Жизнь рвется в клочья? Сшейте из нее квилт!

Волгоградка Марина Сохончук скроила свою жизнь из разноцветных кусочков ткани

Когда маленькая Марина впервые взяла в руки ножницы и изрезала мамину одежду на кусочки, никто и не подозревал, что подрастающая девочка станет одной из самых известных в Волгограде мастериц лоскутного шитья. Марина Сохончук – последовательница движения квилтинга: умения из разрозненных кусочков ткани создавать настоящие шедевры. Сейчас работы Марины пользуются бешеным спросом даже на Западе, который давно привык к квилтам, а местные волгоградские рукодельницы стоят в очереди, чтобы записаться к Марине на мастер-класс.

Квилт, квилт-мемори…

– Мои родственники говорят, что в детстве я только и делала, что собирала по дому разные тряпочки и сосредоточенно раскладывала их перед собой, – смеется Марина. – Я же четко помню, как впервые увидела фото лоскутной наволочки в популярном когда?то среди всех советских женщин журнале «Работница». Тогда мне было лет 10, и я смело взялась за дело – очень уж хотелось иметь в своем девичьем приданом такую оригинальную вещицу.

А лет восемь назад Марина, наконец, позволила себе полностью отдаться любимому увлечению. Все предшествующие годы она ловила себя на том, что зачем?то складывает в отдельную коробочку остающиеся от шитья кусочки тканей. Знакомые, зная о странном пристрастии подруги к лоскуткам, тоже несли ей свои «экспонаты». Для чего они были ей нужны, Марина сказать не могла, пока однажды не наткнулась в Интернете на целый альбом с работами какой?то иностранки: та хвасталась своими квилтами – простеганными одеялами, сотканными из кусочков тканей. Уже на следующий день Марина решительно достала заветную коробочку.

– Для меня словно открылся новый мир. Я буквально впитывала в себя незнакомые понятия – квилт, квилт-мемори, велкам-квилт… – вспоминает Марина. – На Западе, особенно в англо-

язычных странах – Америке, Канаде и Австралии, – это целая индустрия, насчитывающая века опыта. Сшитые вручную лоскутные одеяла и панно создавались еще чуть ли не в рыцарские времена, когда женщины провожали в путешествия своих мужей, даря им на память о доме саморучно изготовленные одеяла, сшитые из кусочков своей домашней одежды.

Залог вечной памяти

В России квилтинг часто путают с пэчворком, хотя, по словам Марины, понятия эти практически синонимичны: просто слово «квилтинг» создано от «квилт» – стегать, а «пэчворк» – от слова «пэйч» – кусочек. Так и выходит – простеганные кусочки – фрагменты разных тканей, подобранных в соответствии с замыслом мастера. И странно, что популярность квилтинга в нашей стране набирает только сейчас: вообще?то сшитые из лоскутков одеяла, покрывала и наволочки раньше были чуть ли не в каждой русской избе. Со временем, правда, лоскутные вещи начали презирать за их «бедность», но сегодня, следуя моде, пестрые вещицы становятся чуть ли не центром интерьера, задавая тон обстановке и атмосфере всего дома.

– В Америке квилты с надписью Welcome вешают над входной дверью дома, а одеяла с изображением ручек младенцев и кусочками младенческих пеленок дарят на рождение детей, – рассказывает Марина. – Одеяла с рисунками переплетенных обручальных колец – один из самых желанных подарков на бракосочетание, а покрывала, сшитые из одежды умерших людей, – залог вечной памяти об ушедших из жизни близких родственниках.

Сейчас Марина со смехом вспоминает свои первые опыты: старенькая машинка «Чайка», маленький уголок в комнатке, заваленный лоскутками. Когда американские интернет-подруги узнали о том, где и в каких условиях создаются творения волгоградской мастерицы, они были в шоке: у настоящих профессионалов для работы с квилтами выделены отдельные комнаты и установлены специальные машинки с нужными строчками, лапками, приставным столиком и прочими приспособлениями – линейками, ножами, утюжками и даже булавками.

Идеи приходят во сне

С течением времени и Марина конечно же обзавелась всеми необходимыми и удобными приспособлениями для создания лоскутных одеял. Ведь теперь она – первое квилт-лицо нашего города, непременный участник различных выставок и фестивалей.

В 2013 году Марина заняла первое место в конкурсе «Автопортрет» на КвилтФесте в Москве, а в 2014 стала обладательницей Гран-При на фестивале «Традиция» в Санкт-Петербурге. Заканчивая одно изделие, Марина уже задумывается о следующем: идеи, как скомпоновать и сшить разные кусочки тканей, приходят к ней даже во сне, и порой Марина вскакивает с кровати, чтобы поскорее сшить привидевшийся ей блок. И это ее главный стимул для создания новых шедевров.

Тянут одеяло на себя

Квилт – направление прикладного искусства. В переводе с английского означает «изготовление стеганых изделий», или попросту – «стеганое одеяло».

Хоть происхождение у него заморское, но в России запросто могут считать квилт своим, родным. Пожалуй, каждый припомнит, как бабушка в детстве укрывала его стеганым лоскутным одеялом или плела половички – ходнички из кусочков старой, пришедшей в негодность одежды.

На протяжении многих столетий наши предки разноцветными заплатками штопали прохудившуюся одежду, из отслуживших свой срок вещей шили лоскутные одеяла, занавески. Пожалуй, некоторые старушки в деревнях до сих пор хранят коврики-кругляши и половички, состоящие из разных кусочков ткани. Теперь вот старинные традиции возрождаются, увлеченные мастера придумывают новые технологии, а пэчворк, или лоскутное шитье, несмотря на старинные корни, считается искусством современным и очень демократичным. Себя в нем может попробовать каждый. Возраст и уровень подготовки значения не имеют. Нужны лишь разноцветные лоскутки, иголка, нитки и немного фантазии.

Лоскутная академия

А несколько лет назад Марина Сохончук стала действительным членом Российской Лоскутной Академии (да-да, есть и такая!).

Правда, времени на общественную деятельность у нее пока мало: все отнимает работа над созданием новых шедевров да общение с ученицами – для всех желающих Марина проводит мастер-классы по обучению основам квилтинга.

– Как?то меня спросили: согласилась бы я преподавать квилтинг в школе, на уроках труда? Я ответила утвердительно, но пока конкретных предложений не поступало, – признается Марина.

Самая любимая работа мастерицы – каждая последняя. Но долго в ее квартире одеяла, наволочки, постельные комплекты и панно не задерживаются: либо расходятся по знакомым, либо покупаются ценителями творчества hand-made. Для такого кропотливого труда стоимость произведений Марины совсем невысока: к примеру, одеяльце для новорожденного обойдется в 2,5–3 тыс. рублей, а полноценная «полуторка» – от 4,5 тыс. рублей.

Фото vpravda.ru