Зароб больше не робеет

Каждую весну в моем сотовом появляются новые имена. Саид, Зафар, Бозор… Сыновья, племянники старых друзей из Таджикистана чередой проходят перед глазами. Проблема у всех одна – помогите найти работу.

Привет из кишлака
Четыре года назад совершенно был сбит с толку, увидев на пороге двух мальчишек из кишлака у самой афганской границы. Как они, зная по-русски слов не более десятка, не потерялись в миллионном городе – маленькое чудо. Как собираются найти в Волгограде работу, не имея к тому же никакой профессии, – совершенная загадка. С немалым трудом, поездив по дачным поселкам, сумели пристроить их на немудрящие работы. Копать, таскать…Поиском тогда дело не ограничилось. Уговорил приятеля перевозить их с места на место в своем авто.
Гости города-героя панически боялись людей в форме, при виде правоохранителя сразу впадали в ступор. И вот новая встреча, спустя четыре года. Пара лимонов, горсть кишмиша от Мукима сразу заставили забыть о прошлых мытарствах. Столько воспоминаний связано с кишлаком, имеющим «классическое» для азиатского селения название Большевик.
…Зароб теперь уверенно овладел могучим и великим, но «специфические» выражения не употребляет. Дома, в Таджикистане, жить стало еще тяжелее. Лампочки Ильича горят в родном селе всего полтора часа в сутки, что имеет и положительный аспект. Стоимость киловатт-часа в республике, имеющей наибольшие энергоресурсы среди бывших республик СССР, – запредельная, 11 рублей! Лучший вариант трудоустройства – строительство Сангтудинской ГЭС, где обеспечивают койкой и раз в месяц выдают шесть тысяч рублей. Одна беда, устроиться на такую синекуру непросто. Берут практически только выходцев из Кулябской области. Это малая родина правящего ныне президента Рахмона. Президента и его родственников Зароб поминает без воодушевления. Куда ни кинь, всюду многочисленные детки «отца нации» на руководящих должностях. Ориентируясь на главу, и иные чиновники озаботились будущим своих многочисленных родственников. Бизнес строго поделен между своими. Немудрено, что едва ли не каждая таджикская семья, за исключением, пожалуй, обитателей двух-трех больших городов, отправляет мужчин на заработки в Россию.
Трудности переводов
Самые доходные регионы – Москва и крупные сибирские города. Но Сибирь – это уж совсем холодно, а Москва… В прошлом году побывал там Зароб. Скинхеды – не страшилка, а реальность. Хуже всего, когда нападают в электричках – бежать некуда, помощи ждать не от кого. «Каждый день несколько гробов в Душанбе летят. Когда двоюродного брата отправляли – сто тысяч рублей заплатили, хорошо земляки помогли».
В Волгограде отношение к таджикам лучше, считает гастарбайтер, объясняя тем, что здесь живут представители многих национальностей. Настороженность коренных жителей при знакомстве проходит быстро. Стоит увидеть, как они работают. Если чего и не умеют – учатся быстро, жизнь заставляет. Сейчас внук моего друга уже и каменщиком может трудиться, и штукатуром, сварщиком и садовником…Садовник – как я понял – это вообще для него и его земляков идеальный вариант трудоустройства. Таджики умеют работать на земле, это у них в крови. В стране, где лишь семь процентов территории не приходится на горы, каждый клочок плодородной почвы должен быть тщательно возделан.
В горных кишлаках даже крыши глинобитных домов используются доморощенными растениеводами. С оттенком зависти рассказал Зароб о приятеле, который не уехал вместе с ним прошлой осенью домой, а остался зимовать здесь. «Ему зимой платили за охрану дачи 500 рублей в день, а летом – 700. Один выходной в неделю». Мой гость тоже решил провести в Волгограде в этот раз не меньше года. Логично, если вспомнить, что порой за билет на поезд до Душанбе ему приходится выкладывать до 9 тысяч рублей. В перспективе – хочет привезти сюда и молодую жену, основаться на волжских берегах. На родине ничего хорошего ждать не приходится, считает он, лучше ездить туда раз в десять лет, чтобы родственников навещать.
Услышав об этом намерении, предложил ему подумать и об овладении востребованной нынче рабочей профессии. Рукастые и мастеровитые нынче в цене, которая будет только расти. Обещал подумать. Но хоть и кивнул мой собеседник согласно, но о другом сейчас думает. В голове нехитрая арифметика: расходы на билет, на временную прописку. Только патент за право работать в течение месяца на частника обошелся в тысячу рублей. Зато сможет теперь без боязни ходить по улицам. Правовая грамотность пришла вместе с нововведениями миграционной службы: патентами, регистрацией…
Система банковских переводов существенно снизила интерес к заезжим труженикам со стороны бандитов. Еще не так давно плотной заботой окружали они отъезжающих на родину на подступах к железнодорожным станциям. И таможенники вкупе с пограничниками в поездах угомонились. Знают, что денег с собой гастарбайтеры больше не возят. Словом, живи и радуйся. Все теперь для заезжих тружеников комфортнее стало. За исключением одного – работы мало.
Но Зароб и не думает предаваться печали, на бок залегать. Не для того он в Волгоград приехал. Дома жена, родители, братья и сестры, которые еще не скоро встанут на ноги. Они ждут его, ждут денежных переводов из России, а потому иного выхода, как найти эту заветную РАБОТУ, – у него нет.