Нечаянное убийство

Волжанина приговорили к 14,5 года колонии за зверскую расправу над случайной знакомой

Субботним утром 22 апреля житель дома по улице Оломоуцкой в Волжском вышел на улицу – собака торопила его на прогулку. Спустив пса с поводка, мужчина неторопливо направился к мусорным бакам – супруга попросила захватить пакет с отходами. Наклонившись над баком, мужчина краем глаза заметил НЕЧТО, выглядывавшее из полуоткрытого черного мешка. Это НЕЧТО было очень похоже на… человеческую руку. Отпрянув от контейнера, мужчина почувствовал, как к горлу подбирается тошнота. Сомнений быть не могло – в мусорке и впрямь лежали человеческие останки. Дрожащими руками он набрал две цифры на телефоне…

Навстречу смерти

41-летняя Татьяна Артамонова (имя и фамилия изменены. – Прим. авт.) отличалась нравом добрым, веселым и покладистым. Настолько покладистым, что порой не могла отказать подружкам и друзьям посидеть с ними за компанию, выпить бутылочку-другую винца. А поскольку друзей и подруг было великое множество, Татьяна находилась подшофе довольно часто.

При этом на работе и не подозревали, что их коллега, как говорится официальным языком, склонна к злоупотреблению спиртными напитками. Беда Татьяны была в том, что она не чувствовала меры, не умела вовремя остановиться – если уж пить, то до конца, даже если застолье растягивалось на два-три дня.

Справедливости ради надо сказать, что подобные запои с нею случались не чаще раза в месяц – в остальное время она была примерной работницей, ласковой, заботливой дочерью и даже хорошей хозяйкой.

Одной из самых задушевных подруг Татьяны Артамоновой была Надежда Коваленко. Разбитная разведенка, воспитывающая маленького сына, она любила принимать у себя гостей. Те, в свою очередь, любили приходить к ней – в ее квартире всегда можно было и выпить, и заночевать. Поводом для застолья могло стать что угодно – да вот хотя бы конец недели, как это и произошло в конце апреля.

Роковое застолье

В тот вечер в гости к Коваленко пришла ее приятельница вместе с другом – Николаем Ганиным. Мужчину Коваленко знала не очень хорошо: вроде был не раз судим, в компаниях слыл неразговорчивым, но всегда соглашался выпить. Троица уже изрядно захмелела, когда к ним присоединилась Татьяна Артамонова - женщина как раз находилась в том состоянии, когда ей хотелось «продолжения банкета».

Из показаний сожителя Артамоновой:

«Примерно в 21.00 мне позвонила Татьяна, по голосу которой я понял, что она находится в состоянии алкогольного опьянения. Она пояснила, что находится в 22-м микрорайоне города Волжского, но сегодня… придет домой. Последний раз я разговаривал с А-ой в 21 час 11 минут по телефону. 22 апреля мне стало известно, что Татьяна умерла».

Примерно в 11 вечера хозяйка квартиры Надежда Коваленко ушла спать. Ее подруга, которая привела с собой Николая Ганина, распрощалась еще раньше. За столом оставались только Татьяна Артамонова и Ганин.

Посреди ночи Коваленко проснулась от того, что почувствовала на своей шее чьи-то руки – это был Ганин, который смотрел перед собой странным, остановившимся взглядом. Надежда закричала – тот, словно очнувшись, убрал руки и вышел из комнаты. Потом Коваленко проснулась от страшных, хрипящих звуков. Встав с кровати, она почувствовала под ногами что-то мокрое – это была лужа крови, которая текла с дивана, на котором лежала ее подруга…

Багровые реки

Детали кровавой резни до сих пор остались за кадром: ни сам Ганин, ни Надежда Коваленко, ставшая невольной свидетельницей расправы и заложницей этой страшной ночи, которая отныне навсегда врежется в ее память, не могут сказать, что послужило причиной жестокого убийства.

Ганин уверяет, что пришел в себя, когда стоял над окровавленным телом Татьяны Артамоновой и вдруг понял, что убил ее. Перерезал горло обычным кухонным ножом. Зато после этого его мозг работал уже довольно четко (впоследствии именно это даст основание эксперту по судебной психиатрии признать обвиняемого вменяемым).

– Он приказал Коваленко молчать и не двигаться, – рассказывает старший помощник прокурора Волгоградской области Оксана Черединина. – Сам же преступник собрал несколько больших пакетов, отыскал на кухне нож для хлеба, оттащил тело Артамоновой в ванную, где сначала снял с нее все ювелирные украшения – а их было немало, Таня любила золото, потом разделал тело на части, как заправский мясник. Несколько раз он сновал туда-сюда из квартиры и обратно, вынося по частям то, что осталось от Татьяны. Мешки с останками Ганин разложил по мусорным бакам во дворе домов по улицам Оломоуцкой и Пушкина.

Из показаний Надежды Коваленко:

«Затем Ганин Н. сказал, что надо поехать в ломбард, сдать золото А-ой Т., и вызвал такси. Я поехала вместе с Ганиным… в Волгоград. В одном из ломбардов Тракторозаводского района Ганин сдал золотые украшения, а затем передал мне денежные средства в размере 10 700 рублей – как он пояснил, за молчание и нервы.

Когда мы приехали в Волжский, Ганин Н. вышел у магазина «Техника в быту» и сказал, что пойдет в магазин «Гермес», после чего ушел. 700 рублей я заплатила водителю такси за проезд…»

На самом деле снятое с трупа золото потянуло на 25 тыс. рублей. 15 тыс. Ганин оставил себе. Это может показаться абсурдом, но первым делом он отправился в отдел по продаже… детских игрушек. У племянника Ганина был день рождения – он обещал купить ему радиоуправляемый вертолет...

Из материалов суда:

«После расставания с Коваленко Ганин вернулся в Волжский, где приобрел себе новую одежду, кошелек черного цвета, а также игрушечный вертолет, который хотел подарить своему племяннику. На данные нужды он потратил… 9100 рублей.

Таким образом, у него осталось 5900 рублей. Потом он встретился в торговом центре с мужем своей сестры, которому передал вышеуказанные вещи и игрушечный вертолет. После этого Ганин был задержан сотрудниками полиции».

– Расследование уголовного дела проводилось СО по городу Волжскому СУ СК России по Волгоградской области. С учетом обстоятельств совершения преступления и мнения государственного обвинения Волжский городской суд приговорил Ганина к 14 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован сторонами, – сообщила Оксана Черединина.

Отрицать свою вину Ганин не пытался. Только вот все никак не мог объяснить, за что убил женщину, которую видел впервые в жизни. Во время допроса твердил: «Это случайность…» – и часто-часто закрывал глаза, пытаясь представить перед собой лицо Татьяны в тот момент, когда он занес над ней нож…