Необратимые явления

Врачи волгоградского гарнизонного госпиталя две недели борются за жизнь Ивана Чернея, которого 26 февраля в тяжелейшем состоянии доставили из Астраханской области. В Знаменске двадцатилетний солдат прослужил чуть больше двух месяцев. По словам родителей Ивана, никто из руководства воинской части им до сих пор не объяснил, что случилось с их сыном.

Сейчас Оксане Черней, маме Ивана, разрешают побыть рядом с сыном всего несколько минут утром и вечером, и то в порядке исключения. Но ради этих минут она оставила дом и работу в поселке Динамо Нехаевского района.

– Только что была у Ванечки. Ему стало хуже, – рассказывает Оксана. – Аппарат по искусственному поддержанию артериального давления отключали, вроде органы у него заработали, но не надолго. Сейчас мой сын живет только за счет аппаратов. Он не чувствует ничего, ни на что не реагирует…

Не дай Бог никому пережить такое несчастье, говорит убитая горем женщина. Чтоб не сойти с ума, она регулярно ходит в церковь, помолиться за Ванечку. Врачи говорят, что у него тромбоз головного мозга, но не могут объяснить, почему и как это произошло.

– Никаких разъяснений внятных и правдоподобных я не услышала. Сначала сказали, что припадок эпилептический был, потом сепсис, потом дошли до тромбоза… По больнице ходили слухи, что сын упал с лестницы. Когда я первый раз увидела его в реанимации на правом ухе была свежая ссадина. А может, его ударили по голове? – мечется в догадках Оксана.

Она уверена: то, что случилось с ее сыном на самом деле, тщательно скрывают. На ее звонки в часть ни командиры, ни сослуживцы Ивана сейчас не отвечают. Значит, есть что скрывать?

Родителям солдата достоверно известно лишь то, что 10 февраля его положили в санчасть поселка Тамбовка Астраханской области: вросший ноготь на пальце ноги спровоцировал воспаление. Иван позвонил родителям 24 февраля и, по словам матери, словно не мог с ними наговориться. Он рассказал о том, что завтра его выписывают, все у него хорошо, был очень этому рад. Это был последний разговор с сыном, 25 февраля Иван впал в кому.

– Только через четыре дня нам позвонили из воинской части и сообщили, что Ваня находится в волгоградском госпитале и что за мной из части вышлют машину, – рассказывает Оксана Черней. – Мне ничего не объясняли, что случилось. Только представитель руководства части зло мне высказал: «Вот вы, мамы, отправляете больных детей в армию, а нам потом приходится расхлебывать».

Оксану эти слова просто резанули по сердцу. Она проводила в армию парня с богатырским телосложением, с отличным здоровьем (он никогда даже простудой не болел, ни разу в больнице не лежал до армии, спортом занимался).

– Когда меня привезли в Волгоград, я узнала, что мой сын находится здесь в реанимационном отделении между жизнью и смертью… уже 2 дня! Почему в воинской части не сообщили нам об этом сразу же? Как мы выяснили, руководство воинской части сообщило в Генеральную прокуратуру России о том, что Ваня в тяжелом состоянии с диагнозом тромбоз головного мозга, но при этом солгали, что доставили нашего мальчика на вертолете в Волгоград. Его везли на скорой помощи триста километров по нашим разбитым дорогам. И это чудо, что довезли живым, – не скрывает слез мать солдата.

Журналист "ВП" связался по телефону с заместителем командира воинской части 48315 Романом Носовым. Роман Александрович посоветовал обратиться за ответом на вопрос: «Что послужило причиной тяжелого состояния солдата-срочника?» к гражданским врачам учреждения, где проходил лечение Иван Черней накануне наступления роковых осложнений по здоровью.

– Я от них внятного ответа не получил. Мы проводили свою проверку, пытались добиться разъяснений, но безуспешно. Причину нужно искать там, – заявил Роман Носов.

Мама Ивана направила заявление в военную прокуратуру Волгоградской области, к правозащитникам организации «Материнское право». Она умоляет помочь ей установить правду, как ее здорового парня-богатыря довели до комы, и просит наказать виновных.

– Поехать в Астраханскую область, в воинскую часть, в больницу, где лежал Ваня, я не могу, мне нельзя его оставить надолго, все может случиться. Мы надеемся и верим, что он справится с болезнью. Но по обрывкам разговоров врачей (мне они ничего не говорят) я понимаю, что шансов у Вани немного. Говорят, что в коре головного мозга уже пошли необратимые явления...

Как сообщил юрист «Материнского права» Сергей Семушин, в тот же день, когда Оксана Черней обратилась в организацию, было направлено два письма с ходатайствами о проведении проверок в адрес военной прокуратуры и военного следственного отдела по Знаменскому гарнизону.

– Мы будем добиваться, чтобы прокурорская проверка дала ответ на вопрос, адекватная ли медицинская помощь оказывалась Ивану Черней в лечебном учреждении и не могла ли ошибка врачей послужить причиной тяжелого заболевания. Военно-следственный отдел в рамках своих полномочий может установить по часам, даже по минутам, что происходило 25 февраля с Иваном, не было ли серьезного конфликта с рукоприкладством, который мог привести к таким последствиям. Даже если согласиться с тем, что у здорового парня вдруг в первый раз в жизни случился эпилептический припадок – что-то же его должно было спровоцировать. Пока это только вопросы. Мы сейчас ждем от них официальных ответов, – рассказал Сергей Семушин.

Жители поселка Динамо Нехаевского района, откуда призывался Иван, пребывают в шоке. Здесь все друг друга знают и прекрасно помнят, как два с половиной месяца назад всем селом провожали красавца богатыря в армию. Они не меньше родителей Вани ждут объяснений, как в армии не уберегли такого парня. И в этом нет праздного интереса. Многие юноши – односельчане Ивана Чернея через несколько недель начнут получать повестки на отправку в войска. К слову, этой весной призвать в армию должны старшего брата Ивана – Олега, который в этом году окончил вуз.