За "одноканалкой" – будущее

За "одноканалкой" – будущее
Считает директор территориального фонда ОМС Татьяна СамаринаС января 2013 года все лечебные учреждения региона перешли на преимущественно одноканальную систему финансирования – и те их них, кто много лет работал в системе обязательного медицинского страхования, и те, кто никогда не имел дело с ОМС. Насколько успешным оказался переход и какие проблемы возникли – об этом мы поговорили с директором территориального фонда обязательного медицинского страхования Татьяной Самариной.

– Татьяна Васильевна, переход преимущественно на одноканальную систему финансирования состоялся в январе 2013 года. Но ведь в 2012 году около 50 лечебных учреждений уже работало в ней.

– Да, это был пилотный проект. В течение года мы подготовили нормативную базу для того, чтобы оставшиеся медучреждения (а их более 200) влились в систему более или менее спокойно. Делать далеко идущие выводы пока рано, но одно могу сказать точно: за одноканальным финансированием будущее. У него целый ряд плюсов: у медицинских учреждений появилась большая свобода в расходовании полученных средств ОМС, в том числе и на такие статьи, как транспорт, связь и прочее, и к тому же практически исчезает нецелевое использование средств ОМС как таковое. Многие годы это было большой проблемой. Напомню, что раньше средства ОМС лечебные учреждения имели право направлять всего на 5 статей расходов – зарплата с начислениями, приобретение медикаментов, мягкого инвентаря и питание пациентов. В рамках же «одноканалки» мы финансируем свыше 10 статей расходов, за исключением капремонта и приобретения дорогостоящего оборудования – средства на эти цели лечебным учреждениям по-прежнему выделяются из бюджета.

– Но многие годы большой проблемой были еще и приписки. Руководство территориального фонда неоднократно поднимало этот вопрос. Чтобы заработать как можно больше средств ОМС, некоторые лечебные учреждения завышали объемы оказанной медпомощи, выставляя в ТОФОМС счета за лечение больных, которые к ним даже не приходили. Решена ли эта проблема сейчас?

– Остаткам рознь. Если это сумма текущего месячного финансирования, то это нормально. Больницы должны постоянно пополнять лекарственные запасы, кормить пациентов, стирать постельное белье и т. д. А для всего этого, естественно, нужны деньги. Но территориальный фонд всегда был против того, чтобы на счетах медучреждений накапливались и не расходовались очень большие суммы, как это было в случае с рядом детских поликлиник Волгограда, и на что нам было еще раз указано при проверках контрольно-счетной палаты. Да, кое-кто действительно занимался приписками. Но сейчас в приписках нет смысла – мы перешли на более прогрессивный, с нашей точки зрения, способ финансирования амбулаторной медицинской помощи – подушевой.

– Что это за способ такой?

– До сих пор лечебные учреждения получали средства ОМС по выставленным в фонд счетам за пролеченных больных. То есть деньги «шли» за пациентом. С переходом на одноканальное финансирование ситуация изменилась. При всем желании не смогут наработать себе счетов даже на заработную плату те же сельские участковые больницы, или ФАПы. Есть проблемы и в городах. Мы даем, например, поликлинике конкретный план-заказ на оказание медицинской помощи в течение года, а она не в состоянии его выполнить, поскольку у нее острейший дефицит врачебных кадров. Привлечь же узких специалистов со стороны тоже нет возможности – из-за отсутствия денег, которые поликлиника не может заработать, потому что не выполняет план-заказ. Получается замкнутый круг. Чтобы разорвать его, мы и приняли решение перейти на подушевое финансирование. Суть его в том, что медучреждение финансируется не в зависимости от оказанных медуслуг, а от количества «прикрепленного» к нему населения, умноженного на определенный подушевой норматив. Подушевой норматив дифференцированный – он выше на детей и на пенсионеров, чем на работающих граждан, поскольку дети и пенсионеры чаще болеют. Таким образом, лечебные учреждения знают конкретную сумму, которую они получат по итогам месяца, и никакие приписки не помогут ее увеличить.

– Татьяна Васильевна, в одном из своих последних выступлений на областном совещании с главными врачами вы приводили пример перекоса в штатном расписании одной участковой больницы, где врачей, выставляющих счета за пролеченных больных, – всего 2, а так называемого прочего персонала – 18. Разве же это нормальная ситуация с точки зрения экономики?

– К сожалению, перекосы в штатном расписании есть, особенно у бывших муниципальных лечебных учреждений, которые сейчас приняты в госсобственность. Но мы постоянно анализируем ситуацию и обращаем внимание главных врачей медицинских учреждений на планирование и эффективное расходование средств ОМС, в том числе на необходимость приведения в соответствие штатного расписания. Да, каждое рабочее место в сельской местности – буквально на вес золота, увольнение сотрудников недопустимо – это очередной социальный взрыв в муниципальном образовании. Поэтому мы учитываем все моменты и делаем все, чтобы не пострадал ни медперсонал, ни пациенты – но в рамках законодательства и, конечно, экономической целесообразности.

– Кстати, о зарплате. В течение последних нескольких лет участковые терапевты, педиатры и работающие с ними медсестры в рамках нацпроекта «Здоровье» получали ежемесячные дополнительные выплаты по 10 и 5 тыс. рублей. Но в 2013 году средства на эти цели в федеральном бюджете не предусмотрены. В то же время Минздрав РФ настаивает на том, чтобы зарплата у медиков была не ниже, чем в 2012 году, за счет средств ОМС. Я знаю, что в начале года в некоторых сельских районах с этими выплатами первичному звену произошла заминка. Сейчас деньги пошли?

– Никаких «заминок» мы не прогнозировали. Когда стало известно, что федеральный бюджет снимает с себя полномочия по выплатам в рамках нацпроекта и программы модернизации, все «выпавшие» суммы были учтены при формировании закона о бюджете ТФОМС на 2013 год, и они должны были выплачиваться определенным категориям медработников, как и раньше. Но, насколько мне известно, некоторые главные врачи ждали каких-то разъяснений «сверху», поскольку шло формирование смет. Сейчас все нормализовалось, и выплаты пошли. И расценивать их надо именно как стимулирующие надбавки. Эти средства включены в структуру тарифа, и у главных врачей есть реальная возможность стимулировать сотрудников первичного звена. Надеюсь, они воспользуются этой возможностью.

– Сегодня на рынке медицинских услуг – жесткая конкуренция, а федеральное правительство, дабы усилить конкуренцию в здравоохранении, настаивает на включении в систему ОМС частных медучреждений. В Волгоградской области процесс уже пошел: ряд частных клиник, в том числе стоматологических, начали оказывать медицинскую помощь по полису ОМС. Но ведь тариф не стал полным: ряд статей, в том числе приобретение дорогостоящего оборудования, из ОМС не финансируется. Скажите, а какой смысл при неполном тарифе частнику входить в ОМС?

– Смысл есть. Частные клиники, выразившие желание работать в системе ОМС, уже имеют серьезную материально-техническую базу, современное оборудование и больше заинтересованы в привлечении новых пациентов, чем в полном тарифе. А нас интересует, чтобы жители Волгоградской области получали квалифицированную медицинскую помощь в хороших условиях частных клиник по полису ОМС. Частных клиник работает в нашей системе не так уж и много – чуть больше 20. Но радует то, что, помимо стоматологических клиник, интерес к этому проявил Волгоградский филиал ФГБУ МНТК «Микрохирургия глаза», и с 2013 года он оказывает ряд медицинских услуг по полису ОМС. Мы расцениваем это как позитивный момент и надеемся, что со временем список этих услуг значительно расширится. А что конкуренция и частно-государственное партнерство в здравоохранении должны быть, никто не спорит. Для государственных медицинских учреждений должно стать серьезным стимулом повышать качество оказываемой медицинской помощи. Без этого они проиграют частнику борьбу за пациента.

– Татьяна Васильевна, недавно вы стали полномочным представителем Федерального фонда ОМС по ЮФО. Это почетно, но в то же время и ответственно, наверное. Какие дополнительные функции накладывает на вас эта должность?

– Прежде всего – это координация и анализ деятельности территориальных фондов ОМС, входящих в ЮФО. У каждого фонда есть свои интересные наработки, которые могли бы быть полезны коллегам. Я свою задачу вижу в том, в частности, чтобы находить такие «ноу-хау» – по оплате медицинской помощи, по защите прав застрахованных, по обеспечению полисами и т. д. – и рекомендовать их для использования коллегам по всей России.

– Но и Волгоградскому территориальному фонду ОМС есть чем похвалиться, верно?

– Конечно. У нас очень неплохо отлажена работа по ведению регионального сегмента единого регистра застрахованных. Многие фонды имеют большое расхождение с федеральной базой, а у нас такого расхождения нет, поскольку мы этим занимаемся на протяжении уже 10 лет. Волгоградская область стала одним из первых регионов России, где был введен полис единого образца. Сейчас полис единого образца введен на всей территории России. У нас хорошее программное обеспечение, которое полностью соответствует сегодняшним федеральным нормам. У нас большой опыт эффективной работы со страховыми медицинскими организациями. Возможно, все эти моменты и сыграли свою роль, при назначении представителем ФФОМСа в ЮФО руководителя ТФОМС Волгоградской области.

– То есть, Татьяна Васильевна, 20 лет не прошло для терфонда даром?

– Да, на днях мы отметили свой юбилей и рады, что пришли к этой дате с неплохими достижениями. Но больше всего меня радует, что за эти 20 лет изменилось отношение к системе обязательного медицинского страхования и нашему фонду, в частности, как со стороны пациентов, так и со стороны медицинской общественности – от резкого неприятия и отрицания до доверия. Даже те главные врачи, которые 20 лет назад выступали категорически против, сегодня признают: без системы ОМС здравоохранение просто не выжило бы. И это действительно так.

Поделиться в соцсетях