Молчание Паршина

Дело о "10 миллионах Паршина" пытаются увести «в тень».Больше двух недель назад в СМИ было опубликовано открытое письмо одного из волгоградских коммунистов к председателю ЦК КПРФ. В нем Геннадию Зюганову рассказали о том, как первый секретарь Волгоградского обкома КПРФ Николай Паршин якобы продавал своим однопартийцам места в партсписке на выборах в Волгоградскую городскую думу но, получив миллионы, своих товарищей Паршин в выборный список так и не включил.

Тогда казалось, что подобный скандал способен поставить жирный крест если уж и не на всей политической, то как минимум на "коммунистической" карьере товарища Паршина. Однако, минули две недели. Пока единственным и довольно неожиданным последствием "дела о 10 миллионах" (а именно такая сумма фигурировала в письме однопартийцев Паршина, обвинявших его в продаже второго и четвертого места в партийном списке) стало... прекращение коммунистического пикета у памятника Ленину в центре Волгограда.

Как предполагают многие эксперты и журналисты, очень похоже на то, что Николай Паршин решил просто уйти на некоторое время в тень, особо не мельтешить в СМИ, не напоминать пока о себе и своих "миллионах" - в надежде на то, что скандал забудется. Любопытно, сам он до этого додумался, или же действует по указке сверху?

Никто не сомневается, что Паршин вызывался в Москву для дачи объяснений руководству партии по нашумевшему делу. Но почему ЦК партии, услышав изложение всей этой истории из уст самого же "продавца мест в партийных списках", до сих пор не дал волгоградцам, жаждущим ясности и определенности, никаких вразумительных пояснений? Почему до сих пор ЦК не обозначил свою точку зрения? Почему не наказал своего соратника, поставившего под удар репутацию всей партии, или же наоборот - не назвал весь этот скандал "грязной провокацией"? Что такое рассказал своим партийным боссам Николай Паршин, что они предпочли просто замолчать и порекомендовать первому секретарю своего волгоградского обкома "залечь на дно"?

Наблюдатели, настроенные наиболее критично по отношению к КПРФ, предполагают, что Паршин с вышестоящим руководством просто... поделился. Мол, десять миллионов - это только верхушка айсберга, это же он просил только за второе и четвертое место в общегородском списке. А ведь были еще и третье место, и пятое, были еще и территориальные списки, и одномандатные округа... Неизвестно, насколько подобные подозрения соответствуют действительности, но эти подозрения никто не оспаривает из коммунистической верхушке.

Отдельного упоминания заслуживает молчание самого Паршина. Опять же - напомним: письмо к Зюганову о финансовых делах первого секретаря обкома сопровождалось копиями документов - подписанным договором о купле-продаже партийных мест и расписками Николая Паршина в получении соответствующих денежных средств. Что бы делал любой мало-мальски известный человек, а тем более политик, если бы его просто оболгали и никаких таких документов, представленных ныне широкой общественности, он никогда не подписывал? Ответ очевиден: незамедлительно последовалы бы иски и публичные опровержения. А вот если бы подписи были все же настоящие?

Николай Паршин сегодня молчит. Подавляющее большинство волгоградских коммунистов тоже почему-то молчат. Казалось бы - кому, как не им сейчас возмущаться, биться за репутацию партии, за "чистоту рядов", искать правды. Но молчат - солидарно со своим первым обкомовским секретарем. Неужели действительно правы те, кто говорит, что десять миллионов - это лишь верхушка паршинского айсберга?