Судьба волгоградского коммуниста

О том, как важно хорошо подумать, прежде чем обращаться в Следственный комитет. В сражении за истину последняя участия не принимает. Именно это известное выражение пришло на ум, когда руководитель волгоградского обкома КПРФ Николай Паршин заявил о необходимости проведения публичных дебатов с Павлом Поляковым – экс-кандидатом на выборах в городскую думу Волгограда. На дебатах Паршин желает публично доказать факт собственной непричастности к материальным выплатам со стороны Полякова за место в кандидатском списке. Меж тем у следствия по этому поводу другое мнение.

Напомним, что история началась в октябре, когда волгоградский коммунист Поляков обнародовал свое обращение в адрес руководства компартии. Смысл его заключался в обвинении первого секретаря обкома КПРФ Николая Паршина в том, что тот не выполнил своих обязательств перед Поляковым, обманув его при выдвижении в гордуму Волгограда, вопреки тому, что кандидат прилежно оплачивал оговоренную сумму в 10 млн рублей. К письму были приложены и расписки в получении денежных средств. Паршин ответил на это резким возмущением, утверждая, что к такого рода «операциям» абсолютно непричастен. «Я никакого договора не подписывал, никаких расписок не давал. Все это можно подделать сегодня с учетом современной цифровой и множительной техники», – заявил он тогда одному из СМИ. В доказательство своей правоты коммунист даже обратился в Следственный комитет с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту клеветы.

И следствие инициировало проверку по этому заявлению. И вот во время этой самой проверки было установлено, что данные, приведенные в обращении Павла Полякова, и не совсем ложные. Николай Паршин в своем заявлении указывал, что почерк и подпись на опубликованных расписках «очень похожи на его собственные». Была проведена почерковедческая экспертиза, в результате которой оказалось, что подпись не просто похожа, а на самом деле принадлежит господину Паршину. Как значится в постановлении об отказе в возбуждении дела «согласно заключению эксперта № 10372 от 02.12.2013 подписи от имени Паршина Н. А., а также рукописные буквенно-цифровые записи, содержащиеся в представленных на исследование соглашении о сотрудничестве от 03.09.2012 и расписках о получении денежных средств от имени Паршина Н. А., выполнены Паршиным Николаем Алексеевичем». Сразу следует подчеркнуть, уголовной составляющей в этом деле нет, поскольку изначально договоренность между партийцами не носила юридического характера. Добровольные же пожертвования на деятельность партии и финансирование кандидатами собственных избирательных кампаний не запрещены ни законом, ни Уставом самой партии. Однако и без этого ситуация для главного волгоградского коммуниста сложилась патовая, так как моральный аспект всей этой истории никак не вяжется с коммунистическими идеалами.

Николай Паршин, по сути, усугубил свое положение собственными же руками. Если раньше он мог достаточно успешно отрицать информацию, представленную интернет-источником, то теперь присутствуют доказательства, установленные структурой куда более серьезной и компетентной, отрицать их сложнее. Однако опытный политик тут же уловил перемену ветра и малость подредактировал свои слова.

С учетом результатов экспертизы становится хорошо понятно, почему коммунист в своем заявлении в правоохранительные органы не требовал почерковедческую экспертизу. Потому что это слабое звено во всей цепи. Без экспертизы сложно было бы установить, является ли опубликованная информация клеветнической, но это Николаю Паршину, по-видимому, было не так уж и нужно. Ему был важен сам факт обращения в следственные органы – имиджевый шаг, который широкой общественностью всегда воспринимается серьезно. Того, что этими органами могут быть установлены невыгодные детали и факты, Паршин либо не учел, либо пренебрег такой вероятностью. А зря, потому что оказался теперь в весьма затруднительном положении. Ведь если на публичных дебатах «в присутствии журналистов», которых Николай Паршин, к слову, называет «наемными писаками», его красноречия будет недостаточно, чтобы убедить публику в своей невиновности, то придется, видимо, прибегнуть к старинному методу эпохи средневековья – ордалиям. А проще говоря, пройти сквозь огонь или достать кольцо из кипятка.