Земля обетованная отца Василиска

  • Земля обетованная отца Василиска
  • Земля обетованная отца Василиска
  • Земля обетованная отца Василиска
  • Земля обетованная отца Василиска
  • Земля обетованная отца Василиска
В черной рясе, как и подобает иеромонаху, встречает нас отец Василиск у входа в птичий питомник. Пернатые вальяжно расхаживают в просторных вольерах и вдруг начитают гоготать, трещать и свистеть. «Они не встревожены, просто здороваются», – замечает священнослужитель.

Два волка, что живут в душе

Отец Василиск в миру учился на биофаке, и любовь к живой природе у него с детства. На все лето будущий священнослужитель уезжал к бабушкам в Уральскую глушь – вот где раздолье для постижения мира. Но избрание служения Господу также было у иеромонаха естественным, ненадуманным и предопределенным с юных лет. Уже в подростковом возрасте он был пономарем в православном храме. Сейчас Василиску тридцать восемь, он священнослужитель, который во время служб увлекает метафорами о животных так, что каждый прихожанин вспоминает прежде всего о своей человеческой сущности. Оказывается, у каждого в душе два волка – добрый и злой, они постоянно в борьбе. А побеждает тот, которого мы лучше кормим.

В фазанарии, которые организовал отец Василиск при Свято-Духовом монастыре, удивительно чисто. Здесь никто не сорит, не бросает бумажек и фантиков. На днях пришли две бабушки с внуками – гуляли по саду, а потом… расположились на полянке и принялись лупить вареные яйца. Хотел уж отец Василиск пожурить компанию, но не смог – скорлупу те бережно собрали, отдали питомцам в вольерах. «Марсель, Марсель!» – восклицает владыка Герман, когда посещает питомник. Он-то знает цену труду, вложенному сюда, и даже сам принимал участие в субботниках, когда на пустыре здесь начал появляться зеленый оазис.

А недавно в питомнике зацвел вереск – в затишке за камнями, тянет бурые нити к солнцу. Рядом с вереском расположились нежные белые соцветия «алмазной россыпи», это растение привезли из Израиля. В трухлявом пне посажены цветы – как намек на цикличность нашей жизни. И даже не заметные с первого взгляда мох и лишайники, растущие только в местах с хорошей экологией, здесь чувствуют себя как в обычной природе, а не «эпицентре» мегаполиса. А может быть, им нравится соседство с тундровыми птицами, которые живут в питомнике. Белолобый гусь, который родом из тундры, плещется в искусственном пруду. Ему не холодно – на улице плюс пять, самое время для купания в открытом водоеме. А вот краснозобые казарки – птицы ростом с домашнюю курицу, хоть и водятся в тундре, зимуют в Болгарии. В мире их насчитывается тридцать тысяч особей, птицы обитают всего в пяти зоопарках России. Теперь они прижились и в Волгограде.

И птицы – как люди

Скромные и тихие фазаны, утки с разнообразными клювами – то прямыми, то курносыми, голуби с белыми хвостами-веерами, грациозные лебеди – коллекция пернатых в питомнике перевалила за сотню. Большинство птиц занесено в Красную книгу – России и международную. Для отца Василиска каждый питомец дорог. К примеру, ловит перьями отблески солнца утка-каролинка. Переливается, как в детстве игрушечный калейдоскоп. Птица получила свое название от единственного в мире места обитания – Северной Каролины в США. Королевский фазан не спеша отращивает свой хвост, который скоро достигнет длины метр семьдесят. Лебеди-шипуны изогнули шеи – получилось сердечко. Кстати, как отмечает монах-орнитолог, это миф, будто у лебедей один супруг и на всю жизнь. Если самка оказалась своенравной, тот без проблем находит новую пассию. Но в питомнике у отца Василиска все-таки настоящая лебединая идиллия. Птицы молодые, и скорее всего весной скромная самочка, которая прячется за мощными крыльями супруга, сядет на кладку. Лебеди с благодарностью принимают хлебное лакомство от своего кормильца. Отец Василиск говорит, что сегодня они в настроении. Некоторые более южные питомцы скоро переедут на зимовье в теплые помещения. Птицы – это еще и природный барометр. По телевизору нас пугают холодной зимой, но питомцы отца Василиска не разводят паники. Ведут себя спокойно, и можно предположить, что зима хоть и будет морозной, но скорее всего, ровной и без катаклизмов. Мы попрощались с радушным хозяином питомника и его пернатыми постояльцами. В отличие от отца Василиска, те уже не обращали на нас никакого внимания. И лишь гуси сосредоточенно глядели ввысь – в тот момент под облаками улетала на юг стая их сородичей. Гусиный плач был как приговор: скоро зима.

Поделиться в соцсетях