Жизнь на одном дыхании

В семье Аркадьевых Матвейка – первый и единственный ребенок. До полутора лет он был здоровеньким мальчуганом. Рос на радость маме и папе. Шумный, веселый. Егоза, ни секунды не посидит на месте. Ноги бегут, руки хватают, стоит маме отвернуться – тут же нашкодит.

Семь месяцев, изменившие жизнь
Сегодня Настя, мама Матвея, старается гнать от себя эти воспоминания, надеясь, что все это в их жизни еще будет. А пока…
Семь месяцев назад какая-то сильная инфекция за полдня практически сломала полуторагодовалого малыша. С небольшой температурой, которая поднялась у Матвейки, мама срочно обратилась к врачу. Педиатр предположила, что виной режущиеся зубки. Но в ночь температура поднялась еще выше. Насте стало ясно, что зубки тут ни при чем. И она вызвала «скорую». Женщина вспоминает, что у сына началась беспрерывная рвота, понос, а потом температура упала до 34 градусов.
– Ему ставили капельницы, после которых, по идее, должно стать лучше. Но потом начались страшные судороги, и он впал в кому, – говорит Анастасия. – В реанимации мы пролежали больше двух недель, врачи считали, что это отравление. Потом выяснилось, что диагноз ошибочный, и нас отправили в областную детскую больницу.
Там нахождения мамы не требовалось. Но Настя все равно приходила к спящему Матвейке, чтобы петь детские песенки, читать сказки или рассказывать ему, что они будут делать, когда он проснется. В коме малыш провел целых три месяца. А когда врачи вывели его из этого состояния, он мог только дышать. Остальные навыки и рефлексы отсутствовали.
Везите посуду, будем учиться кушать!
Врачи сразу предупредили маму мальчика, что он и с ложки не сможет кушать, только через зонд. И тогда молодой женщине, назло этим заявлениям, захотелось доказать, что ее сын не такой, каким его хотят представить. Она тут же позвонила родным: «Везите посуду, будем учиться кушать!» И уже через пару дней Матвейка глотал перетертую жидкую пищу сам.
Что произошло с мозгом мальчика, медики точно не знают. Констатируют энцефалит, но какой именно, сказать не могут. Случай редкий. Анализы подтвердили, что генетика тут ни при чем. Вероятнее всего – инфекция, которая попала в организм и буквально сломила ребенка.
С прогнозами тоже скудно. Многие части мозга пострадали. Восстановление предстоит длительное. По опыту других родителей, с которыми Настя последние полгода постоянно общается посредством Интернета, были случаи полного восстановления, у кого-то – частичное. Для себя мама мальчика сделала вывод, что теперь будущее ее Матвейки зависит только от нее.
– На что у мамы хватает сил, так ребенок и восстанавливается, – считает она.
– Настя, а у тебя сколько этих сил. Хватит ли?
– У меня их много. Поначалу было тяжело от незнания, что с ним будет дальше. Выйдет из комы или нет, – говорит 22-летняя женщина. – А потом как-то в голову пришла мысль – если я сломаюсь, кто же тогда будет бороться за моего ребенка? И силы вернулись.
Родные и близкие ей помогают, поддерживают морально и посторонние люди. Это для нее важно. Но у Насти и свой настрой, что все зависит от нее, поэтому нужно карабкаться изо всех сил.
Улыбка, как подарок маме
Сейчас вместе с Матвейкой они лежат на обследовании в российской клинической детской больнице в Москве. Настя делится, что только вернулись с массажа. После него она видит улучшение. Пусть самая мелочь, но это уже большое достижение.
– Раньше Матвей не открывал вообще глаз, сейчас я добилась того, что он смотрит, – говорит она. – После комы он вообще не двигался, все мышцы были в тонусе. Он был будто деревянный, не сгибались ни ручки, ни ножки. Невозможно было даже взять его на руки. Теперь я добились того, что он стал немного двигаться.
Он пытается оторвать голову от подушки. Старается держать голову, когда его берет на руки мама. Это ему дается очень тяжело, но он старается. Анастасия рада эмоциям сына. Пусть даже он чаще плачет, злится и очень редко улыбается. Только маме...
Женщина привлекает его внимание яркими музыкальными игрушками, включает ему диски со звуками природы, постоянно разговаривает с ним.
Семь месяцев семья Аркадьевых не обращалась ни к кому за помощью. Сами покупали лекарства, оплачивали поездки в больницы. Диагноз поставлен. Сейчас мальчику нужны лечение и реабилитация, которые можно получить только в столичных клиниках или за рубежом. Все это стоит больших денег. Сейчас Аркадьевы планируют поездку в китайскую клинику. Как подсказали им, иглоукалывание и массаж, которые делают там, помогают детям с подобными симптомами. А потом – на обследование в питерский Институт мозга человека РАН. Большую часть средств родители уже собрали. Не хватает 150 тысяч рублей. Поэтому семья решила обратиться к жителям региона за помощью для дальнейшего лечения и реабилитации Матвейки.
Если хотите что-то уточнить или поддержать молодую маму, ее контактный телефон: 8-937-711-78-18, или в редакцию газеты по телефону 24-87-35.