Фроловчанка утопила своего новорожденного сына

Фроловчанка утопила своего новорожденного сына
В тот день Ромка с Валеркой (все имена и личные данные героев публикации изменены. – Прим. ред.) пошли на рыбалку. Родители строго наказали быть на берегу. Обещание они, конечно же, нарушили – зашли в воду по щиколотку. Ромка первым закинул удочку. «Есть!» – завопил он, подтягивая леску, тянущую что‑то тяжелое. И в этот момент мальчишки остолбенели – крючок зацепился за край тканевого свертка, в котором лежал... младенец.

Молодая да ранняя

Про себя Лина говорила – невезучая. Хотя тут же осекалась: у нее есть две дочки – разве не в них заключено ее женское счастье? Первую дочку Лина родила рано – в 16 лет. Мать ворчала, отец вздыхал, но с появлением внучки Даши все смирились.

Когда Лина забеременела второй раз, в доме уже разразился скандал. Дело в том, что и отец Дашеньки, и отец второго ребенка из жизни Лины после того, как она оказывалась в интересном положении, как будто испарялись – ни с одним из них девушка больше не поддерживала отношений. Тянуть на себе лямку по воспитанию и содержанию малышей опять должны были родители Лины.

Скандалы бушевали в семье до момента родов. Они начались внезапно – Лина вдруг почувствовала, что ребенок вот-вот родится. До роддома доехать не успели – малышка появилась на свет дома, принимала ее мать Лины.

Только потом подъехали акушеры, и одна из врачей произнесла фразу, которая позже, возможно, сыграет роковую роль во всей этой драматической истории: «Самое главное – перерезать и перевязать пуповину младенца».

Грезы

Лина мечтала о большой и дружной семье: муж, ее дочери, еще дети – их общие. Но сначала нужно было отделиться от родителей. На средства материнского капитала Лина купила небольшую комнатку в общежитии. С дочками все равно продолжала помогать мать. Лина меняла работу одну за другой – сначала кассиром в одном супермаркете, потом продавцом в другом, затем уволилась, потом снова села за кассу.

Там‑то, в магазине, на своем последнем рабочем месте, она познакомилась с мужчиной своей мечты…

«Это было 8 марта  2015 года, – вспоминает Лина. – На следующий день он вновь пришел в магазин, а потом встретил меня после работы…»

Парочка начала встречаться регулярно, а осенью решила жить вместе. Алик с готовностью поселился в комнатке Лины, где она жила со своими дочками. Только вот родителям Лины такое положение вещей не нравилось.

Они видели, что гражданский муж их дочери – обычный нахлебник, который не собирается брать на себя ответственность за жену и ее детей.

Жениться на Лине он не собирался. И в 2017 году отец девушки выгнал Алика из дома дочери. Но молодые люди по‑прежнему продолжали встречаться, Лина даже дважды беременела от Алика, но каждый раз тот настаивал на аборте.

А вот третья ее беременность началась так незаметно, что, когда женщина спохватилась, было уже поздно. Замирая от страха, она осмелилась заявить Алику, что оставит ребенка. А вот родителям признаться в том, что в третий раз готовится стать матерью, не решилась…

«Я боялась родителей, боялась осуждения с их стороны», – скажет потом Лина, когда следователь спросит ее, почему она не встала на учет по беременности.

Живот у Лины хоть и округлялся, но был незаметным даже за несколько дней до родов. Когда она накануне прогуливалась с подругой, та не заметила ее беременности.

В тот же день Лина увидела своего возлюбленного – он шел с девушкой и о чем‑то мило с ней разговаривал. Внутри у Лины все оборвалось. Вечером она позвонила Алику и отчетливо поняла, что и третий ее ребенок родится без отца.

Концы в воду

Роды начались, как и в прошлый раз, неожиданно. Рядом с нею был только Алик – и фраза в голове, сказанная когда‑то акушеркой: «Главное – перерезать и перевязать пуповину…»

Лина, как заправский фельдшер, раздавала команды сожителю: принеси воды, пеленку, ножницы… Эти ножницы с обломанным ушком потом найдут в ее комнате следователи. На свет появился мальчик – хорошенький, с хохолком светлых волос на голове. Он быстро успокоился, когда мать приложила его к груди. Алик стоял у окна, курил и молчал. С того момента, как родился его сын, он не произнес ни слова.

Уснуть в эту ночь Лина так и не смогла: «Я сидела на диване, смотрела на спящего ребенка, и никаких мыслей в голове», – вспоминает она. Только к утру она вдруг подумала, что даже не знает, как назвать сына.

Малыш проснулся, заплакал, она покормила его, надела памперс, завернула в плед и вышла на улицу. Вроде бы собиралась пойти с малышом в больницу, но очнулась почему‑то на берегу реки Арчеды. В тот момент она и решила выбросить сына в воду.

Из материалов допроса:

«...Я приняла такое решение, так как испытывала чувство безысходности и страх при мысли о том, как к рождению ребенка отнесутся мои родители, соседи и как я одна буду воспитывать троих детей.

Мне кажется, у меня было какое‑то помутнение рассудка, потому что сейчас я бы не решилась убить ребенка. В тот же момент это стремление было моей навязчивой идеей...»

«Почему вы не отнесли ребенка, как и собирались, в больницу?» – спросил следователь.

«Боялась, что органы опеки заберут у меня старших моих детей», – безучастно ответила Лина.

Последнее, что она помнила о том дне, – круги на воде в том месте, куда упал сверток с сыном.

Между жизнью и смертью

– 3 августа в реке Арчеде было найдено тело новорожденного ребенка, – официально сообщил руководитель Фроловского следственного отдела СУ СКР по Волгоградской области Игорь Беликов. – Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть мальчика наступила от механической асфиксии в результате закрытия дыхательных путей водой.

Следователи возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка). Правоохранители проделали огромную работу по поиску женщины, выбросившей младенца в реку. Был определен круг подозреваемых, проживающих неподалеку, у всех взяли биологические образцы.

Взяли анализ и у Лины, а потом повезли в больницу, где после осмотра врач подтвердил: женщина недавно родила, причем в домашних условиях. Больше молчать смысла не было, и на первом же допросе девушка рассказала историю своей жизни и подробно описала то, что натворила. Следствие по делу продолжается.

P. S. Автор выражает признательность руководителю Фроловского СО СУ СКР по Волгоградской области Игорю Беликову, старшему следователю Фроловского СО СУ СКР по Волгоградской области Дмитрию Шевченко и старшему помощнику руководителя СУ СКР по Волгоградской области (по взаимодействию со СМИ) Наталии Куницкой за помощь в подготовке материала.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях