Кто отнял жизнь у Сан Саныча?

  • Кто отнял жизнь у Сан Саныча?
  • Кто отнял жизнь у Сан Саныча?
За это ДТП суд наказал 20-летнего Максима Конотопова реальным сроком. Но родные осужденного и все, осведомленные о случившемся, называют это дело «недорасследованным». Разобраться в нем попыталась редактор районной корсети «ВП» Тамара ПРОСКУРЯКОВА. Поводом послужило письмо из Ольховки, которое пришло к нам в редакцию.

***

«... Почти год мой сын провел в СИЗО. Его обвинили в совершении ДТП, в котором погиб экс-сотрудник нашей Ольховской районной прокуратуры – Александр Чаленко (пострадавший возвращался домой после празднования Дня прокуратуры).

По делу начался судебный процесс. Я не пытаюсь выгородить своего сына. Но он должен ответить по закону лишь за то, в чем действительно виновен.

Умоляю редакцию вникнуть в обстоятельства этого уголовного дела и присутствовать в суде, где будут судить моего сына…».

Конечно, мы просто не могли оставить это без внимания. Хотя разобраться в деле на той стадии, когда обратилась в редакцию убитая горем женщина, сложно. Но и равнодушно выкинуть письмо в корзину рука не поднялась.

По скользкому пути

Это роковое ДТП произошло на улице Набережной в полночь 13 января 2016 года. Шел дождь со снегом, проезжая часть была покрыта ледяной коркой. По рассказу Галины, Максим, который подвозил на «девятке» домой свою девушку Вику, внезапно увидел на дороге лежавшего Чаленко, стал тормозить.

Но протащил пострадавшего по трассе краем бампера и сдвинул его на обочину.Испугавшись, водитель покинул место ДТП, не вызвав ни полицию, ни скорую…

Пострадавшего на обочине дороги во втором часу ночи обнаружил хозяин одного из домовладений, он и вызвал врачей. Чаленко, которого друзья и знакомые любовно именовали Сан Санычем, возвращался домой с дружеского застолья по случаю Дня прокуратуры от своего коллеги.

«Как вам спалось после ДТП, кошмары не мучили?» – поинтересовался позже у Максима Конотопова зампрокурора, представлявший в суде гособвинение. Оставить человека умирать на дороге при любом раскладе – преступление.

Без понятых

Устанавливать виновника ДТП утром 13-го полиция начала с поиска ВАЗ-2107: на месте ДТП были найдены дворник от «семерки» и битое стекло. Под подозрение, кроме Максима, также попал некто Николай Курчатов (имя и фамилия изменены. – Прим. ред.), который в это же время, когда произошло ДТП, ехал из местного бара на «семерке». Курчатова опросили. А вот осмотр его машины следователь почему-то провел без понятых, не установив ни соответствие госномера автомашины, ни его vin, ни номера двигателя и т. д. В деле находится фотография «семерки», но без понятых можно было сфотографировать и другую – целую «семерку», перекинув на нее номер с машины Курчатова.

Максима, несмотря на то что за неумышленные преступления ранее не судимых (был трезвым) виновников ДТП под стражу до суда, как правило, не берут, сразу же после допроса отправили в СИЗО. И больше не выпустили, словно с самого начала назначив виновным. При этом следов наезда на пострадавшего, кроме отломанного куска пластмассовой декоративной подвески на бампере его «девятки», нет. Нет даже вмятин. Как такое могло случиться, учитывая нанесенные жертве увечья – перелом костей таза, ребер?

Забегая вперед, скажу: это ДТП вскрывает массу пагубных тенденций в нашей жизни и вопросов без ответа…

Сбил, наехал или зацепил?

На официальном федеральном сайте Госавтоинспекции в пресс-релизе, который сообщил о ДТП в Ольховке 13 января 2016 года, в качестве вещдоков, обнаруженных на месте ДТП, фигурируют «следы автомобиля и россыпи стекла».

Указывается и то, что «к ДТП предположительно причастен автомобиль ВАЗ-2109». Но Конотопов ехал на «девятке»…

По поводу «россыпи стекла» следствие ответа так и не дало. Хотя о том, что на месте ДТП действительно оно было, в суде дал показания водитель скорой…

Не дало следствие ответа и на ряд других вопросов. Так, в состоянии стоя или лежа транспортное средство сбило прокурора Чаленко? Конотопов сбил, наехал на жертву или зацепил бампером?

Акцентирую: позиция обвиняемого – пострадавшего он лишь зацепил декоративной пластмассовой подвеской на бампер. Причем зацепил уже лежавшее на дороге тело.

В качестве главного аргумента в суде приводилось отсутствие следов повреждений на машине, на которой ехал Конотопов, кроме куска отломанной той самой подвески на бампер. В остальном машина действительно целая. Это подтверждает озвученный в суде протокол осмотра «девятки».

– Как можно сбить взрослого мужчину, причинив ему внутренние переломы костей таза и ребер и не оставив при этом на машине никаких следов? – стоял на своем адвокат.

В суд были вынуждены доставить эту самую подвеску на бампер. Выглядела она очень хлипкой. Первая медэкспертиза установила: пострадавший в момент удара стоял. Повторная выявила обратное: имеющиеся на теле травмы пострадавший мог получить лежа…

Долго и безрезультатно выясняли защита и обвинение в суде и факт того, наезжал все-таки обвиняемый на пострадавшего или нет. Между тем, как выяснилось в суде, верхнюю одежду Чаленко, чтобы доказать или опровергнуть факт наезда на него «девятки» Конотопова, следователь почему-то на экспертизу не представил.

– Да, если бы одежда была представлена на экспертизу, по ее состоянию можно было бы однозначно определить, наехал автомобиль на пострадавшего или нет, – констатировал между тем допрошенный по видеосвязи судмедэксперт.

Убийственный пофигизм

Первопричиной гибели Чаленко, разумеется, стали полученные при ДТП травмы. Но в суде выяснилось: по заключению судмедэксперта, Александр Чаленко умер от (!) кровопотери вследствие внутреннего кровотечения в брюшную полость.

Его причина? Кроме ушибов головы и тела, перелома костей таза, у него имелся перелом пяти ребер, одно из которых вошло в легкое, вызвав кровотечение! Почему пострадавшего не прооперировали? В суде прозвучало из уст медиков: потому, что сделали рентген только нижней части тела… Промашка вышла…

Почти шесть часов после ДТП пострадавший в больнице был жив. Согласно показаниям в суде фельдшера скорой, в приемном покое по прибытии в ЦРБ Чаленко пришел в сознание, разговаривал. Значит, возможно, он мог, а может, и рассказал подробности ДТП?

Опросить пострадавшего за шесть часов, пока он был жив, коллеги-законники Сан Саныча по свежим следам не поспешили. Выходит, торопятся в больницы к жертвам следователи только в телесериалах? Зато каких только слухов по поводу того, что поведал медикам пострадавший, не гуляет сегодня по Ольховке.

И еще. По поводу «дорожного вопроса». Поселковые дороги в Ольховке – караул! На ул. Набережной, где случилось это злополучное ДТП, нет ни единого фонаря! Зимой заснеженные улицы в селе, как живописали местные жители, превращаются в «козьи тропы», по которым не то что ехать – идти невозможно.

На мосток, расположенный на въезде на соседнюю с Набережной улицу в ту роковую ночь, как сообщил в суде водитель скорой, доставившей в больницу пострадавшего, он смог вскарабкаться лишь с третьего раза!..

Вместо эпилога

Главный вывод этого журналистского расследования: уголовное дело должно быть расследовано так, чтобы все доказательства были «железобетонными» и виновность или невиновность фигурантов сомнений не вызывала.

В этом ДТП непозволительно много вопросов, ответов на которые, увы, нет. Зато есть множество сомнений и слухов.

И еще. Вместе с Максимом Конотоповым, считаю, обязаны были отвечать за гибель человека медики, не оказавшие пострадавшему должную медпомощь.

Плюс дорожно-коммунальные службы Ольховки, обслуживающие дорогу. Ночью здесь сегодня опасно уже не только ездить, но даже ходить. Каждый водитель и каждый пешеход на них – потенциальные жертвы…

…Между тем, суд приговорил Конотопова к 2,8 года колонии поселения и выплате родным погибшего компенсации в размере 4 млн рублей…

Поделиться в соцсетях