Заложники чужой войны

Все произошло, когда волгоградец Алексей Стреблянский решился на покупку новой квартиры в более удобном районе. Главе семейства хотелось найти вариант поближе к школе, где учится его старшая дочка, и к садику, куда ходят средняя и младшая.

Обменять нельзя купить
– Понятие обмена в нашей стране практически отсутствует, и все сводится к тому, что необходимо сначала продать свою квартиру, а затем купить новое жилье, – говорит Алексей. – Мы так и решили сделать. После долгих поисков наконец-то был найден долгожданный вариант. Я за два дня до заключения с продавцом сделки купли-продажи специально запросил выписку из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Мне предоставили такой документ, где черным по белому написано, что на квартиру, которую мы хотим приобрести, не было наложено ни арестов, ни ограничений, ни какого-либо обременения. Говоря простым языком, облюбованная нами квартира была абсолютно чистая. На семейном совете было принято окончательное решение о ее покупке.
Тридцатого ноября 2011 года Стреблянскими были собраны и подписаны обеими сторонами все документы. Согласно расписке, данной продавцом квартиры – Анатолием Соловьевым, в тот же день Алексей Стреблянский выплатил ему 2 млн 100 тысяч рублей. И в тот же день весь пакет документов был передан для регистрации собственности.
Время – деньги
Как выяснилось при обращении в федеральную службу регистрации в Волгоградской области, срок подготовки права собственности на квартиру составляет целый месяц, в течение которого Алексей де-юро не является полноправным хозяином новоприобретенного жилья. Этот процесс можно было бы ускорить за 20 тысяч рублей (столько стоит услуга экспресс-оформления), но у Алексея в связи с переездом такой суммы не было. Поэтому Стреблянские вселились в новое жилье и стали ждать окончания установленного срока.
Право собственности на квартиру новые ее хозяева должны были получить 29 декабря. Но радоваться новогоднему подарку не пришлось. 23 декабря Стреблянские получили уведомление о приостановлении регистрации, что стало для них громом среди ясного неба. Из уведомления следовало, что на их новую квартиру наложен арест на основании постановления Центрального районного суда Волгограда. За разъяснениями Алексей отправился к следователю Александру Кощееву, который и инициировал арест квартиры.
По словам Алексея, из разговора со следователем он узнал, что на продавца этой квартиры было заведено уголовное дело о краже крупной суммы денег, и 15 декабря суд наложил арест на его имущество.
– Позже мы выяснили, что уголовное дело длится больше года, но почему-то за все это время никто не предпринимал никаких действий для ареста данного жилья до его продажи, – возмущается Алексей. – Создается впечатление, будто все сделано специально.
Стечение обстоятельств…
Для того, что бы хоть немного разъяснить ситуацию, Алексею пришлось вникнуть в суть истории с уголовным делом. От следователя и из рассказов своих новых соседей он узнал, что продавец поругался со своей гражданской женой, и она подала на него заявление с требованием вернуть ей три миллиона рублей. Но никаких претензий на квартиру она не предъявляла, да и не имела никакого к ней отношения, поскольку продавец получил жилье по наследству.
Как нам сообщили в пресс-службе ГУ МВД РФ по Волгоградской области, следователь действовал строго в рамках закона. Гражданская супруга подала заявление о том, что Соловьев похитил у нее 3 млн рублей. Суд женщина выиграла, и в связи с этим на квартиру, юридически принадлежащую Соловьеву, по постановлению суда был наложен арест. Все действия следователь исполнил в установленные законом сроки. А все, что произошло с семьей Стреблянских, лишь досадное стечение обстоятельств…
Наложенный на квартиру арест, по сути, не имеет прямого отношения к уголовному делу, из-за которого многодетная семья оказалась заложником ситуации. Попытки Стреблянских расторгнуть договор купли-продажи не принесли результата: продавец сообщил Алексею, что денег, полученных за квартиру, у него уже нет.
На этот раз обошлось
– Он все пытался убедить, что ничего страшного не произошло, все наладится: «Живете и живите в квартире. Как ни в чем не бывало». «Но мы-то знаем, что в любой момент нас могут вышвырнуть на улицу, – говорит Алексей. – Недавно состоялся суд, на котором адвокат его сожительницы требовал, чтобы на квартиру был наложен статус «арест без права проживания». Но суд не согласился. В этот раз обошлось, но где гарантия, что адвокат вновь не будет добиваться нашего выселения из квартиры, за которую мы заплатили больше 2 млн рублей, но так и не стали ее собственниками.
Теперь Алексей находится в тупиковой ситуации: он лишился всего в один миг. Попытки снять арест с квартиры по суду не увенчались успехом.
– В глубине души мы с семьей надеялись, что суд примет во внимание, что мы купили «чистую» квартиру, полностью рассчитались за нее, не нарушали закона. Да мы понятия не имели, что на хозяина заведено уголовное дело, – говорит Алексей Стреблянский. – Но мое заявление в суде отклонили, пояснив, что зарегистрировать квартиру в ВОРУ должны были 29 декабря, арест наложен 15 декабря, так что теперь это наши личные проблемы.
Алексей уверен, что даже если он подаст заявление в суд на продавца, не желающего возвращать деньги, и выиграет дело, Соловьев сможет выплачивать долг такими мизерными суммами, что свои 2 миллиона сто тысяч Стреблянские будут получать по капле до конца жизни.
Сейчас Алексей подготовил обращения уполномоченным по правам человека и уполномоченным по правам ребенка областного и федерального уровня. Он разместил на своей страничке в Живом журнале рассказ о своей истории, проиллюстрировав ее документами. Глава многодетной семьи хочет получить дельный совет, как выйти из тупиковой ситуации, и уже вызвал шквал откликов со всей страны. На сегодняшний день сотни юристов и просто сочувствующих Стреблянским направили им свои послания.
Комментарий юриста
Иван Рощин, адвокат:

Вселяет надежду, что в ВОРу Стреблянскому не отказали в регистрации права собственности а «приостановили регистрацию...». В данной ситуации Алексей покупатель может потребовать от продавца квартиры вернуть деньги за нее в добровольном порядке. Но, как правило, такие обращения ни к чему не приводят. Следовательно, следующим шагом становится обращение в суд с иском о возврате денег за квартиру. Хочу подчеркнуть, что в данной ситуации возможны проблемы в суде, так как продавец и покупатель не нарушили условия сделки купли-продажи. А это значит, при расторжении договора могут возникнуть для сторон правовые последствия. На момент заключения двустороннего договора продавец мог и не знать, что на его квартиру вскоре будет наложен арест. Следовательно, эту информацию от потенциального покупателя продавец не скрывал. На мой взгляд, самый логичный выход из сложившейся ситуации – исковое заявление в суд о признании сделки купли-продажи между Стреблянским и Соловьевым от 30 ноября действительной. Если суд на основании представленных документов признает сделку действительной, то решить проблему со снятием ареста с квартиры (от 15 декабря) станет проще. При положительном решении суда станет очевидным, что арест был наложен на квартиру Соловьева, который в тот момент свое жилье продал.