«Нашего мальчика казнили»

Жители тихого поселка Октябрьский (Ольховский район) в панике. Многие попрятали своих сыновей – кто в Волгограде, кто в соседних районах. Они всерьез опасаются, что их дети могут стать следующими жертвами жестокого «ревнивца», уже отправившего на тот свет ни в чем не повинного парня.

По версии местных жителей
Роковые события произошли в ночь с 15 на 16 апреля этого года, когда православные отмечали Светлый праздник Пасхи. Все село гудит о том, что в ту ночь Байтумеев вместе со своим приятелем Ломачевым (фамилии изменены) избили Матюхова, затем погрузили его в «Шевроле» и вывезли на заброшенный аэродром, где продолжили издевательства над жертвой. Участие Лобачева в этом деле пока выясняется.
– Четыре дня Саша еще жил, – вспоминает его мама. – В больнице мы не отходили от него ни на минуту, он был в сознании и рассказывал, что сначала избивали его оба – Байтумеев и Ломачев. А на аэродроме Байтумеев достал нож и пригрозил сыну, что пырнет и здесь же закопает. Но тогда Ломачев вступился за Сашу и просил Байтумеева не делать этого. Но тот придумал другую пытку, снова и снова он сбивал моего сына машиной, а когда Саша упал, дважды проехал по нему. Так, что следы протекторов отпечатались на его теле. На Саше живого места не было.
Первой о беде, случившейся в ту ночь, узнала местный фельдшер Елена Гайворонская.
– Где-то в половине второго ночи к моему дому подъехала машина, постучался Эдик Байтумеев: «Я там привез… бок в крови, разорванный… машиной его переехали», – рассказывает Гайворонская. – Не говорит, кого привез. Взяла фонарик, идем с Эдиком к его машине, а он и говорит: «Теть Лена, я за ночь вам шесть человек привезу, кто с моей женой спал». Я тогда и внимания особого на эти слова не обратила. На заднем сиденье рядом с Ломачевым сидел Саша Матюхов. Лицо в крови, дышит с трудом, видно было, что ему очень плохо, но он был в сознании. Ответил, правда, уклончиво, на мой вопрос: «Что случилось?» – «Под машину попал». Я Саше говорю: давай сейчас укольчик сделаем и в больницу тебя отвезем. Но Эдик меня оттеснил от машины: «Я сам его отвезу», сел и уехал.
Дорога до Ольховской больницы занимает не больше получаса. Елена Гайворонская позвонила, чтобы узнать о состоянии парня, через час, но выяснилось, что такой пациент к ним не поступал. Фельдшер забила тревогу, вызвала полицейских.
– Я уверена, что Сашу к фельдшеру Байтумеев повез не для того, чтобы сыну оказали помощь. Этому извергу нужно было показать: бойтесь меня! Он выбросил моего истерзанного мальчика из машины, как собаку, возле нашего дома и уехал. От калитки до крылечка всего несколько метров. Саша полз до дома полтора часа, – вспоминает Анна Матюхова.
В доме Елены Павловны в тот момент уже находилась оперативная группа, которая решала вопрос, где искать искалеченного парня. Полицейские поехали разыскивать дом Байтумеева, а Гайворонская отправилась к Матюховым. До приезда «скорой» фельдшер сделала обезболивающие уколы, обработала раны.
По словам октябрьцев, долго разыскивать Байтумеева в ту ночь полицейским не пришлось, он был дома, а «Шевроле» с окровавленным бампером стоял припаркованным у ворот. Подозреваемого задержали, но на следующий день стали происходить странные события.
Черный список
38-летний Эдуард Байтумеев, «казнивший», как говорят жители поселка, Александра Матюхова, на следующий день разгуливал по поселку, более того, открыто угрожал, что участь потерпевшего вскоре разделят еще 5 человек.
Никто точно не знает, чьи имена занесены в черный список ревнивца, поэтому родители настояли, чтобы их взрослые сыновья от греха подальше уехали из родного поселка. Звонки с угрозами получили многие односельчане, среди них, как уверяют октябрьцы, были даже родные братья Байтумеева. Люди в один голос заявляют, что супруга Байтумеева не отличалась целомудренностью и в борьбе с ее любовниками малой кровью не обойтись.
– Я с ней всю зиму билась. «Люблю до невозможности вашего сына, жить без него не могу». Домой к нам приходила, – рассказывает Наталья Прошакова. – Пыталась ее вразумить: мальчишке 18 лет, ты замужем, есть дети, муж приедет, тебе и моему сыну голову оторвет... Сын сколько раз ее из нашего дома выгонял. Я чувствовала, что добром это не кончится. Получается, что Сашка, который с женой Эдика не общался, пострадал за всех. Я в шоке – на следующий день после случившегося Байтумеев пришел в магазин, где я работаю. После всего, что натворил, его отпустили?! Зная спокойного Сашку, я его спросила: «Как ты мог такое сделать? Мальчишка наверняка тебе даже не сопротивлялся. Мой бы сын бился до последнего». Он ответил: «На куски бы порезал». Я спрашивала нашего участкового, как Эдика могли отпустить. А он в ответ: «Сам ничего не понимаю, сказали, что «нет оснований для задержания».
Только после смерти Александра Матюхова подозреваемый был заключен под стражу на время проведения расследования. Вот только следствие, по мнению октябрьцев, никак не проводится. За месяц с момента совершения преступления не был допрошен ни один свидетель. По мнению родственников погибшего парня, следователи ведут себя так, словно никакого жестокого преступления не совершено. Это еще больше нагнетает тревожную обстановку в некогда тихом поселке.
– Четыре дня Саша жил, до последнего дня был в сознании, – рассказывает его мама. – Переживал, что не сможет поехать на работу в Сочи, где его ждали. Волновался, что может остаться инвалидом: «Кто тогда тебе будет помогать?» Но за все эти дни его ни разу не опросила следователь полиции Ольга Анатольевна Новикова.
– Ей, наверное, не до нас было, мы видели ее с адвокатом Байтумеева, – вспоминает Людмила Ушак, тетя потерпевшего. – Новикова, глядя мне в глаза, говорила, что Байтумеев и Ломачев сознались в содеянном. Сейчас Ломачев даже не упоминается в деле. Когда Саша еще был жив, мы были в ужасе от заявления Новиковой: «Вы не беспокойтесь, мы сейчас Эдика отпустим в Москву зарабатывать деньги. Вам же надо племянника на ноги поднимать». Он человека убил, другим угрожал и после этого спокойно поедет в Москву?!
Тайна следствия
На следующий день после происшествия в СМИ со ссылкой на пресс-службу ГУ МВД по Волгоградской области появились сообщения: «В поселке Октябрьский ревнивец сначала избил своего соперника, а затем переехал на автомобиле. Потерпевший с различными травмами был доставлен в больницу. Следственно-оперативной группой ОП МО МВД подозреваемый задержан, в отношении него была избрана мера пресечения – подписка о невыезде. Подозреваемый сознался в содеянном. В отношении задержанного начата проверка по факту ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»)». Через четыре дня появилась информация о том, что в связи со смертью потерпевшего дело «о жестокой расправе над любовником» передано в следственное управление, где и проводится доследственная проверка по ч. 4 ст.111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). От такой квалификации злодеяний Байтумеева родственники Александра Матюхова в шоке.
– Какая «смерть по неосторожности»? Мой сын что – в ДТП случайно попал? Байтумеев ездил по Саше на своей машине и понимал, что убивает, – плачет Анна Матюхова. – Он – нелюдь, который выбрал моего сына не потому, что он был «любовником», а из-за того, что смог с ним справиться.
Как рассказала Людмила Ушак, вскоре после трагедии на своей страничке в социальной сети жена Байтумеева написала, что пострадал невинный человек: «нашел безобидного, слабее себя». Что единственная ее вина в том, что надо было позвонить супругу и сообщить, что Саша ни в чем не виновен.
– Я здесь с 1958 году живу, всех в поселке знаю, – говорит пенсионерка Валентина Степановна Хорькова. – Говорят, «ревность». Да какая там «ревность»? Все знают, что Байтумеев над женой издевался. Она у него не то третья, не то четвертая по счету. Ну и собрала детей и вещи да сбежала бы перед тем, как ему из Москвы с заработков вернуться. А Сашка Матюхов тут при чем? Она, конечно, со многими в поселке шашни крутила, этого у нас не скроешь, но Матюхов в их число не входил. А такую страшную смерть принял.
Нашлись в Октябрьском и свидетели, которые утверждают, что Байтумеев несколько дней «охотился» за свой жертвой, разыскивал его по родственникам, выспрашивал у знакомых, а его «Шевроле Лачетти» не раз видели подолгу стоящим у дома Матюховых.
Примечательно, что имена следователям известны. Жители поселка не просто готовы, а ждут-не дождутся, когда к ним придут и зададут вопросы.
– Странно это все, конечно, – говорит Елена Гайворонская, выражая общее недоумение жителей. – У нас в поселке если драка какая случается, ко мне по десять раз приходят за свидетельскими показаниями. А тут жестокое убийство и абсолютная тишина. Месяц со дня происшествия прошел, а никто из следователей не наведался.
Последние новости
Как сообщил и.о. прокурора Ольховского района Дмитрий Шуршин, расследование этого дела находится под контролем прокуратуры.
– Дело было возбуждено по ч. 1 ст. 111 (умышленное причинение вреда, опасного для жизни потерпевшего) Иловлинским межрайонным следственным отделом МВД, – говорит Дмитрий Шуршин. – Подозреваемый не скрывался, не отрицал своей вины, в отношении него были избрана мера пресечения «подписка о невыезде». После смерти потерпевшего дело было передано в Иловлинский межрайонный следственный отдел Следственного комитета, где в настоящее время проводится досудебное следствие. Статья, которая вменяется подозреваемому, изменена на ч. 4 ст. 111. В отношении подозреваемого мера пресечения изменена с «подписки о невыезде» на «заключение под стражу».
– Подозреваемый своей вины не отрицает, но показания давать отказывается, ссылаясь на право не свидетельствовать против себя согласно ст. 51 Конституции РФ,  – сказал следователь Иловлинского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Волгоградской области Алексей Крапчетов. – Срок содержания подозреваемого под стражей по решению суда определен до 20 июня. Что касается квалификации статьи, то в зависимости от результатов расследования она может быть изменена. На сегодняшний день очевидно только то, что совершенное преступление относится к категории особо тяжких.
Алексей Александрович затруднился ответить, почему в деле отсутствует второй фигурант Ломачев, который был в момент совершения преступления, по крайней мере, рядом с Байтумеевым. Следователь Крапчетов посоветовал задать этот вопрос полицейским, которые возбуждали дело.
Как сообщили в пресс-службе ГУ МВД РФ по Волгоградской области, следователь полиции Ольга Новикова опросила потерпевшего в ту ночь, когда поступил сигнал о происшествии в Октябрьском. В больнице врачи запретили Новиковой проводить следственные действия и опрашивать потерпевшего в связи с тяжелым состоянием Александра Матюхова, чему есть документальное подтверждение. Все свидетели, очевидцы, о которых имелась на тот момент информация, были опрошены. Дело находилось на контроле руководителя межрайонного отдела ГУ МВД РФ по Волгоградской области. Каких-либо нарушений в деятельности следователя полиции Ольги Новиковой выявлено не было, жалоб не поступало.
Перед сдачей статьи в печать позвонили жители поселка Октябрьский.
– Вчера приезжали следователи, допрашивали всех свидетелей, очевидцев очень подробно, до позднего вечера. Как мы узнали, показания будет давать и Ломачев, – рассказала Людмила Ушак. – Спасибо вашей газете за помощь. Но мы намерены написать жалобу в прокуратуру на действия, а точнее, бездействие следователя Новиковой, которая, как нам удалось выяснить, не только не опросила Сашу в больнице, свидетелей и очевидцев, но и не зафиксировала в протоколе кровь на машине Байтумеева. Для чего это делалось? Чтобы потом представить смерть Саши как последствие ударов рук и ног, а не тяжелого автомобиля? Так можно договориться и до того, что наш мальчик умер от сердечного приступа. Мы будем добиваться справедливости.