Снова в СССР?

Западная пресса охотно шокирует своих читателей броскими заголовками, типа «Возвращение СССР», для чего есть, по меньшей мере, два повода.

В начале декабря исполнится 20 лет с момента подписания зимой 1991 года главами трех республик Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Как подчеркивал впоследствии первый президент России Борис Ельцин, Беловежские соглашения не распускали СССР, а лишь констатировали его фактический к тому моменту распад. Но это – во-вторых.
А что во-первых? А главный повод – все более пристальное внимание завоевывает деятельность премьер-министра Владимира Путина в сфере экономической интеграции.
Публикация в «Известиях» статьи Путина «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня» излагает план по выстраиванию Евразийского союза, который, как утверждает автор, смог бы конкурировать с Европейским Союзом и Соединенными Штатами.
Сам термин (в данном случае) «СССР» охотно используется при обсуждении этой программной статьи не только рядовыми читателями, но и подкованными аналитиками-специалистами. Сам Владимир Владимирович подчеркивает, что «мы не говорим о воссоздании СССР. Было бы наивно пытаться восстановить или копировать то, что осталось в прошлом». Хотя и позволяет себе близкое по духу множеству россиян заявление о том, что крах СССР был «величайший геополитической катастрофой ХХ века».
С другой стороны, Путин достаточно прямо ссылается на «Великое наследие Советского Союза», отмечая, что постсоветский регион «унаследовал инфраструктуру, объекты, выпускающие специализированную продукцию, и общее лингвистическое, научное и культурное пространство. Использовать эти ресурсы для совместного сотрудничества – в наших общих интересах».
Если вдуматься, действия Путина сначала на посту президента России, а потом и в кресле премьера опровергают декларативный характер глобального плана. Как подчеркнул редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов: «Логика, стоящая за планом Евразийского союза, преимущественно экономическая, и в этом смысле план отличается от предыдущих попыток продемонстрировать лидерство России – они были политическими или чисто декоративными». Сам Владимир Путин выражает уверенность в том, что «экономически обоснованные и сбалансированные партнерские отношения между Евразийским Союзом и ЕС могут изменить геополитическую и геоэкономическую ситуацию на всем континенте и оказать положительное влияние на остальной мир».
В 2000 году Путин уже подписал соглашение с несколькими странами по созданию Евразийского экономического сообщества, или ЕврАзЭС. С 2009 года он проводит более глубокую интеграцию с двумя другими членами ЕврАзЭС в рамках Таможенного союза, объединяющего Россию, Казахстан и Белоруссию. Союз может помочь восстановить горизонтальные связи между промышленными предприятиями стран, разорванные после распада Советского Союза. Кроме того, как считают серьезные аналитики, углубление Таможенного союза дает стимул для развития бизнеса, поскольку снимает торговые барьеры между странами. И в этом направлении уже сделаны реальные законодательные шаги, например, членами союза подписано соглашения о единых принципах технического регулирования в России, Белоруссии и Казахстане.
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев уже поддержал план интеграции. Аналитик исследовательского агентства IHS Global Insight Лилит Геворгян считает, что связав Казахстан как самую успешную центральноазиатскую экономику с Россией, можно будет успешно противостоять растущему влиянию Китая в регионе. Соседние Кыргызстан и Таджикистан также выразили заинтересованность в присоединении. Союз может преуспеть там, где другие попытки потерпели неудачу, заключает Геворгян.
На европейском фланге России Таможенный союз обеспечивает России стимулы и механизмы для поддержания Беларуси, которая погрязла в финансовом кризисе, приведшем к вынужденной девальвации национальной валюты. «Россия будет продолжать понемногу поддерживать Беларусь», – считает Геворгян. – «Ей достаточно через субсидии на энергетику, чтобы ее экономика продолжала держаться на плаву, но недостаточно, чтобы Лукашенко почувствовал в себе смелость бросить вызов России».
План Путина способен устранить все экономические барьеры для притока капиталов, торговли и движения рабочей силы между Республикой Казахстан, Беларусью и Россией. В своей статье Владимир Владимирович пишет, что выбор некоторых соседей России в пользу интеграции в Европу вместо Евроазиатского союза был ошибочным. Даже некоторые западные аналитики признают, что у России имеются неплохие шансы осуществить задумку Путина. Специалисты считают, что у США и ЕС – в отношениях с соседями другие приоритеты, интересы Китая ограничиваются экономикой, а «Турция, несмотря на амбиции, пока не в силах претендовать на роль полноценного патроната».
Словом, нельзя не заметить очевидное: «путинский план» есть не что иное, как ярко выраженная стратегия, объединяющая экономические и политические инструменты обеспечения стабильности и развития на пространстве бывшего СССР. «Речь идет о превращении интеграции в понятный, привлекательный для граждан и бизнеса, устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры», – пишет об этом сам премьер.
Проект «Единое экономическое пространство России, Беларуси и Казахстана» стартует уже с 1 января 2012 года. Интеграционные процессы далее будут только развиваться, ведь «это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века».