Дилемма для губернаторов

Критерии оценок, по которым Минрегионразвития России определяет эффективность деятельности исполнительной власти регионов, ставят губернаторский корпус перед трудно разрешимой дилеммой: либо сохранять неэффективную, с точки зрения министерства, но жизненно важную социальную инфраструктуру сельской глубинки, либо, ради повышения собственного рейтинга, действовать строго в соответствии с рекомендациями чиновников, далеких от проблем конкретного региона.

Львиная доля

Проблему понимает и премьер-министр Владимир Путин, который значительную часть своего выступления на совещании «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ» посвятил необходимости изменения критериев оценки эффективности регионов. «Нам нужно с вами добиваться того, чтобы результаты работы, экономическая эффективность деятельности той или иной региональной команды напрямую отражались на уровне жизни граждан, проживающих на той или другой территории, чтобы не было разрыва между бумажными отчетами и социальным самочувствием граждан», – подчеркнул он.

Чтобы понять, в чем суть вопроса, надо обратиться к первоисточнику – докладу Министерства регионального развития «Об эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по итогам 2010 года». Именно на него опирался премьер-министр Владимир Путин, когда проводил совещание. Отметим, что анализ, проведенный Минрегионразвития, учитывал экономическое развитие, здравоохранение, образование, жилищно-коммунальное хозяйство и жилищное строительство, дорожное хозяйство, обеспечение безопасности граждан, организацию государственного управления регионов и ряд других показателей. В докладе говорится, что на снижение рейтинга Волгоградской области в наибольшей степени повлияли образование и здравоохранение. Именно на эти сферы приходится львиная доля неэффективных расходов бюджетных средств нашего региона. Впрочем, не только нашего.

Все очень просто: «неэффективность» затрат на образование министерские аналитики в первую очередь связывают с кадровым дисбалансом, когда на одного учителя приходится очень мало учеников и много «прочего» персонала. Примерно такая же ситуация складывается и с дошкольным образованием, и в здравоохранении. Напрашивается вывод: чтобы управление регионом выглядело более «эффективным», а его позиция в рейтинге министерства стала выше, надо просто закрыть все малокомплектные школы, расформировать небольшие сельские больницы, ведь именно они в первую очередь тянут показатель эффективности вниз.

Что-то не так, наверное, в этих критериях оценок, если ставят «хорошо», когда людям от этого делается «плохо». Это действительно, сложная для правительственных чиновников задача – найти баланс между задачей сокращением бюджетных расходов и необходимостью сохранения и даже поддержки заведомо неэффективных социальных учреждений.

Без школы село умирает

Если взглянуть внимательнее, суть вопроса заходит намного дальше, чем простая экономия денег. Ведь что такое школы, больницы и детские садики для отдаленных уголков нашей Волгоградской области? Это не просто образование детей и здоровье стариков, с работой этих учреждений связана жизнь сел и хуторов нашего региона. Если в селе закрывается школа, село умирает.

– Проблема некомплектных школ не может сводиться к экономии текущих расходов. Ведь было время, когда мы сократили садики, а сейчас нам их не хватает, – напоминает заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Волгоградского государственного университета, д.э.н., профессор Владимир Курченков.

По мнению эксперта, такой утилитарный подход в будущем будет иметь негативные, в том числе и для демографии, последствия. Школа в сельской глубинке – не просто образовательное учреждение, но и центр культурной, спортивной, общественной жизни. Известно также, что без школы село очень скоро прекращает свое существование, потому что люди в самом работоспособном возрасте уезжают туда, где могут дать образование детям, и в селе остаются одни старики.

– Наш регион имеет свою специфику, поэтому сравнивать эффективность расходования средств на образование и здравоохранение даже с соседними регионами по меньшей мере некорректно, – подчеркнул Владимир Курченков. – Например, в Краснодарском крае исторически сложилась система расселения в крупных станицах с населением 10-15 тыс. человек. А у нас в Заволжье преобладают маленькие поселки, к тому же они удалены друг от друга на большие расстояния. Понятно, что структура расходов на социальную сферу у краснодарцев в любом случае будет несоизмеримо эффективней.

Такая же проблема со всей инфраструктурой жизнеобеспечения, взять хоть дороги, хоть газификацию. В пересчете на живую душу погонный метр газопровода или асфальтированной дороги здесь обходится значительно дороже, чем в густонаселенных районах, да и тянуть их приходится намного дальше.

Председатель комитета по социальной политике Волгоградской областной думы Ирина Гусева также озабочена проблемой финансирования сельского образования. В интервью сайту volgoduma.ru она сказала: «Рассуждая на тему малокомплектных школ, нельзя забывать о том, что это вопрос социальный. Это один из многих случаев, когда руководствоваться надо не только тем, что выгоднее для бюджета. Не менее, а даже более важно обеспечить удобство жизни жителей малых сел и деревень». Как видим, позиция одного из самых активных депутатов областной думы не совпадает с позицией Минрегионразвития.

Сайка Шабунина

Заместитель председателя Общественной палаты Волгоградской области Иван Никитин, который в первой половине 90-х годов работал заместителем первого губернатора Ивана Шабунина, видит параллели с событиями двадцатилетней давности.

– Я помню, как в интересах населения действовал Иван Петрович, – рассказывает Иван Никитин. – Он, например, выделял из бюджета деньги на компенсацию стоимости хлеба, которую в народе прозвали «сайкой Шабунина» и дала выжить очень многим людям.

Тогда же за счет средств областного бюджета была введена «шабунинская» надбавка учителям, сельхозпроизводители получали компенсацию за ГСМ, на региональные деньги велась успешная борьба с саранчой и многое другое, хотя такая позиция Ивана Шабунина входила в разрез с требованиями высоких министерских кабинетов. Зато сегодня, по прошествии многих лет, шабунинская учительская надбавка продолжает давать отдачу. Она позволила сохранить качественный уровень преподавания в Волгоградской области, обеспечить грамотными специалистами экономику региона. Но с точки зрения сегодняшних критериев все эти расходы были неэффективными.

Оценка с человеческим лицом

Однако излишняя самостоятельность губернаторов в 90-е годы едва не привела к распаду России. До сих про памятны сепаратистские настроения некоторых региональных руководителей. Например, губернатор Свердловской области Эдуард Россель в то время провозгласил создание Уральской республики, сепаратистские настроения имели место в республике Саха-Якутия, а на Северном Кавказе полыхали чеченские войны.

– В свое время построение вертикали власти и отмена прямых выборов губернаторов было единственно правильным решением президента Владимира Путина, – отметил Иван Никитин. – Но теперь, когда центральная власть окрепла, руководителям регионов необходимо дать больше экономической самостоятельности. И только после этого можно будет объективно оценивать результаты их работы.

При этом эксперт считает, что у президента страны должны оставаться рычаги воздействия на губернаторов, если они вдруг начнут действовать в ущерб общегосударственным интересам.

А вообще, на развитие территорий влияет множество факторов, а не только деятельность исполнительной власти. «Это ситуация в стране и мире, экономико-географическое положение и климатические условия, система расселения людей, наличие инфраструктуры и так далее», – продолжает тему Владимир Курченков.

Напрашивается вывод, что система оценок деятельности исполнительной власти помимо прочего должна быть дифференцированной. Кстати, Минрегионразвития уже ввел поправки для регионов Крайнего Севера при определении эффективности работы ЖКХ.

Позиция Владимира Путина в вопросе оценки деятельности исполнительной власти говорит о том, что упор будет сделан на стимулирование сбалансированного развития территорий. «Развитие экономического потенциала региона должно, прежде всего, иметь человеческое измерение, но и, конечно, более четкие, понятные критерии должны позволить нам объективно оценивать работу субъектов Федерации, поддерживать лидеров и тех, кто стремится войти в число лучших регионов», – подчеркнул председатель правительства России.