Иржи Машталка: Я боюсь политиков, которые используют слово «война»

Побывавший в Волгограде депутат Европарламента рассказал о том, что в действительности думают о России в Европе. Иржи Машталка – в прошлом студент Волгоградского медицинского университета, а сейчас действующий депутат Европейского парламента, был и остается большим другом Волгограда. В очередной раз он приехал сюда для того, чтобы принять участие в международной конференции, проходящей в Волгограде во Всемирный день городов. «Волгоградская правда» воспользовалась возможностью узнать из первых уст, что думают в Европе о России и перспективах наших дальнейших взаимоотношений.

– В России сейчас люди как никогда за последние годы интересуются событиями международной политики. Возможно именно потому, что они касаются каждого. Поэтому закономерен вопрос, как ситуация с санкциями может развиваться дальше?

– Мне кажется, все уже достаточно насмотрелись на то, насколько «впрок» всем пошли санкции. Мы не знаем всех возможных отрицательных результатов, многие из них мы сможем увидеть лишь спустя несколько месяцев, и они могут оказаться очень неожиданными. Могу сказать с точки зрения своей профессии врача, что не нужно ждать, пока пациенту станет хуже – и одному, и другому. От этих санкций никто ничего не выигрывает. Санкции пора снять и начать равноправный диалог. Вот это принесет пользу обеим сторонам.

– Тем не менее, обе стороны уже смогли оценить взаимные потери, но Европа при этом пока остается непреклонной. Чем еще не жалко пожертвовать Евросоюзу?

– Если взять, например, лимитированные финансовые резервы Евросоюза, если принять во внимание, что мы все еле-еле выбрались из рецессии, то санкции это, конечно, вовсе не путь к развитию. Они могут только ухудшить обстановку. Но я бы даже не ставил вопрос, чем может пожертвовать Европа. Решения принимают отдельные люди, потому посмотрим, как это будет. На прошлой неделе, например, была только создана новая Еврокомиссия. Посмотрим, будет ли продолжаться курс, который взял Жозе Баррозу или все-таки возьмет верх разум и взаимовыгодные интересы. Со своей стороны могу сказать, что я очень боюсь политиков, которые легко произносят слово «война». Наверное, они слабо представляют себе, что это такое. Потому что разумный человек просто не может делать таких предположений. Но я оптимист, верю в лучшее.

– Свой отпечаток накладывает и то, какой видят Россию в странах Европы. Часто ее сравнивают с образом эдакого разъяренного медведя, по крайней мере в политических дискуссиях. Что касается обычных людей, рядового населения – они разделяют это мнение?

– Ну вы прекрасно знаете, что в моих глазах Россия никогда не была «злым медведем». Я жил здесь, я знаю русских и понимаю, что это не так. Просто есть те, кто пользуется этим приемом, создавая отрицательный образ. Однако вряд ли большинство граждан, живущих в Европе, так считает. Политики, кстати, тоже не действуют полностью автономно, они обязаны считаться с мнением тех, кто их избирал. У нового созыва Европейского парламента сейчас сформировалась комиссия по взаимоотношениям с Россией, и мы действительно хотим этим заниматься. Парламентская платформа это как раз та база, на которой может состояться обмен мнениями и обсуждение общих интересов. Только для этого следует наоборот расширять общение, а не сужать его, не приходить к изоляции. Может быть, это и плохое сравнение, но здесь как в супружестве. Ссоры бывают у всех супругов, и периоды молчания тоже. Но если люди в принципе хотят сохранить семью, то рано или поздно им нужно будет друг с другом заговорить. Иначе ничего не получится, развод неизбежен.

– Помимо языка санкций и дипломатического языка есть еще связи на уровне обыкновенных людей, общественных организаций, городов. Иными словами, народная дипломатия. Может ли это стать весомой альтернативой негативной официальной риторике?


– Было время, когда существовал очень интенсивный обмен по линии культуры, спорта, образования. В результате этого между разными государствами возникли связи, которые сохранились на всю жизнь. И сейчас во время общения, конференций, международных мероприятий выясняется, что в разных городах одни и те же проблемы, и их можно решать, обмениваясь опытом. То есть я хочу сказать, что это действительно востребовано, у такого сотрудничества есть реальные, а не выдуманные причины. Поэтому я уверен, что удельный вес народной дипломатии в международной политике будет только возрастать.

DNG