Евразийский Союз: СССР-2 или новая геополитика

Волгоградские политологи провели дискуссию о перспективах создания Евразийского экономического союза. Тон беседы задала ведущая, сопредседатель Волгоградского отделения Клуба политического действия «4 ноября» Анна Степнова. Она попросила участников встречи высказать свое отношение к инициативе премьер-министра РФ Владимира Путина о создании Евразийского экономического союза.

По мнению собственного корреспондента «Независимой газеты» Андрея Серенко, идея не случайно возникла именно сейчас, и дело не только в приближающихся парламентских и президентских выборах. Попытки возродить Союз регулярно возникали перед крупными электоральными циклами. Нынешняя отличается повышенным потенциалом риска. Как при успешной реализации, так и в случае провала. Причем не только для России, но и для всех участников проекта. Подобные инициативы возникают в странах, где имеются серьезные внутренние проблемы. Это связано, прежде всего, с судьбой правящих там элит. Это касается как России, Белоруссии и Казахстана, так и центрально-азиатских стран, которым предлагается принять участие в Союзе. У этого проекта сомнительное будущее, если в нем не будет участвовать Украина. 
Доктор философских наук Сергей Панкратов в ответ привел цитату из статьи Владимира Путина: «Речь идет о превращении интеграции в понятный, привлекательный для граждан и бизнеса устойчивый проект, который не будет зависеть от перепадов политической и иной конъюнктуры». Вместе с тем он согласился с Андреем Серенко, что проект зациклен на модернизации России – экономической и политической. И все же это, безусловно, не будет возвратом в Советский Союз. СССР строился по идеологическому принципу, а Путин предлагает геополитический союз. Что касается Украины, продолжил Панкратов, не войдя в Союз, она проиграет. А для успеха проекта важно не только мнение элит, но и рядовых граждан. Рисков действительно много – и экономических, и миграционных. Открытость России может привести к достаточно сложным последствиям.
Анна Степнова заметила – ситуация в мире сейчас настолько сложна, что такие решения должны принимать специалисты. С ней согласился кандидат политических наук Александр Марчуков, подчеркнувший: многие европейцы только тогда по-настоящему поддержали идею Евросоюза, когда увидели плоды объединения.
Кандидат философских наук Вячеслав Шевченко считает: проводить аналогии с Советским Союзом и Евросоюзом – не следует, так как Евразийский Союз предполагает только экономическую интеграцию. Политическим суверенитетом никто поступаться не намерен.
Примечательно, подчеркнул Андрей Серенко, что даже отношение элит в странах – создателях Союза – весьма противоречиво. В Казахстане, к примеру, ярым его сторонником является только президент Назарбаев, но не его ближайшее окружение, включая родственников. Западные журналисты правы, называя этот проект «СССР -2». Что бы ни говорилось, это политический альянс. Его доминирующая цель – сохранение политических элит, находящихся у власти. Что касается общественного мнения, – это, по мнению Андрея Серенко, самое слабое звено проекта. Отсутствует социальная доктрина Союза.
– Мы говорим о выгодах, которые получит бизнес, но ничего о том, что получит не деловая часть общества, то есть его основная масса. Неслучайно не проводятся социологические исследования, так как отношение к Союзу явно скептическое. Создание Союза – также своеобразная попытка переломить националистические тенденции внутри страны за счет нового межнационального проекта, стремление отвлечь общество от проблем роста национализма в нашей стране, – подчеркнул корреспондент «Независимой газеты». 
Кандидат философских наук Александр Леонтьев вспомнил, как в 1991-м году во время лекции студенты спросили его: «Все? Разбежались?» Он ответил, что все вернется на круги своя через два поколения. Советского Союза не будет, а что именно появится – вопрос сложный. Не обязательно это должно быть унитарное или федеративное государство. Есть много промежуточных решений. С созданием такого союза на геополитической карте мира появится один из полюсов. Не случайно, услышав о создании Евразийского Союза, все напряглись. Америка, Китай, Европа. Все ждут – что же это будет?
От имени людей, далеких от политики, непростые вопросы задал коллегам кандидат политических наук Сергей Морозов. Если нет возможности полноценной интеграции в рамках СНГ – слишком много там разнородных участников, почему нельзя переформатировать Российско-Белорусский союз и на уже имеющейся площадке включить в него тот же Казахстан? Ведь Владимир Путин сказал, что нам не нужно будет обустраивать семь тысяч километров границы с Казахстаном. Но тогда остается только верить, что внешние границы Казахстана надежно закрыты. Заявлено, что новый союз со странами с непропорционально развитой экономикой позволит ускорить ее модернизацию, и от этого выиграет потребитель. Однако последние двадцать лет все издержки инновации привели к повышению цен на все и вся. Далее: уже сейчас идут разговоры о создании с 2015 года единой валюты Союза. Если присоединятся такие страны как Таджикистан, Киргизия, есть опасения, что российская экономика просядет. Угрозы уровню жизни россиян в данном случае вполне очевидны. Налоговая нагрузка в России на 40 процентов выше, чем в Казахстане, не уйдет ли наш бизнес туда? Да, чем-то надо жертвовать. Но никто первым делать этого не будет. Россия стремится стать великой интеграционной державой. Но есть ли сегодня у нас ресурсы, которые позволят ее населению не ощутить негативных последствий от Союза?
И последнее. Недавно на встрече лидеров Белоруссии, Казахстана и России отмечалось, что среди населения есть негативное отношение к Союзу. Журналистам поставлена задача бороться с такими настроениями. Такая постановка вопроса удивляет. Сергей Панкратов согласился с коллегой: проект требует корректировки, доработки. Но так как мы сейчас живем, сказал он, – нехорошо, что-то надо менять. Пусть иная политическая сила предложит иной проект. По крайней мере, возникнет дискуссия. Выслушав оппонентов, Анна Степнова решила перевести разговор в несколько иную плоскость. Поиск миссии России в мире, заметила она, очень тяжелый. Существует ли она только для того, чтобы решать вопросы уровня жизни, материального благосостояния? Степнова считает, что историческая миссия России в том, чтобы помогать другим народам, вытаскивать их из сложных ситуаций. Иной раз даже ценой собственного благополучия.
В продолжение ее слов Александр Марчуков выделил положительные факторы создания Союза. Вырастет статус России на международной арене, появятся буферные зоны между государствами, входящими в Союз и не входящими, ужесточится контроль за миграцией. Основным препятствием на пути становления Союза он считает изначальную неравность стран-участниц, входящих в его состав. 
Вячеслав Шевченко заметил: надо учесть, что психологически старшее поколение еще не ушло из Советского Союза. Но выросло поколение новое, у которого совершенно иные взгляды на жизнь, молодежь придется убеждать, а на сегодняшний день очевидных выгод от создания Евразийского Союза пока не просматривается.
Совершенно очевидно, что убеждать в целесообразности создания Евразийского Союза придется не только новое поколение. Европейской элите, взявшей на себя ответственность, в конечном счете, удалось наглядно продемонстрировать своим согражданам целесообразность создания Евросоюза. Поскольку занимались этим всерьез и не один год. Зато и решение было принято взвешенное. И хотя болезни роста сегодня, как никогда, ощутимы, европейцы, по крайней мере, знают – это было, в конечном счете, и их решение.