Заложники из Волгограда

Прибывших из Волгограда голодающих работников подкармливает местное население Казани– Помогите, наши сыновья отправились, заключив контракт с солидной фирмой, на работу в Казань, а их держат там на положении рабов, они голодают, им не на что вернуться домой, – едва сдерживаясь, чтоб не заплакать, сообщила мама одного из заложников ситуации, Зоя Меньшикова. – У меня пенсия только через несколько дней, я не могу ему выслать денег, я просто в отчаянии, не знаю, что делать.

Волгоградские специалисты в казанском аэропорту работали сразу на нескольких направлениях: тянули высоковольтные линии, заливали колодцы под световые опоры, строили новое здание пожарной охраны аэропорта. Но вот уже неделю, как они вынуждены были объявить забастовку, для того чтобы привлечь внимание общественности к своему бедственному положению.

– Нас в Казани работает 26 человек, – рассказывает Денис Евдокимов. – Практически у каждого дома остались семьи, дети, престарелые родители, которым нужна наша материальная помощь, есть среди нас такие, кому надо выплачивать кредиты. Мы и ехали сюда, чтобы заработанные деньги отправлять в Волгоград, а сейчас мы вынуждены просить денег у родных. Все, у кого были хоть какие-то ценные вещи, позаложили их в ломбарды. На эти деньги покупали продукты, чтобы хоть как-то выжить. Четыре месяца, что мы находимся в Казани, руководство волгоградской фирмы нам не платит ни зарплаты, ни суточных. Мы реально голодаем.

По словам рабочих, при заключении контракта с волгоградской фирмой, которая получила подряд на выполнение работ в строящемся аэропорту Казани, волгоградские боссы обещали высокие зарплаты (по 30 тысяч рублей в месяц) и райские условия проживания в гостиничных номерах и благоустроенных квартирах. Вместо этого бригаду рабочих заселили в аварийное общежитие, где комфортно себя чувствуют только мыши.

Работники пытались объясниться с работодателями, но их непосредственный начальник – генеральный директор ООО «Аэроспецстрой» Борис Петруничев на встречу с «забастовщиками» не явился. Наши коллеги из казанской телекомпании «Эфир» рассказали о бедственном положении волгоградцев.

– Генеральный директор заявил нашей компании в телефонном разговоре следующее: «Кто хочет работать и хочет есть, тот работает и получает деньги. А кто не хочет работать, хочет лоботрясничать, тот соответственно ничего не делает и ничего не получает», – рассказала корреспондент «Эфира» Елена Чередина. – Люди действительно находились в беде. Они готовы были пойти на крайние меры и в случае невыплаты заработанных денег намеревались перекрыть федеральную трассу. На следующий день после выхода сюжета в эфир волгоградцы благодарили нас за то, что казанцы узнали об этой проблеме, стали приносить им продукты. Была у рабочих проблема с подачей заявлений в прокуратуру Казани, нашлись юристы, которые бескорыстно помогли оформить обращения.

Возможно, именно 26 заявлений волгоградцев, поданных в прокуратуру, заставили-таки руководство «Аэроспецстроя» пойти на переговоры с рабочими.

– Сегодня с нами встречался наш работодатель, пообещал, что они нам выплатят 70% обещанного оклада, а мы должны забрать заявления из прокуратуры, – рассказывает Денис Евдокимов. – Почему 70, а не 100%? Кроме того, где суточные, премиальные – одним словом, все, что нам было обещано? Мы, естественно, от такой нечестной сделки отказались. Будем настаивать на полном погашении нашего долга.

Головное предприятие группы компаний, в которое входит ООО «Аэроспецстрой», на протяжении последних нескольких дней в прямом смысле слова хранит полное молчание. Поскольку дозвониться мы не смогли, вчера посетили солидный офис фирмы «Волгоспецмонтаж». Войти туда непросто, нужно соблюсти определенный ритуал: надпись на двери гласит: "Нажмите на кнопку и посмотрите в глазок видеокамеры». Нажали, посмотрели. После чего вышел охранник и сказал, что ни руководства, ни сотрудников в фирме нет и сегодня не будет. У них, по словам все того же охранника, день профилактики. Мы все же оставили телефон редакции в надежде, что представители руководства свяжутся с нами и ответят на вопрос, почему рабочие четыре месяца не получали заработанных денег.