Жители поселка Гумрак искали хозяина своего дома до тех пор, пока их старый барак не сгорел

Жители поселка гумрак искали хозяина  своего дома до тех пор, пока их старый барак не сгорел
Пожар в поселке Гумрак в городе Волгограде, случившийся на днях в аварийном доме по улице Ленина, 7, оставил без жилья три семьи. Строение, некогда считавшееся ведомственным, давно не состоит на балансе ни в одной организации. За долгие годы его каким‑то образом умудрились «потерять». Но люди, оставшиеся в одночасье без крова, нуждаются в помощи, получить которую без справки о регистрации очень проблематично. Со своей бедой они обратились в редакцию «ВП».

«У вас крыша горит!»

...Стук в дверь раздался около двух ночи. Накинув халат, Татьяна Красько открыла дверь. На пороге стоял солдат-срочник: «Бабушка, выходите! У вас крыша горит!» Хозяйка дома ахнула: правая часть строения была полностью охвачена пламенем. Дочь в это время работала в ночную смену сиделкой, и спасать вещи Татьяне пришлось одной.

– Схватила самое ценное – документы по нашему судебному производству из Минобороны, которому мы когда‑то принадлежали, и паспорта, – рассказывает хозяйка.– Вызвала пожарных, ребята приехали очень быстро. Только благодаря им что‑то из пожитков уцелело.

А вот у соседа Андрея Дмитриенко, кроме обугленных стен дома, и вовсе ничего не осталось. Недавно мужчина перенес тяжелый стресс после развода с женой, а теперь  лишился единственного жилья. Слава богу, хоть жив остался! В трагическую ночь, как и дочь Татьяны, он работал в ночную.

Теперь пострадавшие семьи в буквальном смысле остались на улице. Пока приютили родные и друзья. Что дальше делать – люди не знают.

Власти города и региона готовы оказать помощь. Но все упирается в то, что сгоревшего дома по документам... не существует! И пострадавшие не могут ни подтвердить свою прописку, ни взять справки для оформления соцвыплат и получения временного жилья.

Разве такое бывает? Оказывается, да.

Временное стало постоянным

Супруги Коробовы (после замужества Татьяна носила фамилию мужа) поселились в Гумраке в 1975 году. Дом барачного типа проходил по документам как временное жилье для семей военнослужащих. Там были паровое отопление, газ, электричество.

Но счастье длилось недолго – муж Татьяны оставил семью. Получить новое жилье женщина не смогла. Одна воспитывала двоих детей. На жизнь не жаловалась, была довольна хотя бы тем, что есть крыша над головой.

– Нас не трогали, – вспоминает Татьяна. – Прописка тогда была, о чем есть запись в домовой книге. Квитки за оплату коммунальных услуг почтальон приносила регулярно, мы все добросовестно оплачивали.

А потом квитки перестали приходить, про жильцов военного барака странным образом забыли. Люди решили о себе не напоминать – мол, живем и живем.

– Но мы, конечно, понимали, что долго так продолжаться не может, – говорит дочь Татьяны Наталья Красько. – И, когда в мае прошлого года нам отключили свет, мы не очень этому удивились.

«А его как бы и нет...»

Экстремальная ситуация заставила разобраться, кому же все‑таки принадлежит строение. Выписка из домовой книги говорила, что собственником является вроде как  Министерство обороны. Но руководство воинской части, на территории которой расположен объект, утверждает: у них на балансе он не числится…

– За время перестройки воинские части в Гумраке постоянно менялись, – говорит юрист Владимир Непогодин, которого наняли семьи защитить их права. – Но перед тем, как в 2012 году на территорию пришла воинская часть, которая сейчас дислоцируется здесь, все документы как будто потерялись, и получается, что домовая книга была выписана другой частью.

Несмотря на это, юрист считает, что ведомственность объекта никто не отменял, но на каком основании этот дом не был передан новому владельцу, непонятно. Начались судебные тяжбы.

Пожар уничтожил надежду

В первой инстанции к аргументам жителей прислушались. Суд обязал подключить дом к электроснабжению, а квартиросъемщики наконец‑то узнали, кто же является собственником аварийного жилья. По представленным в суд документам – все то же Министерство обороны.

Но организация «Оборонэнерго» хотя и восстановила электроснабжение, подала апелляционную жалобу, указав: дом этот к ним никакого отношения не имеет.

Суд вот-вот должен был вынести окончательный вердикт. И тут дом сгорел. А вместе с ним сгорела и надежда людей на справедливость. 

– Люди рассчитывали сначала добиться справедливости в отношении принадлежности этого дома, а потом хотели признать этот старый барак аварийным, – говорит юрист. – Теперь, после пожара, сделать это будет гораздо сложнее.

20 лет без прописки

– Нам просто судьбу сломали, – говорит Наталья Красько. – Что делать, ума не приложим. Кругом, куда обращались, для нас один ответ: «Этого дома нет». Теперь уж, конечно, после пожара его действительно нет, но мы‑то остались!

Сергей Коробов, брат Натальи, еще до пожара оказался бездомным.

– Я вынужденный бомж аж с 1993 года, – говорит мужчина. – Когда уходил в армию, то выписался из этого самого дома, а вернулся – мне заявляют в воинской части, что это не к ним, что на балансе дома по ул. Ленина, 7 у них нет. Обращался напрямую к командиру воинской части, не помогло. Я больше двадцати лет постоянно плачу штраф за то, что у меня нет прописки. Если с жильем как‑то перебиваюсь, то с регистрацией – проблема.

В списках не значится

Мы обратились к руководству воинской части 98540, в чьем ведении по определению суда находится сгоревший дом. Но через дневального командир передал, что не может с нами общаться.

Спустя несколько часов корреспондента «ВП» нашел представитель пресс-службы Южного военного округа и переслал по электронной почте справку, в которой указано, что дом в поселке Гумрак по ул. Ленина, 7 к воинской части 98540 не относится и техническому обслуживанию как объект коммунальной сферы не подлежит.

Но как в таком случае объект остался в ведомстве Минобороны?

На пепелище жизни

После пожара семья Красько обратилась в областной комитет социальной защиты за материальной поддержкой.

– Там и рады были бы помочь, но по закону нужна выписка из домовой книги о составе семьи, – поясняет Наталья Красько. – Выписка действительна в течение месяца, а у нас она датирована 2012 годом. Обратились в воинскую часть, а там опять отказ и все та же песня – дом у нас не числится, домовой книги нет.

Письменные заявления в воинской части, как говорит Наталья, не принимают, поэтому погорельцы решили отправить их почтой с уведомлением. Сколько волокита продлится, неизвестно. Сейчас люди кочуют от одних знакомых к другим.

– Поскольку все пострадавшие являются жителями Волгограда, им будет предоставлено временное жилье из маневренного фонда, но при условии, что их сгоревшее жилье было единственным, – пояснили в мэрии. – Что касается постоянного жилья, их можно лишь поставить в общую очередь как нуждающихся, поскольку дом не является муниципальной собственностью и не попадает под программу переселения из ветхого жилья.

Сейчас пострадавшими занимаются районные власти, но каких‑либо конкретных сроков переселения не сообщают. Интересно и то, что покажет проверка относительно причин пожара. Возможность поджога жильцы не исключают.

– Хочется надеяться, что следователи разберутся, – говорят они. – Мы непьющие, работающие, просто попали в сложную жизненную ситуацию.

А пока в Гумраке пепелище – зияющие дверные проемы и обгоревшие стены. Сносить останки дома-призрака тоже некому...

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях