Местечковый САДизм…

«Помогите отстоять законность и наши социально-экономические права!» – так начинается письмо дедов-дачников из Николаевска. А заканчивается жалоба угрозой: «Дойдем до президента, премьера и, если понадобится, будем «штурмовать» Страсбургский суд!»

В четыре голоса

– Вот она, моя дачка-кормилица! – кивает в сторону заросшего бурьяном участка Нина Степановна Мерзлякова и не может сдержать слез. Она – один из авторов жалобы в газету, член того самого загубленного садоводческого кооператива «Садовый», по поводу которого и жалуются деды-дачники. Вместе с ней подписали письмо – такие же, говоря словами Нины Степановны, пенсионеры-горемыки. При этом они несгибаемые бойцы. «Бойцов», правда, осталось всего четверо. Остальные устали. Опустили руки. Потому что никому и ни во что уже не верят.

О том, что эта территория еще недавно была благоухающей витаминной долиной, напоминают живые пока фруктовые деревья, усыпанные плодами. Рядом –  груды строительного мусора вместо дачных домиков.

Пенсия у Нины Степановны, которая 50 лет отработала библиотекарем в школе, может, по ее признанию, обеспечить человеку лишь биологическое выживание. Потому она и в свои «за 70» вынуждена продолжать работать. Раньше ее семью очень выручала «дачка-кормилица». Такие же «богатеи» и остальные из числа «несгибаемых борцов» дачного фронта в Николаевске.

Операция «Труба»

«Садовый» был создан более 20 лет назад. Это почти 350 дачных участков, расположенных на 50 га земли близ города. Вода в водопровод кооператива поступала от расположенной по соседству агрофирмы «Заволжье».

В 2002-м, когда по области катил девятый вал банкротств, под его каток попало и «Заволжье». Агрофирма перешла в собственность к новому хозяину.

– Владелец агрофирмы начал с того, что вырыл из земли и продал все трубы орошения, пролегавшие по землям «Заволжья», – рассказывает Александр Макеев – мэр Николаевска, который в то время занимал должность начальника здешнего УВД милиции. – Над дачным кооперативом нависла угроза уничтожения.

Местной власти в тот момент удалось-таки повлиять на ситуацию: хозяина агрофирмы понудили бросить трубу, чтобы возобновить подачу воды в «Садовый». Так было до 2008-го. Затем снова началась чехарда с водой. И зеленый оазис стал погибать. Количество «огородников» в «Садовом» начало сокращаться.

Пока такие члены кооператива, как Нина Степановна, решившие стоять насмерть на своих дачных сотках, метались по инстанциям в поисках поддержки, председатель кооператива Татьяна Лубенцова, как значится в письме в редакцию, «в апреле прошлого года без разрешения общего собрания садового товарищества трубы кооперативного водопровода спешно вырезала и продала».

Как Моська со Слоном судилась…

С тех пор «могучая кучка» в составе тех самых четверых несгибаемых пенсионеров-дачников пытается привлечь Лубенцову к ответу и понудить ее восстановить проданный водопровод.

Магистральные трубы водопровода, по убеждению авторов письма, были ну о-о-чень лакомым куском для сдатчика «металла». Большая часть труб, утверждает Виктор Ефремович Березовский, знающий толк в бурении, из высоколегированной стали с антикоррозийным покрытием. Такие трубы могут служить сотни лет. «По непроверенным данным, вырезанные трубы были отвезены на Волжский трубный завод для очистки с целью дальнейшей продажи», – значится в письме.

– Когда с территории дачного кооператива «Садовый» почти две недели вереницей шли груженые трубами КамАЗы, – говорит Нина Степановна, – я сразу же ринулась на прием к новому главе района Юрию Чувашину. Но тщетно. Не помогли и настойчивые обращения в милицию. Там в возбуждении уголовного дела отказали – нарушений закона не увидели, а в прокуратуре сослались на материалы милицейской проверки.

Деды писали депутатам, чиновникам разного уровня. Но все их дружно «футболили» по кругу.

В феврале этого года Николаевский суд удовлетворил иск пенсионеров. Оба протокола, на основании которых, как утверждает Лубенцова, она вырезала и распродала трубы, были признаны незаконными. Суд обязал бывшего председателя кооператива восстановить водопровод.

В ходе разбирательства выяснилось: представленный протокол собрания дачников, на котором якобы огородники одобрили вырезку и продажу труб, подписали лишь 11 человек из почти 350 членов кооператива, хотя такое решение правомочно принять собрание, на котором присутствует более 50% списочного состава. На самом документе не оказалось ни штампа, ни печати.

– Мы заявляли в суде, что протокол сфальсифицирован – составлен уже после того, как трубы были проданы, а кооператив спешно ликвидирован, – уточняет Юдина. – Странно, что никаких нарушений в действиях Лубенцовой по заявлению дачников ни милиция, ни прокуратура не увидели.

А вот и еще одна коллизия. Так называемый «Акт проверки наличия труб» датирован 18 июня 2010 года. На приемо-сдаточном акте ломополучателя – апрель 2010-го. Выходит, «Акт проверки наличия труб» составлен через два месяца после их продажи?

Кстати, Татьяна Николаевна все манипуляции с трубами осуществила, как следует из материалов суда, единолично – без приглашения какой-либо комиссии из числа членов кооператива. Деньги на счет кооператива переведены не были. Сколько получила наличности, известно только ей одной.

– Между тем, как ни странно, основываясь на тех же документах, что и суд первой инстанции, Волгоградский областной суд его решение отменил, – сетует Нина Степановна. – А самым абсурдным, на наш взгляд, является аргумент коллегии облсуда о том, что за причинение убытков членам кооператива Лубенцова ответственности нести не может, потому что на момент рассмотрения иска в суде кооператив ликвидирован и она не является его председателем. А значит, и ответчиком тоже.

Одним из аргументов представлявшего интересы Лубенцовой адвоката (дедам-дачникам нанять адвоката, естественно, не под силу! Они сами дрожащей рукой строчат свои «жалобки» и заявления по инстанциям) было: трубы-де не являлись собственностью кооператива. Тогда на каком же основании могла вырезать и продать неизвестно чей трубопровод сама Лубенцова? Ведь ее личной собственностью трубы тоже не являлись. Дачники в суде показали: трубопровод обустроен за счет целевых взносов членов кооператива, а потому является совместной собственностью его членов.

Кстати, чтобы «могучей кучке» было неповадно дальше судиться с Лубенцовой, она через суд взыскала с пенсионеров расходы на адвоката.

Согласно своему же отчету, Лубенцова получила за трубы кооперативного водопровода «сущий мизер» – около 400 тысяч рублей. Из них каждому члену кооператива было «щедро» выделено по 900 рублей, а остальные средства Татьяна Николаевна, по ее словам, направила на благотворительность.

Решение облсуда пенсионеры-дачники сейчас активно оспаривают в его президиуме, при этом попутно строчат письма президенту, премьеру, председателю и заместителям Госдумы. В своей борьбе даже намерены «штурмовать» Страсбургский суд.

Дачка-кормилица!»

– Мы хотим не только восстановить справедливость и понудить Лубенцову восстановить хотя бы часть водопровода, чтобы спасти оставшиеся дачи. Нам хочется привлечь внимание местных властей к общим проблемам дачных участков в Николаевске, – подчеркивает Нина Степановна.

«Еще недавно окрестности города, где располагались огромные дачные массивы, напоминали зеленые оазисы. Но за последние полтора десятка лет все они погибли начисто. Лет 20 существовал огромнейший дачный массив в районе Старой Николаевки, но воду отключили, трубы разграбили. Точно так же люди жаловались по инстанциям, пытались спасти свои сотки. Тщетно. Такая же судьба постигла и наш кооператив «Садовый», где погибло около 350 дачных участков», – значится в письме пенсионеров-дачников в редакцию.

И как результат: еще недавно рынок в Николаевске ломился от витаминной продукции, а в этом году цена пол-литровой банки малины, клубники доходила до сотни рублей.

Формально никакой ответственности за дачные кооперативы муниципальная власть не несет. Но ведь речь идет о социальной поддержке населения. Во все времена содовый участок помогал населению пережить любые экономические трудности.

– Каждая дача в «Садовом», а это 15 соток поливной земли, кормила минимум 2-3 семьи николаевцев, а еще делала доступной витаминную продукцию для сотен горожан, покупавших ее на рынке, – подчеркнула в беседе Наталья Алексеевна Юдина. – Чтобы в нашем засушливом Заволжье вырастить плодовое дерево, надо вложить очень много труда. На это уходят годы. Известно и то, что губернатором в целях поддержки огородников изданы постановления, призванные помочь дачникам: облбюджет компенсирует до 40 процентов трат в случае, если они ушли на нужды развития дачного кооператива. Почему власти в нашем городе и районе напрочь проигнорировали интересы огородников?! И как результат – практически абсолютно все садовые участки превратились в пустыню.

Между тем сегодня в Николаевск, который, кстати, в советские годы подарил стране и миру космонавта Малышева, осталось, по сути, лишь два «живых», стабильно работающих промышленных предприятия. На территории района «остатки» от некогда экономически крепких сельхозпредприятий влачат жалкое существование. Дача в этих условиях – это возможность выжить для каждого николаевца, кто может держать в руках лопату и мотыгу. Дача для дачников во все времена – это еще здоровье и долголетие…

Хочется верить: президиум Волгоградского областного суда детально разберется в «дачном деле» пенсионеров из Николаевска, а местная власть наконец-то обратит внимание на проблемы огородников.

Поделиться в соцсетях