Сталинградские чекисты помогали разгрому фашистов в битве на Волге

28 мая исполняется 99 лет со дня образования УФСБ России по Волгоградской области. Многое в истории этого ведомства до сих пор под грифом «Секретно», особенно если речь идет о Великой Отечественной войне. Но ставшие доступными «ВП» документы, хранящиеся в архиве, рассказали о высоком профессионализме, стойкости и мужестве сталинградских чекистов.

Агентуру создали в короткие сроки

Во время Великой Отечественной войны одним из основных направлений деятельности сотрудников УНКВД СССР по Сталинградской области стала организация разведывательной работы, проведение мероприятий, направленных на добывание, сбор и изучение сведений о составе, силах, средствах, характере действий и намерений соединений и частей группировки войск противника в районе Сталинграда.

В соответствии с директивой НКВД СССР от 6 ноября 1941 года по организации разведывательной и диверсионно-террористической работы в тылу немецко-фашистских войск, Управлением НКВД по Сталинградской области в Сталинграде, Астрахани, Камышине и других районных центрах области заблаговременно за короткий срок была создана крупная разведывательная сеть, отработаны различные способы связи, обеспечивающие беспрерывное поступление разведданных.

Практически каждый населенный пункт области оценивался с точки зрения его географической, экономической и стратегической значимости для противника, обосновывалась необходимость создания советской резидентуры именно в этой местности. Так, в справке по созданию разведывательной резидентуры No 1 р. п. Котельниково сообщалось:

«Котельниково является крупной железнодорожной станцией с мощным депо по ремонту паровозов серии «СО». Через пос. Котельниково над жел.-дор. полотном проходит государственного значения грейдированный тракт, связывающий Южный фронт через Ростовскую область со Сталинградом...

Котельниково в случае оккупации Котельниковского района немецко- фашистскими войсками будет являться одним из крупных пунктов концентрации фашистских войск и создания ими складов, продовольствия, боеприпасов, горючего, амуниции и т. д. и пунктом, через который будут проходить воинские эшелоны и авто- гужевой транспорт».

Подобного рода резидентуры создавались не только в райцентрах, но и в небольших населенных пунктах. На созданные диверсионно-разведывательные резидентуры, как правило, возлагались следующие задачи: вывод из строя важнейших промышленных объектов, восстанавливаемых противником; сбор сведений о вражеских вооруженных силах и воинских скоплениях (наличие войск, техники, баз, аэродромов, передвижение войск и т. п.); проведение политической разведки: мероприятия, проводимые оккупационными властями, отношение к ним населения, предателей и фашистских ставленников. Остававшаяся на оккупированной части территории Сталинградской области агентурная сеть провела значительную работу по выявлению предателей и пособников оккупантов.

Война в тылу врага

Сложившаяся военная ситуация в Сталинграде и районах области, массовый вывоз немецко-фашистскими захватчиками с оккупированной территории в свой глубокий тыл гражданского населения, среди которого были тщательно подготовленные агенты, внесли некоторые коррективы в работу оперативных сотрудников Управления. В середине августа 1942 года начальником Управления старшим майором государственной безопасности А. И. Ворониным было дано указание об изменении в работе оперативных групп УНКВД, согласно которому дополнительное разрешение на переброску агентов от руководства УНКВД, на что ранее уходило много времени, теперь не требовалось:

«Организовать переброску в тыл врага разведывательной агентуры с разовыми заданиями на короткий период. Переброска такой агентуры разрешается без санкции УНКВД. Принять меры к налаживанию связи с резидентурами, оставленными в тылу противника, проведя для этого подбор, вербовку и переброску через линию фронта надежных связников...»

С сентября 1942 года УНКВД приступило к активной вербовке новых агентов и переброске их через линию фронта. Бывший начальник УНКВД по Сталинградской области А. И. Воронин впоследствии вспоминал:

«В сложных условиях скрытой подготовки к наступлению и окружению вражеской группировки в районе Сталинграда и ни на минуту не прекращающихся оборонительных боев областное Управление НКВД вело активную разведывательную работу как непосредственно в боевых частях противника, так и в его тылу. В областное Управление наркомата внутренних дел приходили десятки добровольцев. Они обращались с просьбой направить их в тыл для выполнения любого задания».

Всего по области до 1 февраля 1943 года было перенаправлено через линию фронта 147 агентов, совершивших 210 ходок в тыл противника. Для УНКВД области это дало возможность быть полностью информированными о проводимых оккупантами поли тических, экономических и административных мероприятиях; выявить 362 вражеских агента, активных немецких пособников и предателей Родины; оказать значительную помощь оборонявшим Сталинград воинским частям, предоставив им разведывательную информацию. Собранные через агентов УНКВД данные о численности и дислокации немецких войск регулярно передавалась командному составу войсковых частей. В докладной записке замначальника Управления капитана государственной безопасности Г. Г Петрухина от 20.10.1942 сообщалось:

«По данным нашей агентуры и общей войсковой разведки противник сосредотачивает силы в направлении заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь».

Направленные нами 15.10.1942 в тыл противника в направлении Калача агенты «Рая» и «Ася» 19.10.1942 возвратились. Они побывали в населенных и железнодорожных пунктах Разгуляевка, Гумрак, Карповка, Кривомузгинская, Бузеновка и Варламовка, собрав исключительно ценные разведывательные материалы. Военно-разведывательные сведения «Раи» и «Аси» переданы командованию 39-й гвардейской дивизии для оперативного использования...»

Проанализированные и собранные воедино разведданные о положении в тылу противника докладывались в виде обзорных сводок начальником Управления непосредственно командующему Донским фронтом К. К. Рокоссовскому и члену Военного совета Сталинградского фронта А. С. Чуянову. В справке начальника 4-го отдела УНКВД по Сталинградской области о разведданных по тылу противника указано, что на 10 ноября 1942 г. обнаружено: штабов противника – 22, аэродромов – 25, радиостанций – 4, мест концентрации танков – 7, сооружений оборонительных укреплений – 9, арт- батарей и зенитных установок – 25, складов боеприпасов, горючего и продовольствия – 13. Собранная и проанализированная информация о положении фашистских войск в районе Сталинграда позволила точно спланировать начало операции по окружению противника.

Разведчицы Тая и Поля

Вот один из интереснейших примеров работы агентуры: переброшенные через линию фронта с разведывательным заданием две девушки Тая и Поля (псевдонимы изменены), работая в центральной немецкой комендатуре, обратили внимание на двух работающих при комендатуре пленных красноармейцев Алексея и Павла, перевели их через линию фронта и связали с оперативным сотрудником Управления. После соответствующей беседы было принято решение о зачислении этих красноармейцев в агентурный аппарат и возвращении в немецкий тыл. Начальник оперативного отдела впоследствии вспоминал:

«Мы им предложили идти обратно, окончательно сколотить из оружейников боевую группу и действовать по нашим указаниям... Подробно проинструктировав их, договорились, что один из них будет регулярно переходить линию фронта с сообщениями о ходе дела и за получением новых заданий. Выбор пал на Алексея...

«Оружия не надо, – сказал Павел, а вот папирос бы дали, это было бы дело». «Вот это как раз и не дело, – ответил я. – При первой же закурке себя выдашь: сразу спросят, где взял советские папиросы. Накуривайтесь здесь». Ребята наши ушли... В обусловленное время явился Алексей и сообщил, что дело идет на лад, группу сколотили, все вооружились и ждут сигнала...»

Этот партизанский отряд, насчитывавший более 30 человек, вооруженный похищенным у немцев оружием, оказал содействие нашим войскам, ударив в тыл противника и создав брешь в линии фронта. Впоследствии он целиком влился в части Красной Армии.

Не считаясь с опасностью

В разведывательной деятельности, как и во всяком бою, не бывает, к сожалению, без жертв. Замначальника Управления капитан государственной безопасности Г. Г. Петрухин 26.10.1942 докладывал руководству:

«Переброшенные нами 24 октября в тыл противника с разведывательными заданиями агенты «Лена» и «Маруся» в ночь на 24 октября при возвращении к нам немецкими автоматчиками дважды были обстреляны. В результате агент «Лена» была смертельно ранена в живот, «Маруся» ранена в ногу».

Другая разведчица была захвачена гитлеровцами в штабе, как раз когда вынимала из стола одного офицера документы Девушка была расстреляна... За проявленное мужество и доблесть многие разведчики были удостоены боевых наград. В рапорте о представлении к правительственной награде агентов-женщин начальник Управления комиссар государственной безопасности 3-го ранга А. И. Воронин писал:

«Не считаясь ни с какими опасностями, они самоотверженно выполняли свой долг перед Родиной. Линию фронта во многих случаях им приходилось переходить по заминированным полям и в условиях активного обстрела... Доставляемые этой агентурой военно-разведывательные сведения оказали значительную помощь командованию частей Красной Армии, оборонявших Сталинград...»

Помнить павших, гордиться живыми и преклоняться перед подвигом защитников, отстоявших свободу и независимость нашей Родины, – таково веление нашего времени, залог дальнейшего развития и процветания нашей страны.

Орфография архивных документов сохранена. Материал подготовлен по рассекреченным материалам, предоставленным Управлением ФСБ России по Волгоградской области