Без компромиссов

Чаще всего на взятках в Волгоградской области попадаются люди в погонах. В 2016 году к уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности в Волгоградской области было привлечено 217 лиц. Наибольшее количество взяточников – 12,7%, или 28 человек – оказалось среди сотрудников правоохранительных органов. Эти и другие итоги антикоррупционной работы в интервью «Деловому вторнику» озвучил прокурор региона Максим ЕРШОВ.

– Максим Олегович, так взяточников у нас стало больше или нет?

– Коррумпированность общества и отдельных его представителей достаточно сложно измерить при помощи цифр – слишком уж разные критерии оценки. Коррупция – явление в большей степени латентное. Что можно подсчитать точно, так это снижение числа зарегистрированных преступлений коррупционной направленности на 14,7% по итогам 10 месяцев 2016 года (668) по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом. Отчасти это объясняется изменением Уголовного кодекса РФ и исключением из статистического массива случаев мелкой коррупции.

Дело в том, что с июля УК дополнен статьями 204.2 (мелкий коммерческий подкуп) и 291.2 (мелкое взяточничество), которые не включаются в массив коррупционных преступлений. Таким образом законодатель отделил коррупционеров серьезного уровня от банальных взяток врачам и полицейским.

Также на ситуацию повлияло сокращение числа фактов дачи взяток (ст. 291 УК РФ) с 299 до 221, или на 26,1 %, за счет которых долгие годы формировались цифры по коррупционным преступлениям. На мой взгляд, это абсолютно позитивная тенденция, ведь по примечанию к ст.291 УК РФ (дача взятки) и 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве) человек освобождается от уголовной ответственности, если добровольно сообщает в правоохранительные органы о совершенном преступлении.

– Что можно сказать о результатах, очищенных от этой мелкокоррупционной «погрешности»?

– Значительно возросло число пресеченных коррупционных присвоений (ст. 160 УК РФ) – с 36 до 69, или на 91,7 % по сравнению с результатами 10 месяцев 2015 года. На 15 % вырос – с 60 до 69 – объем вскрытых мошенничеств (ст. 159 УК РФ), а также на 20,2 % – с 99 до 119 – объем служебных подлогов (ст. 292 УК РФ).

– Какие сферы деятельности наиболее подвержены таким преступлениям?

– Традиционно самыми «болевыми» точками являются сфера закупок, жилищно-коммунальное хозяйство, земельные правоотношения, расходование бюджетных средств.

– Руководителей какого уровня чаще всего ловят за руку?

– В текущем году к уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности привлечены 217 лиц. В числе осужденных шесть должностных лиц органов госвласти и местного самоуправления – это 2,7 % от общего количества лиц, совершивших указанное преступление. Наибольшее количество привлеченных к ответственности коррупционеров – 12,7 %, или 28 человек, к сожалению, сотрудники правоохранительных органов. Также к ответственности привлечены восемь медработников (3,6 %) и один депутат (0,3 %). Остальные – представители коммерческих структур, муниципальных предприятий и учреждений.

– С какими сложностями приходится сталкиваться в ходе таких расследований?

– Выявление таких преступлений – это, как правило, оперативные разработки спецподразделений правоохранительных органов. Однако и люди стали чаще сообщать о вымогательстве взяток, что способствует изобличению преступников. Сложности привлечения коррупционеров к ответственности, как правило, состоят в том, что преступления совершаются в условиях неочевидности, а сами коррупционеры, опять же, как правило, достаточно подкованы в юридических вопросах и осторожны. Так что вопрос доведения любого уголовного дела до логического завершения – справедливого обвинительного приговора – требует максимальной отдачи, профессионального мастерства и надлежащего взаимодействия прокуратуры и всех правоохранительных органов.

– Проводится ли чистка собственных рядов?

– Да, нами разработана достаточно серьезная система фильтрации уже на стадии приема на работу, с привлечением кадровой службы и службы собственной безопасности постоянно проводятся профилактические мероприятия среди действующих работников. Это дает определенные результаты. Естественно, от паршивой овцы в стаде не застрахован никто, но у нас такие случаи единичные и являются действительно чрезвычайными происшествиями. Каждому случаю дается самая принципиальная ведомственная оценка, ведь к поведению прокурорского работника как лица, надзирающего за соблюдением законодательства, предъявляются самые строгие требования.

– Самые громкие или запомнившиеся дела этого года?

– В числе самых резонансных – дело бывшего председателя Городищенской гордумы и экс-главы Городищенского городского поселения Михаила Поддубнова, который мошенническим путем завладел 2,4 га земли в Городище кадастровой стоимостью порядка 10 млн рублей. Суд первой инстанции приговорил его к условной мере наказания, однако нам удалось добиться для Поддубного трех лет реального лишения свободы.

– Городищенский район особенно выделяется по частоте коррупционных скандалов...

– Действительно, Городищенский район – на слуху, но аналогичные проблемы можно встретить в любом районе города и области. Достаточно сказать, что в 2016 году 62 % преступлений коррупционной направленности от общего количества по региону выявлено на территории Волгограда. Вот, например, еще одно интересное дело, возбужденное по материалам прокурорской проверки, – в отношении бывшего директора государственного бюджетного учреждения культуры «Областной научно-производственный центр по охране памятников истории и культуры» Ларисы Дубиной. Предприимчивая женщина похитила путем мошенничества при проведении археологических раскопок, только вдумайтесь, 21 млн рублей! Она осуждена на пять лет лишения свободы.

Бывший начальник отдела капремонта ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный аграрный университет» Александр Боженков осужден на семь лет лишения свободы с 15-миллионным штрафом за взятку, полученную от подрядчика за беспрепятственную приемку строительных работ.

Перечень пресеченных преступлений коррупционной направленности можно продолжать долго, но мне представляется, что у правоохранительной системы еще очень много работы и новые интересные уголовные дела не за горами.

– Есть ли общий рецепт, который поможет победить коррупцию?

– Если бы ответ на этот вопрос существовал в природе, то наверняка уже на государственном уровне проблема была бы решена. Но, увы, как свидетельствуют примеры, коррупция есть везде: и в странах с развитой экономикой, и на территориях с жесточайшей системой уголовных наказаний за мздоимство вплоть до смертной казни. По моему глубочайшему убеждению, минимизации коррупционных проявлений может способствовать повышение правового сознания и уровня жизни населения.

DNG