Жителя Волгограда могут лишить дома из-за долга бывшей жены

Волгоградская правда
Волгоградец Александр Петров считает себя пострадавшим в истории с оформлением займа его бывшей супруги. 6 лет назад его жена взяла кредит на сумму в 1,5 млн рублей без его ведома, в залоге оказался дом пенсионера. В КПК ссылаются на то, что в документах стоит подпись волгоградца, однако он уверен, что ее подделали. Теперь житель Городищенского района может остаться без крыши над головой.

«На дом зарабатывал всю жизнь»

В Городище, поселке, расположенном под Волгоградом, Александр Петров живет уже более 22 лет, здесь у него свой дом. Чтобы его купить и отстроить, мужчина трудился почти всю жизнь. На пенсию он вышел всего пару месяцев назад, а до этого все время работал.

По профессии Александр инженер, последняя должность, которую занимал, – главный эксперт строительного контроля в организации,  занимающейся добычей, переработкой и транспортировкой газа.

Дом свой, говорит, выстрадал – из 44 лет трудового стажа 42 года ездил по командировкам, дома был 3–4 дня в месяц.

– На пенсию вышел недавно, думал, буду жить и радоваться, а тут эта история, – вздыхает Александр Васильевич. 

По словам мужчины, в 2015 году его теперь уже бывшая супруга взяла заем в КПК «Инвест», который находится в Волгограде, на сумму аж 1,5 млн рублей. Обеспечением кредита стал залог их дома.

Но Александр Петров утверждает, что согласия на эту сделку он не давал, и хотя в документах имеется его подпись, пенсионер подозревает, что ее просто подделали.

– Уже через 3 месяца из 1,5 млн долг вырос до 2 млн и дальше на эту сумму пошли проценты, – вздыхает пенсионер. – Но узнал я об этом только спустя 6 лет и был просто в шоке…

Гром грянул, когда мужчине сообщили о... выселении из собственного дома. В феврале 2021 года пришло решение суда.

Из этого документа мужчина и узнал, что его супруга, оказывается, должна деньги КПК, а залогом под кредит был дом – теперь его по закону у должника могут изъять.

– Я зарабатывал на этот дом денно и нощно, почему теперь я его должен отдать?! – возмущается пенсионер.

Дом у него большой, площадь – 270 кв. м со вспомогательными помещениями, покупал Александр Петров его недостроенным в 1996 году и целых 20 лет строил, доводил до ума, многое делал заново, вкладывая свои, кровно заработанные.

«Жену я простил...»

Как говорит Александр Васильевич, еще будучи с ним в браке, супруга при оформлении кредита в КПК ничего ему не сказала. Но он, хоть и обижен на нее и потом развелся, зла уже не держит.

– Прожили мы 42 года, доверял ей, думаю, вся эта ситуация начала развиваться на фоне болезни нашей дочери. Она умерла в августе 2015 года, а за месяц до этого, судя по всему, супруга и взяла этот злополучный кредит, – рассказывает пенсионер.

Мужчина предполагает, что экс-супругу кто-то убедил, что эти деньги помогут вылечить дочь...

– От меня жена, как я считаю, скрывала на протяжении 5 с лишним лет, до 2021 года, что дом и земля ею заложены в КПК, – говорит Александр Петров. – Узнав, что меня выселяют из дома, сразу обратился в суд и стал оспаривать это решение, отстаивать свою собственность. А спустя месяц я развелся с женой...

Сейчас Александр Петров живет у соседей, но полон сил продолжать бороться, он надеется отстоять свой дом. Тяжба с КПК еще идет.

«Я не сдамся»

– В суде провели почерковедческую экспертизу, которая показала, что моя подпись подделана, – говорит Александр Петров. – Нотариус в суде предоставил письменное сообщение, что в Реестре регистрации нотариальных действий под № 2Д-416, указанном в согласии супруга на совершение сделки другим супругом, зарегистрировано совершенно другое нотариальное действие совершенно другого человека.

Позиция КПК понятна, они ссылаются на имеющийся у них документ – согласие на сделку самого Александра Петрова якобы с его подписью, утверждают, что бумагу им предоставила жена пострадавшего, а та заявляет: это самое согласие ей якобы изготовили в КПК. За «скромную» сумму в 50 тыс. руб.

Было несколько судебных заседаний, в результате вынесен вердикт – вернуть дом Александру Петрову, ссылаясь на то, что документы, предоставленные для кредита под залог недвижимости, по мнению суда первой инстанции, были подделаны.

Но КПК подал апелляцию, и все началось заново. Александр Петров в отчаянии, он рассказал, что облсуд теперь решил по-другому: оставить 50% дома Петрову, а другую половину отдать КПК.

– Буду подавать кассацию в Краснодар, – говорит Петров. – Если уже доказано, что документ о моем согласии был поддельный, как может суд признавать саму сделку с кредитом?!

Комментарий по теме: как не оказаться в такой же ситуации и сохранить свою собственность?

Светлана Воробьева, директор ООО «Центр правовой защиты населения»:

– Так как дом приобретен и достроен в период заключенного брака, то решение суда, полагаю, верно: половина имущества принадлежит супруге, а половина – супругу, как нажитое в браке. Поэтому областной суд так и определил свое решение. Имущество может быть возвращено только в его части, а у Петрова половина от этого имущества. Другого варианта решения я не вижу, так как женщина отдала часть своего имущества добровольно.

Вот что советует эксперт всем, кто хочет воспользоваться услугами КПК, на что обратить внимание, чтобы не попасть в такую ситуацию.

– Рекомендую не обращаться в КПК, потому что, как правило, в подобных организациях завышенные проценты по займам и практически кабальная система штрафов, пени за задолженности по платежам возврата займа. Не стоит также при получении заемных денежных средств от КПК соглашаться на залог недвижимости и тем более единственного жилья, так как на залоговое имущество не распространяется исполнительский иммунитет.

И если люди хотят взять или вложить куда‑то деньги, то пусть это будет крупный банк с соответствующей лицензией ЦБ.

Основополагающий фактор – женщина взяла заем под залог недвижимости. Если бы этого не было, то впоследствии она могла бы пройти процедуру банкротства, сохранив в собственности единственное жилье.

Выявление почерковедческой экспертизой поддельной подписи на нотариальном согласии дает основания полагать, что действия пока не установленного лица носили противоправный характер. Почерковедческая экспертиза была признана судом допустимым доказательством и положена в основу принятия решения о возврате части отчужденного имущества собственнику. На основании указанных обстоятельств, полагаю, может быть возбуждено уголовное дело по квалифицирующим признакам мошенничества. Ведь доказательство этому уже оценено судом в рамках гражданского судопроизводства.

Поэтому Александр вправе пойти в полицию и обратиться с заявлением, в нем указать: «Прошу провести процессуальную проверку, чтобы выяснить, был ли подделан документ» (перечень документов, которые вызывают сомнения, указать), к заявлению приложить предположительно подделанные документы, решение суда с результатами почерковедческой экспертизы.

Читайте Волгоградская правда.ру в:

Поделиться в соцсетях

нет

Добавить комментарий