Местное партстроительство стало разнообразнее только на бумаге

В результате политической реформы Россия получила, возможно, самые мягкие условия для регистрации новых партий. Такой подход, призванный увеличить разнообразие представительства во власти, принес свои плоды – на настоящий момент создано уже почти восемь десятков политических объединений, при этом 12 из них имеют своих депутатов в региональных заксобраниях. «Волгоградская правда» поинтересовалась, чем живут и на что рассчитывают местные «малые» партийцы.

Двенадцать избранных

Когда после закона о малых партиях начался бум регистрации новых объединений, эксперты пророчили, что у российской партийной системы откроется второе дыхание. Во-первых, ожидалось увеличение политической конкуренции, во-вторых, вовлечение в активную общественную жизнь ранее апатичных частей населения благодаря тому, что ассортимент предлагаемых программ станет шире. Наконец, после перехода на смешанную пропорционально мажоритарную систему выборов ожидалось, что схема одномандатных округов будет наиболее востребована как раз для малых партий. Однако, как выяснилось, все обстоит несколько иначе.

В Волгоградской области на 1 января 2014 года было зарегистрировано 65 политических партий. Вообще в сложившемся дискурсе понятие «малая партия» чаще всего означает – непарламентская. Если принять это во внимание, то получается, что на сегодняшний день в регионе чуть больше шести десятков малых партий. Среди них есть как хорошо знакомые избирателю вроде «Яблока», «РПР-Парнас» и «Правого дела», так и своего рода экзотика – «Партия Духовного Преображения России» или «Рожденные в Союзе Советских Социалистических республик». Если попробовать проанализировать направленность их программ и имидж, то получается, что большая часть в том или ином виде эксплуатирует коммунистическую доктрину, ярко проявляется региональная специфика в виде создания казачьих партий, достаточно широк сектор тех, кто представляет интересы людей пенсионного возраста.

Уровень претензий у этих партий тоже разный. Как правило, хотя бы относительно серьезную заявку на будущее способны сделать те, чей срок существования превышает несколько лет, а руководители уже имеют опыт политической деятельности.

– Мы находимся в числе тех двенадцати партий, которые имеют представителей в заксобраниях, причем в нескольких регионах, а потому освобождены от необходимости сбора подписей перед выдвижением, – говорит председатель местного отделения «Российская партии пенсионеров за справедливость» Сергей Клименков. – Будем принимать участие и в предстоящих выборах в областную думу, кандидатов будем выдвигать как списком, так и по одномандатным округам. Однако в принципе я считаю, что списочный вариант предпочтительнее. Это своеобразная страховка от недобросовестности – если депутат будет плохо выполнять свои обязанности, то партия, коллеги по списку всегда его направят и скорректируют его, а одномандатник в этом смысле менее ограничен.

Председатель регионального отделения «Казачьей партии Российской Федерации» (КаПРФ) Виктор Селезнев, в свою очередь, все-таки возлагает надежды на одномандатников.

– Мы можем идти и по спискам, и по одномандатным округам, однако последние дают возможность ближе общаться с людьми, лучше представить свою программу, – говорит он.

Нужен лидер – оплата сдельная

Вообще-то, чисто с технологической точки зрения, выборы по одномандатным округам для малых партий «выгоднее» еще и потому, что даже если отсутствует общефедеральный список (для вновь созданных объединений это большая проблема), то сбор 3% подписей жителей округа уже позволяет выдвинуть кандидата и вступить в реальную политическую борьбу на максимально раннем этапе, сократив период становления с неизбежными сложностями. Однако, оказывается, что те партии, которые до сих пор не обзавелись развитой региональной сетью и общефедеральным списком, как будто остановились в своем развитии на этапе регистрации.

Для таких характерна большая текучка кадров: полная замена состава регионального отделения сможет произойти всего за полгода. При попытках выйти на контакт с волгоградскими представителями некоторых таких партий не обошлось и без курьезов. Так, например, в поиске контактов политической партии «Против всех» мы обнаружили объявление, которое было размещено на интернет-портале «ДжобЛаб». "Оргкомитет политической партии с целью увеличения числа региональных представительств в городах и регионах РФ проводит набор региональных представителей во всех городах России", – гласило объявление. По счастью, для Волгограда набор был закрыт, но сама необходимость подыскивать себе членов через кадровые агентства наводит на мысль об изначальной мертворожденности политического объединения. Как оказалось, популярность строки «против всех» в бюллетене совсем не распространяется на партию с аналогичным названием.

Те же проблемы с кадрами испытывает, видимо, и партия «Женский Диалог», чье отделение в регионе возглавляет некто Павел Соклаков, судя по имени –вполне себе мужчина. Дозвониться до него, к сожалению, не удалось, но в программе политического объединения мы наткнулись на такие строки: «Очень красиво, тонко и достойно смог раскрыть в своих стихах заложенный смысл названия партии известный российский телеведущий, замечательный поэт и композитор Иван Кононов». Далее собственно стихотворение: «Мать поет, качая сына: «Будь счастливым, мой сынок, Избежит тебя кручина!» И в ответ – растет мужчина… Это – женский диалог». Или еще: «Льнет жена с любовью к мужу: «Не устал ли, голубок? Как работа? Вот твой ужин». И в ответ он нежен, нужен. Это – женский диалог».

Зато получилось связаться с представителем «Российской партии народного управления» Виталием Сурженко, который пояснил, что в предстоящих осенью выборах в областную думу партия участвовать не будет. На вопрос о причинах такого решения молодой человек ответил максимально честно: «Сперва надо хотя бы начать работать. Ничего ведь не делается!» Кстати, на принадлежащей начинающему политику странице в соцсети обнаружились многообещающие фото с «дорожкой» белого порошка и чьим-то носом. Установить, принадлежит ли нос Виталию Сурженко, невозможно, однако стратегия партстроительства, кажется, под угрозой.

Политолог Александр Стризое считает, что процесс «фильтрования» вновь созданных объединений – вполне естественное явление.

– Малым партиям трудно будет пробиться на политический рынок, потому что там сегменты разделены довольно жестко, – говорит он. – И дело здесь даже не в активности самой партии. Просто для того, чтобы закрепиться, нужны либо потрясающий кадровый потенциал, которого нет, либо огромные финансовые вложения. Для большинства существующих малых партий такая овчинка просто не стоит выделки.