Горячее сердце, холодная голова и чистые руки

15 июня исполняется 100 лет со дня рождения Юрия Владимировича Андропова. Пробыть пятнадцать лет во главе Комитета государственной безопасности СССР и пятнадцать месяцев в качестве лидера Советского государства и остаться во многом загадкой для историков и исследователей… Юрий Владимирович Андропов считался и считается наиболее засекреченным руководителем такого ранга как в нашей стране, так и за рубежом. Именно поэтому интерес к его личности и деятельности неизменно высок во всем мире.

России «младшей» не быть

Западные кремленологи – специалисты из числа ученых и экспертов спецслужб, десятилетиями занимающиеся изучением сильных и слабых сторон первых лиц нашего государства и тех, кто ими может стать, продолжают искать ответ на вопрос: «Кто вы, мистер Андропов? Кто вы и кем реально являетесь в истории страны, являющейся главным противником Запада в многолетней «холодной войне»?" Актуальным остается и вопрос о духовном наследии и политическом завещании, оставленном Андроповым своим последователям, в том числе и чекистам, из когорты которых на историческую арену в 2000 году вышел новый лидер России. За всю историю существования Советского государства много было руководителей органов государственной безопасности, но только двое из них удостоены народной памяти – Дзержинский и Андропов.

Столетие со дня рождения Андропова – повод для обсуждения: останется ли наше государство с более чем тысячелетней историей независимым и самостоятельно определяющим свою политику, закончилась ли наша борьба за выживание с вхождением России в 21-й век? Да, крушение СССР и окончание «холодной войны», казалось, должны привести к исчезновению противоборства нашей страны с ее недругами на международной арене. Но по прошествии более двадцати лет с того времени, как Россия встала на путь вхождения в мировое цивилизованное сообщество, жизнь опровергла многое из того, что восторженно приветствовалось в начале 90-х годов. Да, США и посткоммунистическая Россия перестали быть классовыми врагами. Вместе с тем практика взаимоотношений двух стран свидетельствует, что со стороны спецслужб в Вашингтоне не прекращаются тайные операции по превращению России в младшего и послушного воле Америки партнера, зависимого от финансовой поддержки и идущего в фарватере политики на укрепление лидирующей роли США в мире как единственной сверхдержавы.

Сегодня далеко не всем в мире хочется иметь дело с самостоятельной, сильной и уверенной в себе Россией. В глобальной конкурентной борьбе активно используются средства политического, экономического и информационного давления. В этих условиях «мы должны обезопасить нашу страну от любых форм военно-политического давления и потенциальной внешней агрессии. Наряду с модернизацией Вооруженных сил должны расти профессионализм российских специальных органов, их умение решать задачи обеспечения безопасности России, нерушимости ее границ и борьбы с терроризмом. Современные чекисты должны помнить, что никакие ссылки на необходимость борьбы с антигосударственными проявлениями не могут быть аргументом для ограничения прав человека, а на международной арене – для возникновения необоснованных сложностей при общении людей разных стран и национальностей между собой". Именно этому учил Андропов прежнее поколение сотрудников КГБ.

Бой против коррупции и национализма

Когда Андропова избрали на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, для сотрудников госбезопасности создалась патовая ситуация – и радости, и огорчения. Радости, потому что верили и знали, что страна не могла получить более достойного главу государства. Он был единственным, кто наиболее полно соответствовал знаменитой триаде «горячее сердце, холодная голова и чистые руки». Огорчались потому, что было известно о его тяжелом заболевании и о том, что он так поздно пришел на высший пост в стране.

В душе он был реформатором. Но поначалу поставил скромную и вполне посильную для страны задачу: поднять производительность труда всего на один процент за счет укрепления дисциплины и лучшей организации работы. Если страна сумеет сделать этот первый шаг, то потом, как выздоравливающий больной, она сделает и второй, третий. И в решении этой задачи он преуспел.

Как никто Андропов понимал, какая страшная взрывная сила заключена в сложившихся за десятилетия советской власти националистических кланах в советских республиках. Он знал досконально о феномене «рашидовщины» в Узбекистане, но предпочел спасти и перевести на другую работу председателя КГБ этой республики, нежели незамедлительно вскрыть этот гнойник. «Не время, с этим надо подождать, это требует подготовки!»

Через три года Горбачев ухватился за эту жгучую проблему, сняв в Казахстане Кунаева и поставил русского во главе республики. Это сразу же обернулось уличными беспорядками, кровопролитием. Поэтому Андропов говорил: «Мы разрешили национальный вопрос в той форме, в какой мы унаследовали его от царского строя, но он предстает теперь в других ракурсах и в другой форме».

Коррупция как общенациональное зло стала процветать именно в период «брежневского застоя». Андропов не побоялся нанести первый публичный и чувствительный удар. Арест и суд над такими ранее неприкасаемыми фигурами, как первый секретарь Краснодарского крайкома партии Медунов, как зять Брежнева генерал-полковник Чурбанов, занимавший пост первого заместителя министра внутренних дел, показали вектор новой политики.

Только теперь стало ясно, что Андропов своей честностью, высокой интеллигентностью, умом незаметно сделал великое дело: он реабилитировал в глазах народа органы государственной безопасности. Ведь за ними, особенно после 1937-1938 годов, закрепился в памяти народной образ беспощадного кровавого инструмента партийного террора. Чекист стал не пугалом, а носителем идеи государственной справедливости, чистоты и честности.

…Судьба отвела Андропову совсем мало времени на высшем посту в государстве. Он успел обозначить многое, но завершить начатое не успел...