Игра со смертью кончилась плачевно

Станица Сиротинская, старинная казачья станица, расположенная на Дону, отсюда до него почти рукой подать. Летом сорок второго, когда гитлеровцы остервенело рвались к Дону, здесь проходили страшные бои. При обороне этих рубежей практически полностью полегла тогда 42-я стрелковая дивизия, в живых остались лишь восемь человек.

Отсюда, с близлежащего места Дубровка, где летом сорок второго был расположен аэродром фашистских «люфтваффе», поднимались гитлеровские бомбардировщики со смертельным грузом в бомболюках, предназначавшимся защитникам Сталинграда. Теперь там сохранилась лишь площадка, огороженная валом.

Почти семьдесят лет миновало с тех пор, как отгремели здесь бои. Земля, однако, по сей день начинена в этих краях металлом и взрывчаткой. Со временем она выталкивает все это наружу – особенно после того как сойдут весенние паводковые воды. «Этого «добра» здесь хватит еще лет на двести», – горько сетуют местные жители. А потому минувшая война продолжает на Дону убивать и калечить. Месяца четыре от силы прошло, как подорвался в соседнем с Сиротинской хуторе Камышинском местный двадцатидвухлетний дагестанец. Пас овец, нашел минометную мину. Принес ее домой, начал крутить-вертеть, зажал в тиски и попытался разобрать. Мина рванула. До больницы парня довезли тогда живым, но слишком тяжелыми оказались травмы – все внутренности пастуха разворочены были при взрыве.

А в воскресенье вечером ЧП произошло уже в самой Сиротинской…

Улица Кузнецова, идущая через нее, выходит к станичной окраине. Там, где она оканчивается, расположена будка, в которой когда-то стоял автомобиль ГАЗ-53. Но машину продали, теперь только будка осталась. Возле нее вечером в прошедший выходной местные мальчишки баловались с найденным ими где-то в окрестностях боеприпасом. В результате он тоже взорвался. Четверо из пяти подростков, бывших там, получили ранения различной степени тяжести.

Земля возле будки залита кровью, пропитана ею. Само строение иссечено осколками. Даже к стене сарая, расположенного метрах в пятнадцати от места происшествия, припечаталась частичка чьего-то тела…

– Это произошло примерно в 18.10 вечера, – рассказывает местный участковый капитан полиции Алексей Серегин. – Впятером они здесь находились. У пятого мальчика серьезных ранений не было, но он был доставлен в больницу вместе с остальными пострадавшими.

– Где же ребята нашли этот боеприпас? Никто вам не рассказывал?

– Пока они еще очень плохо контактные, точно мы это выяснить не можем. Двое из них, Герман Иванов и Михаил Дубина, находятся в тяжелом состоянии, остальные - полегче. Данила Кузьмина, к примеру, сравнительно немного посекло осколками. Все пятеро пребывают в Иловлинской центральной районной больнице. Поговорить даже с теми из них, кто меньше пострадал, чтобы выяснить, чем именно они играли, где именно был найден этот снаряд или мина, пока не удалось – суета после взрыва большая была.

В Сиротинскую на место происшествия приезжали специалисты МЧС и эксперты-взрывотехники. Осматривали, собирали информацию. Точно тип взорвавшегося боеприпаса определить пока не удалось, но, скорее всего, это была минометная мина, оставшаяся здесь со времени сражения под Сталинградом.

– Места здесь опасные, – говорит капитан Серегин. – По себе знаю, сам тут рос. Лазили с мальчишками по этим же оврагам и горам. Но что-либо раскручивать, разбирать, бить об землю из чьих-то опасных находок никто из нас тогда не додумался, к счастью. Если полазить по этим горам, еще и не на такое можно натолкнуться.

Участок у капитана полиции Алексея Серегина большой, на много километров простирается он в Иловлинском районе. Предупредить такого рода происшествия на столь обширной территории в одиночку ему слишком трудно. А это значит, что опасность новых взрывов сохраняется и местным жителям ни в коем случае не следует об этом забывать.