«Злой гений» волгоградской медицины

Билл Гейтс решил заработать и придумал программу Windows. Его коллега по компьютерным схемам Стив Джобс, захотев стать богатым, с нуля создал компанию Apple и забросал своими «надкушенными яблоками» все страны. Наверняка и наш бывший градоначальник Роман Гребенников, взобравшись 4 года назад в кресло мэра, тоже мечтал о безбедном будущем. Кто же о нем не мечтает? А поскольку дотянуться интеллектом до компьютерных яблок дано не всем, выход один – рви те, что поближе.

Однажды отцы города возмутились: почему это главврачи, директора школ и даже заведующие детсадами сами решают, у кого и что покупать? Неправильно это. И затеяли они большую реформу.
В декабре 2007 г. отставной ныне Роман Гребенников распорядился забрать у больниц право распоряжаться не только бюджетными деньгами, но и теми, которые они заработают своей коммерческой деятельностью. Последний факт, как противоречащий Гражданскому кодексу РФ, озадачил даже мэрских юристов. Но не таков бывший градоначальник, чтобы краснеть от подобной мелочи. Отныне и навсегда, гордо заявил он, только муниципалитет будет решать, что, где и по какой цене нужно покупать больницам.
Говорят, уже через полгода некоторые члены мэрской команды перестали ощущать стеснения в собственных средствах. Но в январе 2008 г., отойдя от новогодних праздников, мэр пошел еще дальше. Объявив реформу здравоохранения, он все лечебно-профилактические учреждения подчинил городскому департаменту здравоохранения. Точнее, своему другу и теперь уже бывшему вице-мэру Сергею Бирюкову, который на одном из брифингов назвал постановление шефа «революцией», сделавшей «эффективным и прозрачным использование бюджетных средств».
Куда уж эффективнее! К концу июня оказалось, что бюджетные средства на здравоохранение использованы всего на 17%. Зато ни одна копеечка не проскочила мимо чьих-то цепких рук.
Причина нерасторопности скрывалась в сути реформы. Раньше больницы могли раз в квартал покупать все необходимое на сумму до 100 тыс. руб. без конкурса. Еще до 500 тыс. можно было потратить по котировке – упрощенной процедуре аукциона, на которую требуется 4-7 дней. «Революция» же привела к тому, что все, вплоть до бинтов и зеленки, стали приобретать через аукцион, процедура которого занимала 40-50 дней.
Сделали все очень просто. Единый заказчик в лице горздрава выбирал из общей кучи заказов однотипные, формировал большой пакет стоимостью свыше 500 тыс. руб. и единым лотом выставлял их на аукцион. Удобно, а главное, при определенной расторопности и умении формировать заказы на аукционы все деньги можно нужной фирме перевести. Кто-то возмущается, что лекарства нужны срочно и без них не все больные выживут? Ну что же делать, все в руке Божьей. Главное – бюджетная прозрачность. К тому же революции, как известно, не происходят без жертв.

Прозрачность только получилась с осадком. И дело даже не в том, что заявки, поданные весной, исполнились по осени. Статистики случившихся из-за этого трагедий никто не вел – на то для чиновников есть высший суд, на котором их еще призовут к ответу. Речь сейчас о другом. Очень скоро заметили, что все закупки производились через конкретных поставщиков и что цены при этом были явно завышены. Не будем вспоминать о лекарствах, но есть простой продукт, без которого не может обойтись ни один госпиталь и даже школа. Это хлеб.
В конце 2009 г. администрация обязала больницы покупать его по 24 руб. за килограмм. Некоторые, в частности 25-я, одна из самых больших в городе, отличились. Сами провели котировки и купили по 6 руб. на весь первый квартал 2010 г. Почувствуйте разницу и прикиньте, какая сумма уплыла, можно сказать, из-под носа чиновников. Такого они стерпеть не могли, а потому срочно решили реформу продолжить и передать пищеблоки в аренду коммерсантам.
Видимо, тогдашний куратор городского здравоохранения, который и дня не работал в больнице после мединститута, понятия не имел о том, что питание с лечением часто идут в комплексе. Да и какое это имеет значение, если на кону возможность определять, почем хлеб покупать, а разницу между реальной и нарисованной ценой делить с «надежными коммерсантами». Или, например, куриные яйца, за десяток которых на потеху всему городу чиновники от щедрот своих выкладывали из бюджета больше 60 руб. А теперь представьте себе количество пациентов в больницах, которых в городе порядка 70, а заодно детей в 449 детских садах и школах. И прикиньте, сколько бюджетных денег проходило через «конкретных поставщиков».
Поначалу, правда, два главврача – Анатолий Егин из 25-й и Татьяна Бушева из 15-й – заартачились и пищеблоки решили не отдавать. Даже расчеты представили с доказательствами, что пресловутый аутсорсинг стоимость питания в больницах увеличит почти в два раза и что часть средств на это придется забрать со статьи на приобретение лекарств.

Дальше – больше. Своим очередным постановлением Гребенников наделил департамент здравоохранения правом «осуществлять организационно-методическое руководство в области размещения заказов по закупкам товаров, работ, услуг за счет средств ФОМС и ФСС». Означало это то, что мэрия теперь не только бюджетными и заработанными больницами деньгами распоряжалась, но и теми, которыми страховые компании оплачивают наше с вами лечение. 
Аппетиты правящей команды росли – она подгребала под себя все новые полномочия. Предваряя вступление в силу ФЗ, департамент здравоохранения издал приказ с подробным разъяснением того, как надо подавать заявки. Отныне каждую следовало с ним сначала согласовать, потом написать, представить и еще 5 дней подождать, примет ее высокое начальство или сочтет ненужной. Если повезет и чиновники окажутся благосклонными, они вашу бумажку завизируют и отправят на согласование наверх. Именно там, в высоких кабинетах, взвесив все за и против, окончательно решали судьбу пациентов. Подпишет – значит, месяца через два лекарства придут и их, может быть, вылечат. А что? Приятно, наверное, чувствовать себя вершителем судеб.

По той же схеме, «с учетом положительного опыта реформы здравоохранения», выстроили образование. Сначала районные управления подчинили напрямую городу, а потом и муниципальные закупки оптимизировали, сосредоточив их в руках второго близкого друга Гребенникова – Александра Калинина. Образование ведь только на первый взгляд кажется бедным. На самом деле тратится на него порядка 40% всей городской казны. Ну и кто ж такими деньгами разбрасывается? Благодаря новой системе власти районов потеряли доступ к распределению средств и появилась «возможность системного менеджмента и эффективности использования ресурсов бюджета».
Говорят, некоторые проблемы возникали с освоением федеральных средств нацпроекта, но коммерчески подкованные чиновники быстро централизовали и их, смешав с теми, что лежали в «городской бюджетной тумбочке». Таким образом, круг замкнулся. Стоит только представить, какие суммы могла проворачивать эта бизнес-машина, и становится понятной вся глубина депрессии, в которую должны были впасть авторы этого проекта, когда их отлучили от власти. Истерические ее отголоски до сих пор гуляют по страницам гребенниковских газет.

www.gorvesti.ru

Поделиться в соцсетях