когда у меня кое?что стало получаться, захотелось большего, – говорит Сергей. –

Я решил учиться. И это оказалось несложно, главное – сейчас есть Интернет, и ты словно погружаешься в другой мир, где полноценен каждый человек.

Сергей дистанционно получил пять высших образований. Первое – юридическое, памятуя пройденные суды в борьбе за полноценность и врачебные ошибки в момент своего рождения.

– Конечно, был непрофессионализм врачей, конечно, они должны были понести за это наказание, но изменить мою жизнь в корне это уже не смогло бы, – говорит

Сергей. – Ведь никакими деньгами и судебными исками нельзя загладить те боль и страдания, которые испытывает семья, где есть инвалид. Для меня было невозможно выйти на улицу из?за косых взглядов, насмешек сверстников, я не мог поиграть в футбол или просто побегать по дворам… И дело даже не в неприспособленности нашей жизни к существованию инвалидов, а в сознании людей, считающих, что инвалидность – признак неполноценности.

И все же юрист, экономист, соцработник, педагог и психолог не может найти работу. У работодателей мотивация одна: в стране – кризис, свободных вакансий нет. Недавно Сергей написал и разослал по всем социальным сетям послание – крик души, где есть такие строки: «Кризис не в экономике. Кризис в наших душах».

Смог сам – помоги другому

Дети не знают, что они инвалиды. Не дать им озлобиться на жизнь и на общество – сейчас главная цель жизни Сергея. Уже несколько лет он занимается благотворительностью, посещает детские дома, привозя сиротам самое необходимое – вещи, игрушки, питание.

– Дети, – признается он, – дарят мне свою неповторимую энергетику. Только находясь рядом с ними, я могу быть самим собой.

Его ждут, его помнят. На него равняются и ждут помощи.

– Все началось, когда по телевизору я увидел сюжет про детский дом Кировского района. Показали маленького Сережу, которого после заключения врачей собирались отправить в интернат для инвалидов, – вспоминает Проскурнов. – Уже на следующий день я был там и держал за ручку семилетнего мальчика с ДЦП.

Своего маленького тезку Проскурнов у инвалидности отвоевал: вспомнил, как переломали его жизнь ошибочные диагнозы врачей, настоял на повторных обследованиях. Мальчика признавали не способным к обучению из?за нарушения слуха… Сейчас, спустя время, 15?летний Сережа уже и не помнит, что когда?то его так же, как и смущенного доброго человека, однажды явившегося в детдом на инвалидной коляске, списывали со счетов. Проскурнов нашел для мальчика новую семью: Сергей-младший живет в Элисте в приемной семье его друзей и даже в мыслях не называет себя инвалидом.

В гостях у Сергея стали часто появляться журналисты. Он с гордостью поведал «ВП», что скоро один из центральных каналов будет снимать о нем фильм.

– Возможно, это послужит кому?то примером, что жизни без борьбы не бывает, – рассуждает Сергей, – и только ты сам в силах сделать ее прекрасной…

Материал подготовлен в рамках гранта Волгоградской области «Социальная адаптация и создание в Волгоградской области доступной среды для лиц с ограниченными возможностями здоровья»