Волгоградские гайд-парки далеки от политики

Здесь жизни нет. По крайней мере, политической.
Создание специально отведенных мест для публичного выражения собственного мнения или, на английский манер, гайд-парков, в начале прошлого года обсуждалось очень активно. Прошло достаточное количество времени для того, чтобы понять – затея себя не оправдала. То ли сказать нечего, то ли идти далеко, то ли все сразу навалилось, но факт остается фактом: мероприятия, проходящие на выделенных площадках, имеют мало отношения к гражданской позиции.

Как здорово все начиналось!

Предложение о создании гайд-парков стало далеким отголоском серии митингов, прошедших в период выборов Государственной Думы и президента. Заметную общественную активность начали проявлять жители не только столицы, но и крупных российских городов. Логичным решением законодателей в таких условиях стало упорядочить процесс уличного волеизъявления. Хотя в классическом британском варианте гайд-парк к политике не привязан, а является просто местом для высказывания соображений на любую тему, отечественные парки были неотделимы от политической и протестной повестки. Именно поэтому при разработке схемы их расположения были выделены как закрытые помещения, так и площадки под открытым небом, более подходящие для разворачивания транспарантов и выкрикивания лозунгов. В Волгограде такими основными местами стали нижняя терраса набережной и городской сад по причине наличия там сцены, а также ЦПКиО, а в районах города – местные ДК. В Волжском митинговать предлагалось на площади Ленина. В районах области под эти цели были выделены в основном стадионы и Дома культуры.

Стоит заметить, что участники митингов тогда поддержали саму идею, однако запротестовали против выделенных мест, мотивируя тем, что они находятся на отшибе или в безлюдных зонах. Волгоградскую набережную сложно назвать безлюдной, однако это в расчет не принималось.

Близость к власти

Тема вновь была поднята в связи с недавним предложением депутатов города Волжского внести здание городской администрации в список объектов, на расстоянии ближе 100 метров к которым проводить общественные собрания нельзя. Мотивировалось это тем, что на площади Комсомольской проходит транспортное кольцо и осуществляется дорожное движение. Ожидаемо поднялись волжские коммунисты, в рядах которых тут же нашлись своего рода корифеи протестного движения.

– Я как участник большинства протестных акций на этой площади могу ответственно заявить: за последние пятнадцать лет не было ни одного ЧП или транспортного происшествия с участниками публичных мероприятий, – заявил депутат Виталий Кокшилов. Меж тем стоит заметить, что административные здания по усмотрению действительно могут быть включены в перечень запрещенных объектов, наряду с силовыми. Но если в отношении последних запрет строгий, то в первом случае возможно избирательное отношение. Тем не менее в ряде регионов запрет на собрания возле зданий мэрии и правительства действует. Кстати, 2 февраля, 1 и 9 мая, 12 июня, 4 ноября и 7 ноября проведение мероприятий возле административных зданий по-прежнему допустимо.

Политолог Виталий Арьков объясняет нежную привязанность протестующих к мэрии необходимостью создания надлежащего образа.

– На таких мероприятиях важна картинка, и, конечно, митинг возле здания мэрии смотрится куда эффектнее, чем просто на площади. Участники таких акций полагают, что, сокращая расстояние между собой и властью, они смотрятся внушительнее, – говорит он. Стремление приблизиться к власти вообще характерно для волгоградских коммунистов, которые сейчас являются единственными производителями классических протестных акций. Пока общество ищет новые формы взаимодействия в виде создания органов общественного представительства и контроля, КПРФ разбивает палатки в сквере напротив областного правительства или в экзотическом сочетании с "РПР-Парнас" митингует под памятником Ленину.

300 – это предел

Таким образом, гайд-парки все же некоторым образом используются по прямому назначению – для проведения общественных мероприятий, однако несколько в ином контексте, чем ожидалось. Так, в Городище на стадионе «Звезда» была организована межрегиональная выставка собак. А в районном ДК собираются отстаивать свои интересы представители садовых товариществ. Набережная в Волгограде давно стала местом проведения творческих акций, а парки – местами отдыха. Эксперт Андрей Серенко считает, что затея с гайд-парками провалилась не из-за того, что места были выбраны неправильно, а из-за того, что в этом формате протестующим нечем их наполнить. Гайд-парки должны были стать диалоговыми площадками, а простые лозунги и выкрики остаются уделом площадей.

– Гайд-парки изначально были нужны не власти, – говорит Серенко. – У нее для взаимодействия с обществом есть свои каналы. Это скорее способ высказаться для тех, кто постоянно жалуется на то, что говорить не дают. В итоге оказалось, что сказать, по сути, нечего. Поэтому продолжается хождение по «намоленнымм» местам – памятник Ленину, сквер в центре, площадь Павших борцов. Причем последняя тоже потеряла популярность – ведь акции едва ли собирают 300 человек, это предел, и на фоне большой площади эти три сотни выглядят совершенно несостоятельно. А та же набережная собирала толпы людей, только это было в 90-е годы. Важно разделять понятия. Бизнес за деньги – это не гражданская активность, а политическая провокация. Когда речь идет о гражданской активности, людей не нужно приглашать и заманивать.

Поделиться в соцсетях